ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я отвернулась.

Что-то мешало. Сзади за пояс было заткнуто что-то узкое, неудобное. Я пошарила рукой, потянула – стилет. Какое счастье, он не понадобился. Хотя, наверно, я бы так и не смогла им воспользоваться. Развернув платок, я разжала ладонь – и кинжал соскользнул с руки. Узким лезвием вертикально вонзился в землю. Первые лучи солнца тенью рукояти начертили маленький крестик.

* * *

Она не обернулась. Не увидела, как, обнимая другую, он не сводил глаз с нее.

ГЛАВА 64, И ПОСЛЕДНЯЯ

Конец замка

Глухой удар. Далекий раскат грома, многократно повторенный эхом. Задрожала земля.

Далеко внизу, в глубине, обвалились своды пещеры. Почва начала проседать прямо под ногами.

– Замок рушится! – воскликнул Вик.

И правда, земля уходила вниз. И вместе с ней проваливался замок. Зазвенели, стали лопаться оконные стекла. Угловые башенки начали раскачиваться, угрожая завалиться, засыпать внутренний дворик, погрести под камнями всех нас.

По стенам поползли трещины, в мановение ока превращаясь в зияющие разломы.

С черного хода выбежали испуганные нимфы. Отовсюду: из окон, из щелей, с балконов – серыми тенями врассыпную бросились кошки.

Левое крыло с гулом осело, сложилось вовнутрь, будто карточный домик.

– Сейчас провалится! – сквозь нарастающий грохот прокричал Энтони. – Вик! Уводи всех! Быстрей!

– А ты куда?

– Меня не ждите. Да не стойте – бегом!

И он кинулся к крыльцу – там на вспучившихся вкривь и вкось ступенях хозяина поджидал Князь. Увидев его, кот перескочил через вздыбившийся порог, только рыжий хвост мелькнул в дверях.

Вик подхватил меня и Стеллу под руки.

Мы взобрались на пригорок и пошли медленней, чтоб перевести дух. Я плелась позади, сопровождаемая псами. Собаки восприняли поспешное бегство как веселую игру.

Ночь полнолуния закончилась.

Солнце поднялось над горизонтом. Яркие лучи теплыми ладонями легли мне на плечи. В изумрудной зелени ветвей проснулись птицы, запели на разные лады, стали выводить звонкие трели. Над морем высокой травы, поблескивающей алмазами росы, застрекотали стрекозы, запорхали бабочки, густо зажужжали шмели.

Я боялась оглянуться назад. Было страшно обернуться – и увидеть развалины на месте замка.

На душе было так скверно, что само собой сложилось стихотворение.

На шуршащих крыльях стрекозы
Улечу из солнечного лета
И теперь меня не вспомнишь ты
И не крикнешь в небо – где ты?
Ночь длиною в жизнь прошла
Я тебя не отпустила
С души крылья сорвала
Замок грез – мечты могила

Однако излившаяся в рифме скорбь облегчения не принесла. Наоборот, осознать случившееся было слишком больно. Прошедшая ночь кидала меня, как мыло по гладильной доске, то к вершинам радости, то в бездну ужаса. Потому мысли теперь отказались слушаться и покинули мозг, оставив в голове лишь гулкую тишину.

Тропинка вывела на открытое место.

Так и быть. Я остановилась. Крепко зажмурилась. И повернулась назад.

Открою глаза на счет три.

Раз.

Один с половиной…

Солнечный свет брызнул в глаза. Поставив ладонь козырьком, я щурилась на яркое небо, на полосу горизонта.

Замок стоял на месте.

Цел и невредим.

Даже та его часть, что обрушилась едва ли не на нас, была в абсолютной сохранности.

– !!! – У меня не осталось слов. Одни восклицания.

Я хотела бежать назад… Но остановилась. Вдруг это мираж? Вдруг в последний миг все исчезнет, скроется в земном разломе?

«Венера! Возвращайся? Тут такое…»

Я бросилась назад со всех ног. Собаки с лаем понеслись следом.

Я влетела в дом, едва не сорвав двери с петель. Кубарем вкатилась вверх по лестнице. Я точно знала: они там.

У порога моей комнаты сидел Князь. Завидев меня, он поднялся и важно распушил хвост.

– Что? Как? – спросила я, врываясь в комнату. На большее количество слов не хватало дыхания.

– Венер, что делать? – обернулся ко мне Энтони. Вид у него был счастливый, но растерянный.

Ситуация сложилась еще та!

Посреди кровати разлеглась некогда беременная кошка Жозефина. А вокруг нее но черному бархату сутаны ползали шестеро крошечных котят. Энтони, кошачий крестный, осторожнейше пытался вытереть пищащих малышей теплым влажным полотенцем.

Князь, ответственный глава клана, любящий отец и свежеиспеченный дедушка, переживал за дверью, предпочтя остаться снаружи, в коридоре.

– Жозефина впервые котится… окощается… – сбивчиво объяснил Тони. – Как ты думаешь, может, нужно привезти доктора?

Я посмотрела на безмятежную пушистую морду и покачала головой:

– Мамаша кажется вполне здоровой. Разве ты сам этого не чувствуешь?

– Нет, я пока что ничего не чувствую. Странное ощущение, как будто оглох наполовину. Интересно, на время или навсегда?… Но точно не нужен доктор?

– Ей не нужен.

Мои слова немного его успокоили.

– Это у Князя первые внуки! – с гордостью сообщил он.

– Поздравляю! – крикнула я.

Рыжее ухо высунулось из-за двери и снова исчезло.

– А как же замок? – спросила я тихо, присаживаясь в стоявшее рядом кресло. – Он снова цел?

– Раздумал падать. – Энтони пожал плечами, тоже перейдя на шепот. – И, как видишь, восстановился сам собою. Он это умеет.

– Я думаю, замок решил тебя принять, – сказала я. – Теперь ты не просто наследник. Ты стал его хозяином. Правильно я говорю, Никто?

В углу за камином послышалось шебуршание.

– Ну да, – посопев, откликнулся домовой. – Только мы собирались объявить эту новость чуток попозже, в торжественной обстановке, за праздничным ужином.

– Ой, я до ужина не доживу! – пискнула я, разом поняв, что от всех переживаний ужасно проголодалась.

– Правильно, Венера. Никто, слушай мой приказ! – объявил Энтони. – Как полновластный хозяин повелеваю тебе немедленно заняться приготовлением торжественного праздничного завтрака.

– Только торжественностью не увлекайся, не то мы с голоду помрем! – пригрозила я.

– Слушаюсь и повинуюсь!

– Постой, еще вот что, – остановил воодушевившегося духа Энтони, – как-нибудь подай знак остальным, чтоб возвращались.

– Будет исполнено! – заверил Никто и поспешил на задание, о чем свидетельствовал шустрый цокот копытцев.

– Пожалуй, – улыбнулся Тони, когда домовой ушел, – раз уж меня приняли, от этого наследства я отказываться не стану.

Он вздрогнул – скользнув мимо меня, взгляд его упал на отражение в зеркале трюмо.

– У меня волосы поседели?

– Нет, – рассмеялась я. – Это всего лишь пепел. Он смоется, и ты снова станешь молодым брюнетом!… Ой, смотри! Кажется, сейчас седьмой внук родится. Мамочки, как только в нее столько убралось?…

Седьмой сын Жозефины, внук Князя, появился на свет под бравые залпы боевых орудий. Пушки, стоявшие под крышей самой главной сторожевой башни замка, пять раз изрыгнули дым и грохот – и не услышать их было невозможно.

ЭПИЛОГ

– Ну что, Князь? – спросил Джеймс, поглаживая кота. – Нравится тебе это или нет, отныне ты стал дедушкой.

В ответ кот лишь мурлыкал, ластился и подныривал под руку головой.

Неожиданная пальба заставила обоих вздрогнуть. Князь даже присел, прижав уши.

– Тьфу ты, черт! Фейерверк…

Вдруг в коридоре резко запахло серой. Джеймс вскочил и вытянулся «по стойке смирно».

Посреди коридора воздух лопнул с сухим треском. В пустоте между полом и потолком расползлась черная дыра – щель в потусторонний мир. Оттуда, как из раскаленной печки, повеяло сухим жаром.

– Губернатор Северо-Западного округа на связи! – по-военному четко отрапортовал Джеймс.

78
{"b":"14468","o":1}