ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так или иначе, Фуфочка уже сидела раз в дурдоме. А если она попадет туда во второй раз, то больше она оттуда не выйдет. Такая же история была с ее старшей сестрой, которая жила в Западной Германии и вот уже 12 лет сидела в сумасшедшем доме.

Кроме того, у Фуфочки подрастает дочка, которая, вполне возможно, пойдет по стопам своей матери. Ведь профессор Лоиброзо говорит, что, по мнению большинства ученых, ПОМЕШАТЕЛЬСТВО В 90 СЛУЧАЯХ ИЗ 100 ЭТО РЕЗУЛЬТАТ НАСЛЕДСТВЕННОСТИ. Зачем держать таких людей? Лучше отправить их в Израиль и сделать на этом политический капитал. Чтобы международные сионисты не вопили, что бедных евреев не пускают домой, на родину предков.

Ну вот мемзершу Фуфочку и отправили домой. А потом обычная история. Поехали они в Израиль, а приехали в Америку. Там они очутились на ферме толстовского фонда. Когда-то эта ферма принадлежала богатой американке-гуманистке, которая содержала здесь колонию для дефективных детей, включая, вероятно, и своих собственных. Потом американская гуманистка подарила эту ферму дочери великого графа-гуманиста Льва Толстого, которого сам товарищ Ленин называет зеркалом русской революции. В своих юношеских дневниках гуманист Толстой честно признавался в педерастии,[18] на склоне лет, слегка помешавшись, он проповедовал безбрачие и бездетность, а сам, как нарочно, делал все наоборот – и наделал 13 детей.

Вот этот-то тринадцатый отпрыск Толстого и заправлял теперь толстовской фермой. Помогала ей энергичная еврейка-компаньонка с совиными глазами, про которую говорили, судя по ее манерам, что она бывшая чекистка. Эти старушки были такие гуманные, что нянчились и цацкались даже с дочкой Сталина, когда та сбежала в Америку. Цацкались с ней так, ну прямо как с любезной сестрицей во сатане и во антихристе. Вот и разбери там, где грешные святые и где святые грешники.

Так или иначе, теперь толстовская ферма служила убежищем для дезертиров из Израиля – таких, как гой Мушер и мемзерша Фуфочка. За все эти добрые дела толстовский фонд получал благодарственные чеки от какой-то странной организации, которая так и называлась – «Святые и грешники», и о чем даже писалось в «Новом русском слове».[19]

Обо всем этом, Может быть, не стоило бы и вспоминать, если бы гуманист Толстой не был зеркалом русской революции и если бы его дочка-гуманистка не цацкалась так с дочкой Сталина. Ведь в газетах пишут, что этот гуманизм стоил русскому народу 50 миллионов человеческих жизней. И тогда стоит посмотреть на это зеркало более внимательно.

После толстовской фермы след Мушера потерялся. Говорят, что Мушер Дундук, бывший магистр либеральных наук, бывший майор армии Его Величества и бывший зампред дома чудес, пошел работать маляром и красит дома. Фуфочка, вероятно, сидит в сумасшедшем доме. А дочка? Поищите ее где-нибудь среди миллионов американских хиппи.

Случайность? Влияние среды? О нет, мать Дианы-Фуфочки уже предвидела все это, когда давала своей дочери такое специфическое имя – Диана. А обжегся на этом бедный Мушер. Пострадал за чужие грехи. А может быть, это его Бог наказал за то, что он бросил свою первую жену.

С американской ведьмой Докой Бондаревой-Залман получилась такая нехорошая история, что это даже и рассказывать не хочется. Но все это было в газетах. Почти все.

После того как шиксу Доку и ее евриканского мужа-оборотня вытурили из СССР, как и большинство засыпавшихся агентов Си-ай-эй, они в конце концов приземлились в Вашингтоне. Жили они в маленьком двухэтажном домике в окрестностях Вашингтона. Как полагается в хороших семьях, на верхнем этаже жил отец ведьмы Доки, старый ведьмак Кока со своей женой-ведьмой, которая дома его всегда ругала и пилила, а на людях для маскировки вдруг начинала ласкаться и прижиматься, как нежная голубка.

Теперь шабес-гой Кока был главой американского отдела эмигрантской организации «Союз трудового народа», или сокращенно СТН. Правда, для людей посвященных это СТН расшифровывалось несколько иначе: это было просто сокращение от слова «СаТаНа». Откровенно говоря, это было просто тайное общество дегенератов, секс-первертс, из которых половина душевнобольные и которых в средние века просто жгли как ведьм и ведьмаков.

Но америкавская разведка Си-ай-эй прекрасно знала, что все настоящие революционеры – Ленин и Керенский, Сталин и Гитлер, и даже Жоржик Вашингтон – были людьми именно такого типа. Тот же комплекс власти, что у негритянских колдунов и сибирских шаманов. Кроме того, чего уж греха таить, ведь на Западе эти тайные общества играют почти такую же роль, как в СССР компартия. Потому-то Си-ай-эй и финансировало этих СТН-истов, которые через печать и радио всячески превозносили советских диссидентов, а особенно «русского националиста» Сола Женицкера, мемзера, который проповедовал расчленение России и бредил о войне с Китаем, где Россия будет вообще уничтожена.

Нобелевский диссидент Сол Женицкер, которого называют почвенником, в своем «Одном дне» пишет так: «…а тебе хрен в рот… да на фуя… Будешь залупаться, говорит, пропадешь… хуб хрен… шакал, подсосался… залупается, ум выставляет…» Пользуясь почвенным языком почвенника Сола Женицкера, его приятели СТН-исты держались друг за дружку, как м-вошки за мокрую м-ду. Поэтому они называли себя еще солидаристами.

Верховным жрецом этих солидаристов-СТН-истов был честный открытый педераст. Днем он планировал революцию в СССР. А по ночам вместе с шайкой мальчишек-педерастов, гонимый неудержимым психозом, он занимался самыми обычными грабежами. Но такие грешки молодости были и у маршала Сталина, и у маршала Пилсудского, и даже у премьер-министра Кастро.

Чтобы подвести под себя теоретическую базу, солидаристы-СТН-исты провозгласили якобы свою собственную революционную теорию – молекулярную теорию, где действовали некие таинственные молекулы из пяти человек, этакие «пятерки». Конечно, солидаристы помалкивали, что эту новейшую молекулярную теорию с «пятерками» они просто-напросто украли из «Бесов» Достоевского. Загляните-ка в московское издание «Бесов» 1957 года, страница 709. Вот вам и «Союз трудового народа». Потому-то философы и говорят, что дьявол-это пятая колонна всех веков и народов.

Старый СТН-ист и ведьмак Кока помимо всего прочего еще разъезжал по лагерям бойскаутов и делал там патриотические доклады о советских диссидентах. Попутно он вынюхивал среди подростков подрастающих дегенератиков, которых сначала можно употрблять, а потом ковать из них кадры будущих СТН-истов.

В общем, ведьмак Кока был вполне доволен самим собой и своей жизнью. Но философы говорят, что дьявол частенько расплачивается со своими слугами не золотом, а разбитыми черепками. Так вот оно и получилось.

Больше всего ведьмак Кока любил свою старшую внучку Симу, которой уже исполнилось 13 лет. Училась она в очень хорошей частной школе, куда ее отвозили и привозили на автомобиле.

Но однажды Сима из школы не вернулась. Говорили, что она поехала кататься вокруг школы на велосипеде, и потом ее никто не видел.

Когда настала ночь, а Сима все еще не возвращалась, родители позвонили в полицию. Дали тревогу, созвали отряд добровольцев и обыскали все окрестности. Но ничего не нашли.

На следующий день ведьмак Кока взял свою собачку и пошел искать сам. Школа стояла на пригорке, а от нее шла дорога мимо маленького леса. И в этом леску Кока нашел свою любимую внучку. Сима была привязана к дереву. Но она была голая, все тело ее было покрыто запекшейся кровью, а голова свисала вниз.

«Сима! – крикнул ведьмак Кока. – Симочка!» – и стал трясти ее. Но тело девочки было уже холодное.

Потом полиция подсчитала на теле Симы 28 ножевых ран. Очередная работа какого-то сексуального маньяка-садиста. Обычная американская история, о которых пишут в газетах чуть не каждый день.

Но ведьмак Кока и здесь остался верен принципам СТН-истов. Сын одного из их вождей после двух неудачных браков покончил самоубийством. Но СТН-исты, чтобы сделать политический капитал, уверяли, что это-де работа советских агентов. И Кока тоже заявил репортерам, что, поскольку он борется за права диссидентов в СССР, то Симу убили агенты КГБ.

вернуться

18

См. дневник Толстого от 29 ноября 1851 года.

вернуться

19

См. НРС от 4 марта 1958 г., отдел «Хроника».

92
{"b":"14470","o":1}