ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Прикольная музыка, – сказала я. – Может, тоже потанцуем?

– Подожди немного, – шепнул Энтони, обняв меня сзади за плечи. – Сейчас один субъект объявится, важный разговор будет.

О боги мои! Клянусь винными подвалами Валгаллы, я готова была ждать еще хоть пару столетий. Лишь бы Энтони не отпускал меня. Он прижал меня к своей груди, я лопатками чувствовала, как бьется его сердце, таяла от его тепла. Уткнувшись подбородком в локоть, вдохнула запах горьких трав, растущих вокруг замка и за лето пропитавших его хозяина своим ароматом. По мне, так этот ожидаемый субъект пусть бы вообще не появлялся!…

Но он тут же возник, вынырнув из толпы гостей. Ой, сдается мне, где-то я уже видела эту рыжую бородку клинышком, колючий взгляд и огненные локоны, в данном случае стянутые в пушистый хвост темно-синим бантом. Позади субъекта поспешал некий тип – толстый, с красными щеками, будто набил рот целиковыми помидорами, в сером монашеском прикиде по моде Средних веков. Выскочив вперед, тип подбежал к графу и, низко раскланявшись, представил субъекта как «уполномоченного посланца его величества». Потом монах начал что-то сбивчиво тараторить, благодарил графа за что-то, назвал его «преданнейшим воином церкви» и «величайшим, бескомпромисснейшим, отъявленнейшим борцом с ересью». Но «уполномоченный посланец» быстренько остудил его пыл, заявив, что им с графом нужно переговорить о деле государственной важности. С глазу на глаз. Послушный монах тут же отбыл задним ходом, не переставая раскланиваться.

– Ты с ума сошел? – прошипел Джеймс (или уж не знаю, как он тут назывался). – Проводи меня, будь добр, в библиотеку. Мне нужно кое-что тебе объяснить, твоя светлость.

Разумеется, мы отправились следом.

Приватный разговор в библиотеке состоялся примерно следующий.

(Примерно – потому что разделявшие нас с той эпохой годы несколько изменили лексику и язык вообще, так что особо непонятные слова Энтони приходилось для меня переводить.)

– Ты соображаешь, что делаешь? – спросил Джеймс.

Он отказался сесть и принялся мерить комнату шагами. От его хождения взад-вперед у меня шея заболела.

– О чем это вы, мэтр? – спросил граф, усаживаясь в кресло в предчувствии долгого разговора.

– О том, что ты болван! – в сердцах воскликнул Джеймс – Одним поступком ты умудрился поставить под угрозу весь план!

– Каким же?

– А ты не догадываешься? По-твоему, Арман, все в порядке вещей? Это, значит, нормально – великий борец с ересью, гонитель чародейства и враг колдовства объявляет о помолвке с ведьмой?! Каждый месяц разводишь костры во славу святой инквизиции и к алтарю поведешь еретичку? А на свадьбу поджаришь парочку девиц – таких же, как твоя невеста?

– Стелла не ведьма. И о том, что она может ею стать, никто не знает, – твердо, даже упрямо произнес граф. – Даже она сама.

– Ах боже мой! – всплеснул руками Джеймс – У меня прямо гора с плеч! Пойми, мальчик мой, узнал я – узнают и все, это лишь вопрос времени. И как ты думаешь, что скажут наши друзья-монахи? Не знаешь? А я вот догадываюсь.

Но и Арман тоже все понял. Плечи его поникли, голова опустилась – даже со спины я видела, что удар Джеймса пришелся точно в цель.

– Вот именно, мой милый, – покачал головой Джеймс, но безжалостно продолжил: – Они очень обрадуются. И не упустят возможности схватить твою невесту – и тебя вместе с ней! И твои недруги, которых ты уже успел нажить себе изрядно, с удовольствием помогут вас обоих отправить на костер. А после перегрызутся между собой за твое наследство. Подумай хорошенько, Арман, – добавил Джеймс, усевшись рядом и положив руку ему на плечо. – Послушай меня. Ты же знаешь, я желаю тебе только добра. Я вытащил тебя из нищеты, я дал тебе богатство, вернул блеск твоему титулу. Вспомни, кто ты был до нашей встречи? Последний отпрыск разорившегося рода. Алхимик-недоучка – и ни гроша за душой. У тебя не было денег даже на книги! Давно ли ты перестал убирать лошадиный навоз на монастырском дворе за право провести ночь в библиотеке? Ты даже стыдился назваться собственным именем. Но я вытащил тебя из этой грязи, вернул человеческое достоинство. Я дал тебе многое, и ты получишь еще больше – только откажись от своей глупой затеи. Ты ставишь под удар свою жизнь. И ее тоже. Но ты также рискуешь нашим общим делом. Не забывай о нашем контракте, о клятве, которую ты дал мне. Просто подожди немного – и тогда ты получишь все что угодно.

– Я люблю ее, – глухо произнес Арман.

– Ну вот опять! Ты не имеешь права любить! – отрезал Джеймс, резко выпрямившись. – В контракте про любовь нет ни слова! Если сейчас не оставишь эту девчонку, ровно через год тебе придется ее убить.

Он встал, направился к двери, но на пороге обернулся.

– Выбирай – либо ты откладываешь свадьбу и становишься властелином мира, либо женишься и погибнешь вместе со своей супругой. – И добавил с усмешкой:-Подумать только, как романтично – «они жили счастливо, но недолго, зато умерли в один день». Арман, мальчик мой, будь благоразумен. Я не всегда смогу быть рядом, чтобы тебе помочь.

Он ушел, а граф еще долго сидел понурившись, оцепенев.

– Ах, – вздохнула я, шмыгнув носом, – как это все несправедливо. Жизнь – суровая штука… Но ведь граф все-таки женился?

– Мы, графы, упрямые, – кивнул Энтони. – Пойдем дальше?

ГЛАВА 59

Дела давно минувших дней, продолжение

Далее нам предстояло спуститься в подвалы.

Вскоре я заметила движущееся впереди белое облачко. Оно проявилось перед нами из ничего и, проявляясь, постепенно обрело очертания – силуэт женщины в белом платье, со свечой в руке. Получалось, что мы следовали за ней.

Быстрым шагом призрак направился в самый дальний подвал. Я едва поспевала. Святая Кончита! Почему все эти призраки не живут в одной комнате?! Я уже устала за ними гоняться по всему замку…

В самом дальнем подвале было очень темно. В настоящее время Энтони здесь обустроил мини-электростанцию, а сейчас немилосердно коптящее пламя свечки высветило ряды ржавых прутьев. Решетка?

– Вот уж правда темница! – бодро пошутила я. – Темнее некуда. А то какой же замок, да без темницы?. Привидения есть, значит, должна быть… Ой!

Мою речь прервал раздавшийся во мраке стон. Ойкнув, я вцепилась в Энтони, а женщина в белом, испуганно вскрикнув в унисон со мной, выронила свечу.

– Ну вот, совсем ничего не видно, – посетовала я.

– А ты просто послушай, – шепнул Тони. Ладненько, можно и послушать. Я снова оказалась в его объятиях, и потому не было резона пугаться какой-то там антикварной темноты.

Меж тем страшный стон, донесшийся из-за решетки, перешел в хриплый смех – какой-то подозрительный, по-моему, даже безумный.

– Ты пришла! – проскрипел голос.

Ответом было настороженное сопение. (Я могла бы сказать – взволнованное дыхание, но не скажу. Женщиной в белом, разумеется, была Стелла – я сразу ее узнала, хоть она здорово прибавила в весе за минувшие четверть часа.)

– Зачем ты явилась? – продолжал голос – Тебя подослал твой муженек? Я ничего не скажу! Так ему и передай. Ничегошеньки он от меня не добьется.

– Он не знает, что я знаю, что вы здесь, – запинаясь, промолвила Стелла.

По шороху я догадалась, что она шарит по полу в поисках укатившейся свечки.

– А-а, – протянула невидимка. – Поругалась, выходит, ведьма со своим чернокнижником.

– Арман не чернокнижник! – возразила Стелла.

Впрочем, особой уверенности в ее голосе не чувствовалось.

– Ха! Может, ты еще скажешь, что и ты не ведьма. Ха-ха! Такая же ведьма, как и я. Или ты думаешь, что твой муженек станет столько времени тратить на уламывание какой-то просто помешанной старухи? Чтобы потом отдать все свои записки тупым монахам? Ха-ха!… Интересно, а и вправду, сколько я здесь уже сижу? Неделю, две?

– Месяц, – вздохнула Стелла.

– Неужто? Значит, недолго уже. Скоро погреют мои старые косточки. Ох, погреют!…

70
{"b":"14468","o":1}