ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В результате всего этого Жоржика не держали в одиночке, не угрожали отправить его назад и даже не обокрали. Хотя у него и красть-то было нечего. Но что самое главное, Жоржика сразу же взяли на довольно щекотливую работу с агентами-парашютистами, которых тогда готовили для засылки в Советский Союз. Таким агентам очень важно сразу же обзавестись подлинными советскими документами, которые проще всего украсть. И вот тут-то Жоржика как специалиста назначили инструктором по карманным кражам.

Когда этих парашютистов, известных как группа СТН1, сбросили в Советском Союзе, всех их арестовали прямо при посадке, устроили им показательный процесс и расстреляли. Затем подобным же образом провалилась и группа СТН2. А группа СТНЗ, наученная опытом, после посадки уже сама пошла в МВД. Советская пресса подняла шум на весь мир, а американцы переполошились и стали проверять. И только тогда, когда дело уже было сделано, выяснилось, что блондинка, которая привела Жоржика на Запад, вместе с пуделем благополучно вернулась на Восток и работает киноактрисой в Бебельсберге.

Когда взялись за Жоржика, он честно признался, что он – советский агент. Но судить его не могли, так как нельзя же было официально признать то, о чем уже и так трубили все советские газеты и от чего американское правительство официально отказывалось. Кроме того, за это время Жоржик при помощи своих бесенят, которые появлялись ему по ночам, уже обеспечил свой тыл среди своего американского начальства.

Тогда решили, что если не удается забросить агентов в Советский Союз, то почему бы вместо этого не перевернуть на свою сторону засыпавшегося советского агента? Так ласковый Жоржик стал агентом-двойником. Обязанности его были несложные: просто сообщать американцам все те задания, которые он получал от советской разведки, за что он получал двойное жалованье.

Через некоторое время Жоржик передал своему новому начальству приказ своего старого начальства – вернуться в Москву и с ласковой улыбкой предложил американцам поехать туда, в самую пасть льва, в качестве американского агента.

Американские разведчики жевали резинку и думали. Если не пустить, советская разведка сразу почувствует что-то неладное, и связь оборвется. Как ни думай, а другого выхода нет. Хотя Жоржик и пешка, но тот, кто двигал им, играл наверняка.

Так американцы без всяких парашютов заслали своего агента в Москву, да еще прямо на службу в советскую разведку. Так Жоржик Бутырский стал тройным агентом. Это еще чепуха по сравнению с Берлином, где сходятся четыре великие державы и где каждый уважающий себя агент работает на все четыре стороны.

В Москве Жоржик попал в тот хмурый дом в Алешином переулке, где когда-то нежилась купеческая возлюбленная и куда теперь бегал на свидания чародей Гильруд. Сначала Жоржик прошел вошебойку – так называют процедуру проверки вернувшегося агента. Потом Жоржику, как тройному агенту, для дальнейшей игры нужно было создать видимость какой-то работы. Вот его и засунули в дом чудес под маркой фотокорреспондента. Так чародей Гильруд стал для приблудного Жоржика чем-то вроде приемного отца.

С тех пор агент-тройник весь день слонялся по дому чудес с фотоаппаратом через плечо, делая вид, что он занимается какими-то тайными делами, которых никто не видит. Единственное, что он делал, – это мешал работать другим.

Финансовый гений Саркисьян, пронюхав о прошлом Жоржика, конфиденциально предупреждал:

– Самое главное – берегите карманы!

Со временем из молодого ласкового песика Жоржик превратился в длинноногого худого барбоса. Сквозь поредевшие желтые волосы на голове проглядывала ранняя лысина. После каждой пьянки Жоржик имел обыкновение стукаться своим орлиным носом обо все, что попадалось по пути. Потому на носу у него обычно красовались свежие ссадины.

Радиокомментатор Остап Оглоедов комментировал:

– А паяльник-то у него уже фиолетовый – как у всех алкоголиков.

Беззаботные водянисто-голубые глазки Жоржика были верным зеркалом его души. После каждой пьянки они, как лакмусовая бумажка, предательски краснели. А так как пьянствовал Жоржик постоянно, то и глаза у него была всегда красные, как у кролика. И его испитая физиономия тоже была перманентно-кирпичного цвета;

– В этом есть свое преимущество, комментировал Ос-тап. – В любом положении Жоржик уже не покраснеет.

Каждый вечер секретный агент американской разведки Жоржик Бутырский отправлялся на секретную работу – в турне по кабакам. Утром швейцар Назар, переминаясь с ноги на ногу, докладывал его приемному отцу:

– Жоржик опять, значится, того… Глазюки как у чумной собаки… И сразу видать, что в канаве ночевал…

– А что он сейчас делает?

– Заперся в свой фотолаборатории и велел не стучать. Говорит, что работа спешная.

– Ничего, – снисходительно улыбался Сосий Исаевич, – пусть проспится.

– Вот и хорошо, – соглашался Назар. – Хоть другим мешать не будет.

Если по отношению к мужчинам Жоржик был ласковым приблудным барбосом, то по отношению к женщинам он был сущим кобелем. С той только разницей, что на кобелей блуд находит в определенное время года, а у Жоржика этот блуд продолжался круглый год.

– Жоржик, довольно тебе шкодить, говорили ему.

– Так ведь я же жениться хочу, – ласково улыбался Жоржик.

Про Жоржика и его невест ходили целью легенды. Так, однажды Жоржик собирался жениться на Софочке. На радостях устроили предсвадебную пирушку, где главным блюдом был жареный поросенок – щедрый подарок от жениха. Но в самый торжественный момент на пирушку вломилась милиция. Оказывается, Жоржик этого поросенка украл. Да где? У соседей!

Чтобы замять это дело, устроили складчину, посадили за стол и милицию, и соседей. И все вместе сожрали этого поросенка. А потом всем скопом били Жоржика. Всем было весело – одна только невеста плакала. Ну и свадьба, конечно, расстроилась.

Однажды в доме чудес разгорелась дискуссия: почему Жоржик всегда ворует?

– У него чесотка? – сказал потомок Чингсхана. – Как выпьет, так руки и чешутся. У него даже справка от врача есть.

– А что это за справка? – заинтересовался финансовый гений Саркисьян.

– Это не справка, а курочка с золотыми яичками. Официальное разрешение на воровство. Попал в милицию, покажи эту справочку – и сразу отпустят. Еще и скажут: извините, мол, за беспокойство!

– У нас на Кавказе от такой чесотки было хорошее лекарство, – сказал бывший миллионер. – Поймают – и руку отрубят. А не поможет, так и другую.

Помимо чужих вещей Жоржика еще тянуло к чужим женам. Однажды флегматичный Филимон, специалист по футболу и соскам, уехал в командировку. А Жоржик заложил за воротник и отправился к его жене Фимочке. И говорит: разрешите, мадам, заменить мужа вам, если муж ваш уехал по делам. А Фимочка обиделась и потом накапала Филимону.

Дальнейшее всезнайка Остап описывал так:

– Фимочка обиделась потому, что Жоржик обозвал Филимона импотентом. А Филимон потом, значит, надрался водки и полез к Жоржику обниматься. А потом ка-а-ак за-футболит его коленом в одно место!

– И что это у него за дурацкая привычка? – поморщился Серафим Аллилуев.

– Помимо комплекса неполноценности у него еще и комплекс кастрации. Из зависти. Потому он и косой. И Фимочка косенькая. И первый муж Фимочки, заметь, тоже косой. И в голове у них тоже перекос – параллакс. Потому и говорят: Бог шельму метит.

– И где это вы, Остап Остапович, всем этим премудростям научились? От вашей бабушки-цыганки?

– Эх, братец, я такие университеты отбухал, такие академии отковырял, – тяжело вздыхал Остап. – Справа на нарах – профессор, слева – академик. Сидят и вшей ловят. И объясняют мне теории Фрейда.

Как тройной агент, Жоржик должен был бы неплохо зарабатывать. Но у него не было ничего, кроме долгов. И эти долги висели на нем, как на бродячем кобеле репейники. Кобели собирают свои репейники в бурьяне, празднуя свои собачьи свадьбы. Так и Жоржик обзаводился своими долгами у своих многочисленных невест.

29
{"b":"14470","o":1}