ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Почему же ты меня так ненавидишь? Если я всего лишь очередная игрушка Джеймса, то почему, когда ты думаешь обо мне, в тебе просыпается такой ураган чувств? Противоречивых чувств! Ты подсылала ко мне наемных убийц. Потому что сама не могла этого сделать? Нет, молчи!… Ты легко бы со мной справилась, тебе бы хватило сил. К тому же, и ты прекрасно это знаешь, я не стал бы тебе сопротивляться. Но ты не хотела убивать меня своими руками, ты знала, что дрогнешь. Потому что глубоко, очень глубоко в душе ты меня любишь. В тайном уголке твоего сердца сохранилась искра того пламени, которое разгорелось при нашей первой встрече.

– Боже, как давно это было, – произнесла Стелла задумчиво. Но уже совсем другим тоном добавила: – Красиво говоришь, заслушаться можно. Но я уже давно не девочка, мне одних слов мало.

– Тебе нужны доказательства? – жестко спросил Энтони.

Порывисто распахнул одно из окон, встал спиной к звездному небу.

Ой, не нравится мне этот низкий бортик подоконника…

– Ты все еще жаждешь моей смерти? – спросил он с подозрительной решимостью.

– Это был бы очень милый подарок с твоей стороны. Если, конечно, ты не против.

Я эту ведьму сама на костре зажарю!

Он раскинул руки, наклонился назад…

Я глазом моргнуть не успела – в оконном проеме мерцали лишь звезды, одна звездно-синяя пустота.

Я бросилась вперед, но будто о невидимую стену ударилась.

– Стойте, барышня!

– Пусти!… – шипела я некстати вернувшемуся домовому, но стена не исчезала.

Ведьма не двинулась места, от скуки накручивая на палец прядь волос.

– Не волнуйтесь, там карниз широкий, – шепнул мне тонкий голосок.

Я замерла.

В оконном проеме вновь возник серебристый силуэт. Легко подтянулся. Устроился на подоконнике, подобрав ноги, обхватил колени руками. Молча стал смотреть вдаль, на чернеющую полосу горизонта.

– Что, передумал? – поинтересовалась Стелла.

– Да, – ответил Энтони, – не хочется умирать ради женщины, которой я безразличен.

«Все играешь на чужих нервах», – зло подумала Стелла. Но ничего не сказала и, махнув рукой, ушла.

ГЛАВА 49

Страшная тайна кофе со сливками

Невидимка Никто любезно указал мне обходной путы по которому я вернулась в гостиную. Там я застала одних Вика и Джеймса, занятых игрой в шахматы. Два их кресла были придвинуты поближе к камину: с заходом солнца в замке стало не по-летнему прохладно. Возле стоял сервировочный столик, сладкий запах кофе смешивался с пряным ароматом дорогого коньяка и сигар. Играющие изредка обменивались короткими фразами. Было слышно, как в огне потрескивают поленья, как за стеклянными дверями веранды шумят листвой деревья, перекликаются ночные птицы. Негромко сопел Цербер, растянувшийся на ковре перед камином в позе сонного сфинкса.

– Посмотрите, мадемуазель, этот плут только что слопал мою королеву! – воскликнул Джеймс.

– Ферзя, шеф, – поправил Вик.

– Королеву, ферзя – хоть визиря! Мне от этого не легче. Мадемуазель составит нам компанию? Мужское общество без женщин – что хлеб без масла, подавиться можно. Вик, придвинь даме кресло.

Удирать, соврав, будто случайно проходила мимо, было поздно. Я села, и моими коленями немедленно завладел Князь, бесшумно возникнув из темноты. Но то ли кот был слишком большой, то ли ноги у меня какие-то не такие, только задние окорочка зверя вместе с упитанным животиком и хвостовой частью на коленях у меня не помещались, сползали. Так что, к неудовольствию кота, в конце концов ему пришлось просто пристроиться рядышком – благо кресло было широкое, – а за меня только держаться передними лапами.

– Выпьете кофе? Непременно со сливками! – предложил Джеймс.

– Спасибо, но я не пью кофе со сливками. От них толстеют.

– Помилуйте, мадемуазель! Толстеют от чипсов, хот-догов и прочей гадости. От хорошей еды – а тем более напитков – люди только здоровеют. В крайнем случае слегка поправляются. Не бойтесь килограммов, дитя мое. Вес – не критерий состояния. Ведь согласитесь, лучше быть полным – полным сил, чем истощенным и недовольным жизнью. Позвольте, я приготовлю вам чашечку, и вы немедленно измените свое мнение.

– Вам шах, шеф, – объявил Вик.

Джеймс, оглянувшись на поле битвы, лишь грустно вздохнул:

– Вот ведь, выучил на свою голову… – и продолжил звенеть фарфором: – Идеального вкуса можно достичь исключительно путем строжайшего соблюдения пропорций ингредиентов. Точность – достоинство, необходимое не одним только королям. Гармония – вот главный закон идеала.

Джеймс подал мне чашку и вернулся к шахматам.

– Взять, к примеру, алхимиков, – продолжил он развивать свою мысль, внимательно изучая диспозицию войск на клетчатой доске. – Все их проблемы сводились лишь к одному – непунктуальности. Одни не могли или не хотели вписать в формулы точный состав, другие не могли отмерить требуемые вещества из-за несовершенства техники. Третьим просто было лень. У Энтони вот только с пятого раза получился философский камень. А все почему?

– Аккуратней надо быть, – ответил Вик (хотя, как я подозреваю, Джеймс ответа вовсе не требовал, вопрос задал чисто риторический и собирался сам красиво подвести слушателей к морали). А Вик еще и добавил: – Вам шах и мат, шеф.

Воцарилось сосредоточенное молчание.

Пока джентльмены пристально рассматривали пол черно-белого сражения, я попыталась себя перебороть и отведала молочно-кофейное безобразие. Зажмурившись, я отхлебнула и убедилась, что, во-первых, напиток действительно очень вкусный, а во-вторых, мой организм знать этого все равно не желает.

– Ладно, Ронан, – вздохнул Джеймс, – сдаюсь. Ты выиграл. Получишь свои пол-литра.

На что они играют? Что у них на кону? Я поперхнулась и под строгим взглядом Князя поспешила поставить чашку.

Джеймс достал из внутреннего кармана сюртука записную книжку. Начеркав золоченым пером пару слов и размашисто подписавшись, он выдернул листочек и отдал Вику со словами:

– Отнесешь в лабораторию, там нальют. Да последи чтоб не обмерили. А то ведь я их знаю: своим не доливают, а остатки потом налево продают. Да только зачем тебе понадобилось так много ангельской крови?

– Для опытов, – загадочно ответил Вик и, по-военному козырнув, немедленно испарился.

– Что такое эта ангельская кровь? – поинтересовалась я. – Разве ангелы существуют? Чтоб получить эту кровь, нужно убить ангела?

– Сколько вопросов! – улыбнулся. Джеймс – Позволь, отвечу по порядку.

Не торопясь, налил в пузатый бокал немного коньяку, сделал маленький глоток, почмокал, поведя рыжим усом. Нет, определенно, он не кончал школу сомелье – он эту профессию изобрел. Он согревал бокал в руке, осторожно взбалтывал эликсир, наблюдая, как волны по кругу пробегают по тонким стенкам, скатываются крупными маслянистыми каплями. Он наслаждался ароматом, любовался цветом – в общем, всячески растягивал удовольствие. И попутно рассказал мне про ангелов.

Отступление № 13, об истории человечества – чисто субъективно

– Что верно, то верно – ангелы создания бесплотные. И, следовательно, бескровные. Но у них есть то, что мы называем кровью, – абсолютно бесполезная субстанция. Раз в сто токсичней святой воды и быстро скисает. А чтоб получить ее, ангелов убивать вовсе не обязательно, имеются другие способы. Вообще таких, как мы, уничтожить невозможно… Да, представь себе, раньше я тоже был ангелом. Правда, давно это было, теперь даже самому не верится.

– Но если ангелы существуют, то почему же их не видно? Вот вас я вижу прекрасно. И нежить тоже видела, и вампиров. А их нет.

– Знавал я когда-то одного апостола, который тоже никак не хотел верить в то, чего не видел своими глазами, – усмехнулся Джеймс – Заметь, описывая этот персонаж, евангелисты были честны и точны как нигде более. Однако, как ни странно, лучшее доказательство их существования сидит перед тобой.

58
{"b":"14468","o":1}