ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Такой оборот событий сбил меня с толку. Ой, а сердце все равно колотится, как бешеное…

Сквозь вой волков и стук в ушах едва прорезался короткий свист. Снежный пес откликнулся на него скупым мужским «Гав!».

В тот момент луна спряталась в пушистом облаке. И мне показалось, будто меж седых от мха стволов необычно сгустилась тьма. Но серебряные лучи снова прорезали ночь, и мрак обрел очертания.

Всадник на черном коне.

Я зачарованно смотрела, как конь переступает длинными ногами, как на тонкой уздечке переливаются бриллиантовые искры. Загадочный рыцарь уверенно и легко держался в седле, окутанный таинственностью и черным плащом с капюшоном.

– В чем дело, Цербер? – спросил незнакомец.

Голос его показался мне музыкой – глубокий и мягкий, как темный бархат его одежд.

Пес (а это к нему обратился всадник) многозначительно обернулся – сначала на волков, потом на меня.

Серая братия, поняв, что о них речь, подбежала к незнакомцу и по-собачьи замотала хвостами.

– Кто посмел обидеть моих мальчиков? – Рыцарь красиво соскочил с коня и принялся ласково тормошить волков, радостно и суетливо повизгивающих под его рукой.

– Ваши мальчики меня чуть не съели! Я вам не Красная Шапочка, чтоб диких хищников пирожками кормить!…

Спорю на что угодно, незнакомец не ожидал встретить здесь человека. Заслышав мою сиплую, но смелую тираду, он оставил своих друзей. Приблизившись ко мне, небрежным жестом откинул капюшон.

Седобородый Один! Ты услышал мои молитвы! Ты послал ко мне своего названого сына! Передо мной собственной персоной стоял сам светлоокий Фрейр, этот северный Аполлон. В отличие от своего южного собрата, он не был обладателем розовых щек, золотых кудрей и бронзового загара. О нет! Таинственный Фрейр, как я и представляла в своих девичьих грезах, был высок и строен. Его бледное от лунного света лицо в обрамлении темных вьющихся волос походило на камею эпохи Возрождения, вырезанную искусным мастером из черно-белого слоистого агата. Тонкая, однако, работа! Несомненно, такой внешностью не мог обладать простой смертный. Этой ночью я повстречалась с богом.

– Какого черта? Что вы здесь, сударыня? – спросил Рыцарь Мрака. (Неправильность фразы небожителям позволительна – ведь это такой пустяк.) – Вы вообще как; в порядке?

– О да, солнцеликий Фрейр, – выдохнула я.

У меня закружилась голова, подкосились ноги, и сознание, не выдержав впечатлений, решило меня покинуть. Как приятно провалиться в бездну беспамятства, чувствуя, что тебя подхватили в сильные и нежные объятья.

ГЛАВА 3

День, когда я маялась от любопытства, разгуливая по замку своей мечты

13 июля, воскресенье

О боги! Какой сказочно-чудесный сон мне привиделся!… Я трепетала в нежнейших объятьях таинственного незнакомца. А вокруг царила серебряная ночь. Черный, как сама тьма, конь уносил нас в мерцающее лунное сияние, по грудь утопая в молочном тумане…

И вот я проснулась, безостановочно чихая. И, разумеется, пришлось проститься с легкокрылым Морфеем – к великому моему сожалению.

Прочихавшись, я поняла, что совершенно ничего не понимаю. То есть причина чихания стала ясна – на подушке сидел крошечный котенок и удивленно таращил на меня голубые глазенки. Его пушистые усишки щекотали мой нос. А вот как меня угораздило оказаться в роскошной постели с шелковым кружевным бельем – хороший вопрос.

Итак, я обнаружила себя лежащей в уютной кроватке под парчовым балдахином в совершенно незнакомой комнате.

Кровать поражала симпатичными размерами. Я могла б на ней уместиться хоть вдоль, хоть поперек, хоть по диагонали. Для подушечных баталий лучше места и не придумаешь.

Вокруг меня на розовом меховом покрывале расположилась дюжина – не меньше! – кошек. Самого нахального их представителя я уже описала. Остальные, повзрослее и покрупнее, делали вид, будто в упор меня не видят. Только здоровенный рыжий котище с серьезной мордой хозяина пристально изучал меня изумрудным взглядом. Я невольно отвела глаза.

Хотя кровать занимала значительную часть комнаты, здесь она была не единственной достопримечательностью. Не менее великолепен был камин, отделанный барельефами из розового мрамора. Часы на каминной полке с золотыми ангелами. Туалетный столик с огромным тройным зеркалом. Парчовые кресла с резными изогнутыми ножками. И высокое стрельчатое окно (а la Gothic) в прозрачном газе занавесок.

Выкарабкавшись из подушек и покрывал, я перелезла через не шелохнувшихся кошек и ступила на прохладный паркетный пол. Тут я сделала новое открытие – я облачена в просторную оборчатую ночную сорочку. Она пахла чужими духами и была размеров на пятьдесят больше нужного. Короче, в зеркале я узрела чистый ужас. Можете себе представить, как я обрадовалась, найдя на кресле сложенные аккуратной стопкой маечку и джинсы. А сверху к сокровищу прилагалась записка:

«Сударыня, в ходе неравной борьбы с хищниками Ваш туалет скончался от полученных ран. Предлагаю воспользоваться этими шмотками.

Напомните Марте, чтоб Вас накормила, – у старухи склероз.

Граф Дис [4].

P.S. Надеюсь, Вы любите кошек».

Обожаю, только если сразу целоваться не лезут.

Граф Дис… как звучит! Пожалуй, круче, чем Дракула и почти так же мило, как Фрейр. Интересно, это настоящая фамилия или мой радушный хозяин – поклонник поэзии Данте?

Такие мысли копошились в моей черепушке, пока я приводила себя в порядок в роскошной ванной комнате, примыкающей к спальне. Там даже унитаз был розовый!!

Предоставленная мне одежда, вероятно, происходила из гардероба самого таинственного графа. Судя по необорванной бирке на маечке, титулованная особа не жаловала эксклюзивные вещи от именитых кутюрье. Ладно, главное, что джинсы мне подошли, хотя и оказались слегка в обтяжку – ведь я упитанная девочка (и горжусь этим). Штанины пришлось подвернуть. А вот маечка мне по душе – пусть длинная не по росту, зато с жирной надписью на груди:

Fear For The Best
&
Hope For The Worst[5]

Хорошо, что хищники не изгрызли босоножки. Наверно, кожзам им пришелся не по вкусу.

Итак, проблема одежды решена, осталось прояснить вопрос местонахождения.

Из упоминавшегося выше стрельчатого окна открывался великолепный вид на глухую каменную стену, сплошь увитую плющом и гирляндами мелких роз. Алые и белые искры на фоне серо-зеленой листвы. Данная информация нисколько не утолила моего любопытства.

Выход мне подсказал рыжий котяра. Я б сама не догадалась, честное слово! Он лениво сполз с кровати, подошел к красивой дубовой двери, боком приналег на створку. Дверь плавно отворилась. Кот обернулся ко мне, хриплым басом сказал «Мау!» и вышел.

Вся пушистая стража единым порывом сорвалась с места и исчезла следом за вожаком. Последним, крутя хвостом на поворотах, поспешал синеглазый малыш.

Признаться, я с опаской вышла в темный, бесконечно длинный коридор. Однако ничего страшного или хотя бы стоящего внимания там не было – только запертые двери, пустые подсвечники на стенах и скрипучие половицы.

Кошачья стая, поблескивая глазами в полутьме, привела меня к лестничной площадке. Сразу предупреждаю: с лестницами городских многоэтажек эта площадка не имела ничего общего.

Во-первых, сама лестница. Двумя плавными спиралями она спускалась из двух крыльев дворца (иначе не скажешь), причем каждая изгибами объединяла по три коридора трех этажей, вроде того, из которого я только что вышла. На уровне второго этажа лестницы образовывала букву «V», слившись в одну – широкую, парадную (наконец-то я поняла значение этого слова!). Стоит ли говорить, что перила украшали всевозможные позолоченные завитушки, а колонны, поддерживавшие сие сооружение, были отделаны мрамором.

вернуться

4

Дис – латинское имя Аида, или Плутона, властителя преисподней, сына Кроноса и Реи, брата Зевса и Посейдона. Данте называет так Люцифера, верховного дьявола, царя ада (Ад, X, 64; X, 39; XXXV, 20). Его имя носит и адский город, окруженный Стигийским болотом, то есть области ада, лежащие внутри крепостной стены и носящие общее название нижнего ада.

вернуться

5

«Опасайся лучшего и надейся на худшее» {англ.).

4
{"b":"14468","o":1}