ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Особой разумности в данной бултыхающейся субстанции я не усмотрела. Однако, вспомнив, как в прошлом месяце в меня намертво вцепились его щупальца, необдуманных выводов делать не стала и поспешила ретироваться восвояси.

– Видела?

– Угу, – ответила я. – В тебя столько не влезет. Пошли-ка отсюда.

Обратный путь мы проделали молча.

Вернувшись к веревке, Тони лишних узлов путать не стал. Одной рукой крепко обнял меня за талию, ногой встал в петлю и дернул дважды – как было условлено. И мы тут же взлетели ввысь. Кажется, наверху нас уже заждались.

ГЛАВА 62

Пробуждение фантома

– Ну как? Слазили на разведку? – хмуро встретил нас Джеймс – Теперь, может, делом займемся?

Времени оставалось мало. Луна стояла в зените – ее круглый лик через отверстие в куполе крыши заглядывал ровно в жерло колодца. Над чернеющим провалом заструился легкий прозрачный дымок.

Меня как почетную жертву поставили в сторонке, обведя защитным кругом из густо насыпанной соли (четыре килограммовые пачки извели), куда воткнули десяток зажженных свечек и посверкивающих кристаллов. Попросили вытянуть вперед руку.

Джеймс раскрыл Книгу и взял уже хорошо мне знакомый ритуальный кинжал.

Вик подставил золотую, в самоцветах, чашу.

Энтони отошел подальше, встал возле черного трона.

Стеллу я не видела. Чтобы не упасть в обморок при виде кровавого зрелища, я зажмурилась и отвернула голову.

Джеймс громко и отчетливо прочел какое-то заклинание из Книги (полная тарабарщина, я ни слова не разобрала), и я ощутила легкий порез на ребре ладони. Кровь густыми теплыми каплями зашлепала в чашку…

– Боже мой! Только не это!… – раздался испуганный голос Стеллы.

Я распахнула глаза.

Черный престол окропила кровь. Но не моя. Моя едва накапала в узорчатую чашу.

Пролилась кровь Энтони. Сочась из раны, появившейся на его руке точно там, где лезвие кинжала коснулось меня, сбегая по пальцам, алые капли бисерным дождем падали на гладкий камень. Я видела это отчетливо, будто в замедленном кино: набухнуть на кончике пальца – сорваться в короткий полет – брызнув, удариться о твердый край – медленно скатиться вниз. Но то был лишь миг. Дальше время понеслось с ошеломляющей быстротой.

Над колодцем стремительно закручивающимися клубами стал подниматься серебристый туман. Дымящиеся щупальца расползались вокруг отверстия.

Будто взрывной волной Энтони отбросило к стене. В мгновение ока браслеты на его запястьях превратились в двух исполинских кобр. Обвив руки кольцами толстых чешуйчатых тел, змеи живыми кандалами приковали его меж двух колонн, сплелись хвостами. Псы с яростным лаем бросились на них. Но силы оказались явно неравны. Одна из змей, разинув красную пасть с кривыми зубами-саблями, сделав внезапный выпад, напала на дога, насквозь прокусила загривок. Вторая не успела увернуться от клыков Цербера, взвилась вверх, подкинув в воздух не разжавшего хватку пса, и отшвырнула его в сторону. Падая, верный пес ударился о ступени престола и уже не поднялся.

Выползающий из черноты колодца туман не рассеивался. Плотным облаком он медленно поднялся над плитами пола и, оставляя за собой шлейф дыма и искр, устремился в сторону Энтони.

– Не так быстро! – Стелла решительно встала между ними.

Облако застыло на месте, клубясь, перемешиваясь в себе самом. Мне показалось, на мгновение в его призрачной глубине проявился силуэт химеры – длинные костлявые руки, птичьи лапы с вывернутыми назад острыми коленками, порванные крылья огромного нетопыря. И Стелла с отчаянной храбростью встала у него на пути.

– Убирайся назад в свою могилу! – воскликнула она и ударила в чудовище яркой молнией, вырвавшейся из сцепленных рук.

Стены часовни содрогнулись от оглушительного раската грома.

Но туман поглотил вспышку. И стал лишь еще плотнее. Силуэт очертился резче.

Фантом поднял руку – и Стеллу швырнуло в его объятия. Она оказалась в плену мертвого холода, скованная страхом и ненавистью.

В воздухе пронесся вздох. Словно дыхание сотни змей слилось в единый свистящий шепот. И лишь одно слово, едва различимое, чуть слышное: «Любимая…»

Я видела, как Стелла забилась в руках призрака. Пронзая извивающимися струями тумана, ломаными стрелами молний, фантом высасывал из нее силу и жизнь. Через мгновение ее голова безвольно откинулась, руки опустились. Повиснув высоко над землей, тело ее вспыхнуло жарким пламенем и, вмиг обуглившись, рухнуло вниз. Отшвырнув добычу, фантом вновь двинулся к Энтони.

Сплетаясь спиралью в кольца, беспокойно извиваясь, кобры встретили призрака злобным шипением. Высовывая трепещущий раздвоенный язык, разевая пасть, угрожающе раскачиваясь, и одна, и другая пытались в него вцепиться, бросались вперед, но хватали лишь воздух.

Облако тумана закружилось на месте, поднялось вверх. Раздался свист – визжащий, фальшивый, от которого заложило уши. На секунду кобры застыли – и рассыпались в пепел.

Энтони стоял перед фантомом. Один на один. Слишком близко.

– Энтони, приготовься, – крикнул Джеймс – Еще не поздно. Повторяй за мной: именем вечной тьмы, не имеющей конца и начала…

– Именем вечной тьмы… – начал Энтони.

Призрак остановился.

Голос звучал отчетливо и громко. (Мамочки, у меня коленки дрожат, а он спокоен, как будто все так и должно быть!)

– …повелеваю тебе… – продолжал Джеймс.

– …повелеваю… – повторил Энтони и замолчал.

– Ну же! Говори! – закричал Джеймс.

Но Энтони его словно не слышал. Стоял и ждал. Фантом, осмелев, приблизился на шаг.

– Боишься? – тихо спросил Энтони. – Смелей. Иди и возьми меня.

– Нет! – крикнул Джеймс.

Но призрак метнулся вперед, подхватил Энтони, окутал туманом и взмыл вверх, под купол.

– Нет!… Зачем? Зачем?… – в отчаянии повторял Джеймс.

Вик кинулся к Стелле. Сорвав с себя сутану, оставшись в майке и джинсах, накрыл дымящееся тело… Но нет! Она дышит! Опалились волосы и почернела от сгоревшей одежды кожа. Но заклятие бессмертия не покинуло ее и на этот раз.

– Он жив? – прошептала она, едва разлепив лишившиеся ресниц веки.

Вик молча покачал головой.

– Не будь глупцом! – отрезал Джеймс, не спуская глаз с беснующегося под сводами часовни призрака.-Конечно же, он жив. Фантом поглотил его, но не убил.

– Что-то можно сделать? – спросил Вик.

Джеймс пожал плечами:

– Ритуал был не соблюден. Теперь он абсолютно неуправляем. Я могу лишь убить его. Но тогда погибнет и Энтони.

Призрак, сверкая молниями, сыпля искрами, бесформенной массой тумана кружил под крышей, бился о стены. От этих ударов содрогалась земля под ногами. Он хотел вырваться на свободу, он искал выхода, но не находил. Тогда он стал биться еще яростней. Камни посыпались градом. Стены рассекли трещины.

Защищаясь, Джеймс поднял руку. Часовня рассыпалась. Стены оседали. С грохотом валились колонны, будто срубленные деревья. Камни падали нам на головы, но отскакивали от невидимого щита.

Через пару минут грохота от часовни осталась только груда обломков. Возродившись, фантом обратил в пыль темницу, где томился столько веков.

Но, оставшись под открытым небом, призрак по-прежнему метался, не смея перейти незримую границу.

– Сработало! – воскликнул Вик. И поспешил объяснить нахмурившему брови Джеймсу: – Кровь ангела, которую я у вас позавчера выиграл! Я разлил ее по периметру часовни. Это она сейчас его держит. Только надолго ее не хватит, наверно…

Нужно срочно что-то делать. Нужно что-то придумать. За пару минут призрак разнес часовню по кирпичику, то есть по камушку, – что же он сотворит, вырвавшись, получив вожделенную свободу? И вряд ли мы здесь долго продержимся. А уж о том, каково сейчас Энтони, и думать не хочется…

Я не могу позволить какому-то призраку его убить. Этого не должно случиться. Такое просто не укладывается у меня в голове. Не бывать этому. Не позволю! Не дам!!!

– Я поняла!

76
{"b":"14468","o":1}