ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Кто тебя нанял?

– Да ведьма одна. Как зовут – не знаю. Чернявенькая такая, волосы длинные. И глаза все время таращит, желтые, как у кошки.

– Стелла, – уточнила я.

– Что и требовалось доказать, – кивнул Вик.

– Тебя одного наняли?

– Меня и двоих моих братьев. Только перестань! Не надо больше!…

– Кого еще она приказала убить?

– Не знаю ничего. Мне заказали только этих троих – девчонку и парней. А-а!!!

– Подумай лучше. Автокатастрофу два дня назад ваша компания устроила? Ну же! Вспоминай! Такси всмятку, погибли две пожилые дамы…

– Нет, это не мы. Не знаю!… Мне об этом ничего не говорили! Я все сказал! Отпусти!

Энтони отпустил. Подошел к Вику, взял у него арбалет.

Демон не мог отдышаться, с него пот градом катился.

– Дьявол! Что это было? – прохрипел он.

– Спроси его сам, – предложил Энтони и разрядил оружие в пленника.

Стрела вонзилась ровно в сердце, брызнула кровь, темная, как старое вино. Тело, завалившись набок, прямо на глазах стало превращаться в грязь.

– И правда, что ты с ним делал? – поинтересовался Вик, едва мы покинули склеп. – Похоже, это было круче зубной боли.

– Ничего особенного, – отмахнулся Тони. – Всего лишь немного эмоций. Когда Князь нашел малыша, тот чувствовал намного больше.

ГЛАВА 41

На фоне синих сумерек

Темную сторону бытия нужно принимать исключительно в виде темного шоколада.

Хистрикс Хирсутус

Разыскать Стеллу не составило большого труда. Один телефонный звонок в контору Джеймса – и вам известно точное местонахождение любой ведьмы или демона в заданную минуту! Красота. Ну да, ведь это их работа держать под контролем (или хотя бы под присмотром) всю нечисть своего округа.

Получив точные координаты, Энтони прикинул что-то в уме (мне подслушать не удалось!…), достал Книгу и, сверяясь с инструкцией, нарисовал мелом на стене в гостиной, прямо по обоям в цветочек, очертания двери.

– И что это за художественное безобразие? – поинтересовался Вик.

Он наблюдал за приятелем, развалясь в глубоком кресле, закинув ногу на ногу, потягивая холодный чай с ломтиком лимона. А на спинке сей мягкой мебели возлежал Князь. Зверь выбрал для себя такую удобную диспозицию, чтобы то и дело обмахивать Вика хвостом по носу, а с другой стороны, спустив переднюю лапу, ласково пощипывать когтями за плечо.

– Если ты забыл, это дверь для перехода, – терпеливо пояснил Тони.

– Нет, это я помню, не совсем уж плохой стал. Ты скажи, тебе это зачем? К чему такие сложности? Дыры надоели или ради общего развития экспериментируешь?

– Угу, – ответил Тони.

– Чего угу-то?

– А разве есть разница? – спросила я. – Дырки – дверки…

Мне-то рисовать на обоях или чай попивать было некогда – имелось дело поважней. Цербер принес в зубах щетку и заставил вычесывать из густой шерсти репейник. Где он его столько в городе набрал – понятия не имею. (На эту процедуру грустно смотрел Цезарь, у него-то не нашлось предлога подъехать с щеткой: шерсть коротка, лишнего репья не прицепишь.)

– Понимаешь ли, Венера, – пустился объяснять Вик,-разница-таки есть. Представь себе две плоскости, два листа бумаги, например. Соединить их можно по-разному: склеить, сшить, спаять… Впрочем, спаять вряд ли. Но неважно. С пространствами можно поступить аналогично. Вот сэр рыцарь в данном случае собирается воспользоваться теорией…

– Так, я пошел, – сообщил Тони, поправляя манжеты своей черной рубашки, – чтобы мел отряхнуть и чтобы браслетов не было видно.

– То есть как – пошел? Один? – нахмурился Вик.

– Именно. Свидетели мне не нужны.

И ушел в стену.

– Вот еще, свидетели ему не нужны, – хмыкнул Вик. – Идем-ка, Венера.

– Подсматривать? – спросила я нерешительно. – Как – то неудобно.

– Подстраховывать! – отрезал Вик.

Путешествие через стену оказалось намного приятней и комфортней по ощущениям, нежели переходы посредством дыр. Не зря Тони обои испортил.

Мы очутились в живописном местечке. Тенистая парковая аллея тянулась вдоль крутого берега озера. Сквозь ажурную ширму деревьев и прочей растительности внизу у кромки воды виднелись песчаные пляжи. А прямо перед глазами простиралось синее небо надвигающихся сумерек.

На пригорке аллея заканчивалась симпатичной открытой беседкой – с колоннадой вместо стен, с витиеватой китайской крышей. Перед беседкой каменными плитами выложена терраса, огражденная замысловатого плетения парапетом. Вот на этой террасе, в неясном вечернем свете, на фоне синего неба виднелась пара темный силуэтов. Отличная цель для слежки! Да еще над озером царит приятная тишина, оттененная нежным шелестом листвы, так что до моего слуха долетали все подробности происходящей возле беседки беседы, вплоть до последнего вздоха.

– Так ты требуешь правды? – Стелла рассмеялась.

Противный наигранный смех.

– Вот же тебе моя исповедь. Да, я хотела и хочу твоей смерти. Да, это я наняла полдюжины демонов, чтоб они принесли мне на блюде твое окровавленное сердце. Представляешь, за тебя эти герои потребовали тройную цену. Так что ты мне дорого обходишься, бесценный мой. Впрочем, денег, заплаченных старым дурнем за твою книженцию, оказалось достаточно. Даже еще немного осталось – хватило на платье для маскарада у Рыжего, – добавила она прегадостным тоном.

– Как предусмотрительно. – Судя по голосу, Энтони едва сдерживался. – Значит, ты решила, что если демоны меня не убьют, то старик точно живыми нас не выпустит. И заодно от Книги избавишься.

«Кого это – нас?» – мелькнуло в голове Стеллы.

А вслух кивнула:

– О да, точно так я и думала. Согласись, это был почти идеальный план. Я лишь одного не учла – не рассчитала, что за это время ты настолько изменишься. Боюсь, теперь с тобой никакие демоны-наемники не справятся. Придется опять все самой делать…

И в полумгле сверкнуло длинное лезвие.

От такой подлости я просто оцепенела.

Энтони и глазом не моргнул, не отступил ни на шаг.

– Клялась в любви, теперь клянешься в ненависти. Что с тобой случилось, Стелла? – тихо спросил он.

– Я в полном порядке! – крикнула она и, сжав рукоять стилета, вскинула руку для удара.

Я в ужасе, будто в замедленном фильме, смотрела, как острие стального жала неумолимо направляется к его груди, грозя достигнуть самого сердца…

Но слава Осирису! Вик не стал ждать конца (чьего-нибудь конца – тягостной сцены или самого Энтони!), подоспел вовремя, перехватил руку ведьмы.

– Ты б лучше спросил, как она сумела книжку из замка свистнуть! – посоветовал он, обернувшись к приятелю и покрутя пальцем у виска.

– Ха! Так я вам и рассказала! – воскликнула ведьма и, вырвавшись, бросилась бежать. Вероятно, собиралась скрыться в соседнем измерении, но не тут-то было.

– Черта с два! – сквозь зубы выругался Тони…Стелла, совершив какой-то странный прыжок и не найдя ожидаемого межпространственного перехода, плюхнулась оземь, причем крайне нелепо. Даже Вик сочувственно поморщился.

– Это ты сделал?! – взвилась она, присовокупив пару крепких выражений.

Последние слова Энтони пропустил мимо ушей. Просто взял ведьму за шиворот и рывком поставил на ноги. Но не отпустил.

– Я лишаю тебя, Стелла, твоей силы, – произнес он. – Ты никуда не уйдешь, пока я не отпущу тебя. А если попытаешься сбежать – навсегда останешься беспомощной смертной. Все твои знакомые демоны этому очень обрадуются. А теперь говори: как тебе удалось украсть Книгу?

– Ничего я тебе не скажу! – заявила ведьма, бесстыжа уставившись на него своими желтыми лживыми глазами.

Ой, до чего же она мне не нравится!…

– Так упала, что память отшибло?

Ведьма лишь нагло ухмылялась. Но когда Энтони как разъяренная кобра, едва слышно прошипел ей в ухо(я-то все, конечно, прекрасно расслышала!), что сейчас заставит ее почувствовать все то, что испытал он, узнав о ее мнимой смерти, – вот тогда ведьма заговорила. И не просто заговорила, а завопила:

50
{"b":"14468","o":1}