ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Почти на каждой ступени сидело по кошке. Сопровождаемая сотней глаз, я спустилась вниз. Громко цокали каблуки босоножек.

Очутившись в более чем просторном холле, где над головой нависала хрустальная люстра угрожающих габаритов, укутанная пылью и паутиной, я решила, что попала в гости если не к Дракуле, то уж точно к его племяннику.

У подножия лестницы сидели сфинксы. Тоже не маленькие. Хотя эта парочка гигантов из потемневшей бронзы метров в пять высотой вполне могла оказаться и грифонами. Во всяком случае, их воинственно растопыренные крылья и зубастые мордашки выглядели довольно устрашающе. Однако, подняв глаза выше, я поняла, что сфинксы всего лишь котята.

Над лестницей – там, где она раздваивалась, – помещался портрет. Таких размеров, что, пройдя мимо, я просто не поняла, что это картина. На огромном полотне изображался мужчина аристократической наружности Мрачными красками выписаны орлиный нос, аккуратная острая бородка, прядь седых волос над высоким лбом. Неизвестный был в облачении не то священника, не то алхимика. От ниспадающих складок черного одеяния долговязая личность казалась худее скелета. Левой рукой с длинными костлявыми пальцами он опирался о старинную книгу, покоившуюся на инкрустированной крышке антикварного стола. А в другой держал милый такой фонарик, сделанный из человеческого черепа. Художник вдохновенно изобразил огонек в пустых глазницах.

Конечно, все выглядело бы слишком театрально. Если б не глаза алхимика. Такому пронзительному, пронизывающему взгляду веришь безоговорочно: да, милорд, я ничтожная блоха, грешная и грязная. Вы единственный бог на земле, остальные боги умерли…

Я с трудом оторвалась от магнетически-притягательных очей цвета соленого огурца. Никогда б не подумала, что глаза такого светлого оттенка могут смотреть столь мрачно. Наверняка это и есть основатель рода, первый граф Дис. Если потомок получился стоящий, то – ох, чует мое сердце – закончу я этот день ужином при свечах. Где исполню роль главного блюда.

– Госпожа! Вы уже встали?

Я вздрогнула от неожиданности.

Меня окликнула строгим голосом пожилая дама в старомодном синем платье, в белоснежном переднике с оборочкой. Она была невысока ростом, зато широка и в румяных щеках, и в районе предполагаемой талии. Вообще ее лицо, увенчанное пышной прической с узлом на макушке, походило на сдобную булочку с изюмом вместо глаз. Вот такая сдобная бабуся с суровыми седыми бровями и громким голосом. Жаль, я оказалась Красной Шапочкой в другой сказке, а то волки не вели б себя столь наглым образом.

Из-за бабусиного подола выглянул белый нос. Знакомый пес.

– Вас точно разбудили эти вездесущие хвостатые твари, – уверенно сказала она, недовольно поджав губы. Кажется, здесь кто-то не любит кошек? – Идемте, госпожа. Хозяин велел вас хорошенько накормить.

И, решительно развернувшись, будто солдат на плацу, пенсионерка зашагала по направлению, надо полагать, к кухне.

«Хорошенько накормить»? Чтобы кровь веселей бежала по венам? Или чтобы у жертвы вкус был конкретный, как хозяину нравится? С оттенком петрушки, например? Интересно.

Впрочем, позавтракать не помешает в любом случае. Пришлось поспешить за старушкой.

– Простите, мадам… мэм… Вы, должно быть, и есть Марта?

– Так точно, госпожа.

– Простите, а вы не могли бы сказать, где мы находимся? Я имею в виду, что это за замок? Где он расположен?

– Спросите у его светлости, когда он явится. Если он явится, душегуб, – сухо добавила она.

Странно. И крайне интригующе. Но я решила действовать осторожно и не стала настаивать на разъяснениях.

Кухня (как, видимо, и все остальное в замке) оказалась больше, чем просто большая. И при этом хорошо обустроенной всевозможной бытовой техникой. Пока Марта готовила для меня завтрак, я обратила внимание на множество тарелок, расставленных на полу вдоль стен.

– Неужели это все для кошек? – изумилась я.

– Семьдесят шесть привередливых ртов, – сердито откликнулась домоправительница. – Это не считая хозяина и его двух псов – вот уж кому ни в чем не угодишь! Спасибо хоть на конюшню ходить не обязана… И всех мне нужно кормить, за всеми убирать, стирать, мыть, пылесосить!… А эти твари все рожают еще и еще. Вон, полюбуйтесь – следующая пузатой ходит. Княжна Жозефина, – ядовитым голосом назвала она имя и плюнула в сердцах: – Тьфу!…

Брезгливая экономка указала на подоконник – там в лучах утреннего солнышка грелась очень толстая кошка, белая в рыжих пятнах. Вытянув все четыре лапы и блаженно жмурясь, она лениво не слушала ворчанье старой дамы. Отчего-то она напомнила мне расплывшийся вареник с начинкой.

– Какой кошмар! – восхитилась я. – И это все вам одной? Неужели и помочь некому?

Марта только вздохнула.

– Интересно, – решила я сменить тему, – сколько сейчас времени? В спальне я видела такие красивые часы с амурчиками, но они, к сожалению, стоят. И мои наручные, похоже, сломались…

– В этом доме часы не ходят.

– Да?

– Да.

– Жаль… Спасибо! – продолжила тогда я. – Благодаря вам, мэм, я с комфортом провела эту ночь. Честно – спала как младенец. И такую милую сорочку вы мне одолжили! У моей бабушки есть похожая.

Марта поставила передо мной тарелку с омлетом, и губы ее чуть тронула улыбка.

– Не стоит меня благодарить, госпожа.

– Ах, зовите меня просто Фрося, – сказала я. (Неплохое уменьшительное от Афродиты?)

– Фрося, – согласилась экономка, присаживаясь напротив. – Признаться, я давно ждала, когда ж это случится.

Я навострила уши и даже перестала жевать.

– Конечно, – продолжила она, – я очень удивилась, когда хозяин разбудил меня в три часа ночи и велел немедля приготовить комнату. Скажу откровенно, Фрося, вы выглядели ужасно: одежда изорвана в лоскутья, сама вся в синяках, ссадинах…

Я захлопала глазами. Одеваясь, я не заметила никаких телесных повреждений.

– Правда, это могло мне показаться со сна. – Экономка тоже усомнилась. – Но во всяком случае вы были без сознания. И звали кого-то.

– Да? – Увлекшись беседой, я не заметила, как подчистила свою тарелку, а заодно уничтожила стопку хрустящих тостов с земляничным вареньем и выдула пузатую чашку сладкого какао.

– Какого-то Фрейра. Это ваш друг?

– Вроде того. Но продолжайте, пожалуйста. Вы говорите, вы давно этого ждали. А чего конкретно?

– Ах, милочка, можете не притворяться! – погрозила мне пальчиком экономка. Я даже поперхнулась. – Я давно здесь служу и все прекрасно вижу. Господин граф давненько уж влюблен. Бедняжка сохнет от чувств. Потому и злой такой и противный стал…

– А я тут при чем?

– Отпираться задумала? – прищурилась бабуся. – Да меня не перехитришь. Замок-то наш заколдован. Сюда никогда не зайдет случайный гость. И что ж, по-твоему, я должна думать, когда Антуан принес тебя на руках? Да на самом лица не было, весь нервный…

«Граф Дис по имени Антуан», – мысленно отметила я. Надеюсь, к вечеру в моей голове забрезжит свет понимания. Или хотя бы искра.

Отступление № 2, топографическое

Итак, я никак не могла понять: а) где я, б) как сюда попала и в) как покинуть данное место, дабы все ж таки добраться до разлюбезных моих крестных родителей. Только после долгих расспросов с моей стороны и упорных ответов невпопад – с экономкиной я кое-что выяснила относительно первого и второго пунктов.

Я оказалась в симпатичном старинном замке, затерянном в очаровательно диких лесах на границе государственного заповедника. (Кстати, именно здесь экологи боролись с вымиранием разных диких хищников, в том числе волков. Накануне в успехе данного предприятия я уже успела удостовериться лично.)

По неизвестным причинам, возможно имевшим таинственный мистическо-эзотерический характер, замок, несмотря на свою несомненную архитектурно-художественную и историческую ценность, не стал объектом туристического паломничества. Проговорилась Марта: в целом мире о замке знает лишь горстка нечисти, и если граф не соизволит в следующие выходные отправиться в город за покупками, то она, Марта, здесь вместе с проклятыми кошками умрет с голода, и ни одна душа не вспомнит о несчастной пенсионерке, некому будет закопать в могилку ее бренные косточки…

5
{"b":"14468","o":1}