ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так или иначе, но в результате всего этого у Бориса Руднева началась такая быстрая карьера, словно и он тоже подписал контракт с дьяволом.

Если на Западе высшее образование иезуита занимает 13 лет, то в 13-м отделе КГБ и в Научно-исследовательском институте – НИИ-13, где ковали новую советскую инквизицию, это делали немножко быстрей. НИИ-13 теперь заменял бывший Институт красной профессуры и иногда по ассоциации его называли Институтом черной профессуры. Там читали высшую социологию, которую некоторые остряки называли черной социологией, а конспекты лекций окрестили «Протоколами советских мудрецов».

Получив окончательную шлифовку в НИИ-13, вместо своей книги о гомо совьетикус Борис Руднев написал некую ученую диссертацию, где составил специальную хитроумную таблицу. Нечто вроде Периодической системы Менделеева.

Но это была не таблица химических элементов, а таблица человеческих элементов, всяких бесов и бесенят, которые водятся в душе человека и создают специальные типы людей, которыми интересуется КГБ. И эта таблица Руднева оказалась столь же полезна для КГБ, как таблица Менделеева для химиков. Все разложено, как на полочках. Нужно только протянуть руку – и сразу найдешь то, что нужно.

Так Борис Руднев стал тайным государственным советником, гехеймратом и генералом 13-го отдела КГБ. Там закалялась сталь новой советской инквизиции. Ведь знаменитый философ-ведун Бердяев-Берднчевский уверяет, что в России теперь новое средневековье. Ну а раз средневековье, то уж без инквизиции тут никак не обойдешься.

Говорят, что у генерал-инквизитора Бориса Руднева теперь глаза как у Вия: как посмотрит на человека, так и видит все насквозь и даже глубже. А другие говорят, что генерал Руднев вообще не любит смотреть на людей, а предпочитает смотреть в их личные дела, которые куда надежней, чем люди.

Философы говорят, что дьявол – это антитеза Бога, что это обезьяна Господа Бога. А с точки зрения диалектического материализма дьявол – это просто комплексная социальная болезнь, вырождение, дегенерация, половые извращения и душевные болезни, то есть медленная смерть, растягивающаяся на иесколько поколений.

Но если Бог есть антитеза этой болезни, то что же такое Бог? С точки зрения диалектического христианства получается, что Бог – это просто здоровый человеческий дух, здоровая душа и разум. БОГ – ЭТО ПРОСТО ТО, ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ НОРМАЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ СПОСОБЕН ЖИТЬ И ЛЮБИТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ, ПО-БОЖЕСКИ.

Но если Бог – это просто душа нормального человека, а дьявол – душа больная, то… Ведь только ради этого и произошла революция: чтобы обновилось подгнившее общество, чтобы ушли больные – и на смену им пришли здоровые. Потому-то великий правдоискатель Достоевский и писал в своих «Бесах», что Россия переболеет тяжелой болезнью революции, а потом все эти бесы, вся эта нечисть исчезнет, и тогда Россия, молодая и здоровая, опять усядется у ног Христа – и весь мир будет смотреть с изумлением.

Но если Бог – это просто нормальные люди, то ведь это же и есть те самые идеальные советские люди нового типа, те гомо совьетикус, которых Борис Руднев когда-то так тщетно искал. И нашел, как очки – на собственном носу.

Умные люди говорят, что нужно найти Бога в себе, в собственном сердце. Так вот и бывший Фома Неверный, к своему величайшему изумлению, обнаружил Бога… в самом себе! Так, диалектическим путем, Борис Руднев стал диалектическим христианином.

И даже немножко воинствующим христианином. Когда-то крестоносцы размахивали мечами, а генерал-инквизитор Руднев теперь размахивал штемпелями «Голем» и «Агасфер» и гнал в дурдома или за границу ту самую нечисть, ту скверну, тех самых бесов, о которых писал Достоевский.

Кроме того, Достоевский еще говорил, что Россия сама спасется – и весь мир спасет. И что Россия еще скажет миру свое новое слово. Ну вот мы это новое слов и говорим. Но кто и когда это услышит?

Пока что Запад, разинув рот, слушает нобелевского мемзера Сола Женицкера, который в своем «Одном дне» на весь мир вопит: «…а тебе хрен в рот…» Вот за это самое – хрен в рот – и дают Нобелевские премии в наше грешное время.

Поэтому когда генерал-инквизитор Руднев допрашивал всяких диссидентов, несогласников или инакомыслящих, то есть новых керенских, лениных и троцких, он, как доктор Фрейд, первым делом прозаически спрашивал:

– Ты что – в ротик берешь или даешь? Ты что – сосешь или лижешь?

Чего уж там стесняться в наше грешное время. Ведь все мы теперь под атомной бомбой ходим. А миром, как говорил Лев Толстой, управляют сумасшедшие. Хуже всего то, что это такие сумасшедшие, полусумасшедшие, которых вы сразу не увидите. Например, Керенский и Ленин, Сталин и Гитлер, да и сам Толстой. Вы увидите это только задним числом, когда дело уже сделано.

Поскольку генерал Руднев числился членом Союза советских писателей, со временем его опять потянуло к литературе – знаете, руки чешутся, – и он написал ученый трактат «Дьявол в литературе». За этот ученый труд, где он развил теорию соцмодернизма, ему присвоили ученую степень доктора высшей социологии и назначили профессором в Научно-исследовательском институте – НИИ-13.

Теперь генерал-профессор Руднев читает в НИИ-13 лекции по теории литературы, например философию Кьеркегора насчет того, как дьявол поселился в печатной краске. А в области практической работы генерал-доктор Руднев решает, кто из братцев-писателей якшается с нечистым, с сатаной или антихристом, кто из этих инженеров человеческих душ на самом деле является отравителем человеческих душ, кого из них следует засунуть в дурдом и кого лучше выбросить за границу. Как дурдомщика-хромоножку Тарсиса-Тарсисмана с его синими мухами в голове. Синие мухи – трупные мухи. И они разносят трупный яд.

При этом профессор Руднев с грустью вспоминал своего покойного отца, Царство ему Небесное. Старик Руднев, доктор-гинеколог, если ему в чай попадала муха, вынимая ее ложечкой, выносил на балкон и делал мухе искусственное дыхание. Дул на муху до тех пор, пока она не улетала. Это был человек, который буквально мухи не обидит.

Вспоминая это, генерал-инквизитор думал: «Эх, и у меня дурная наследственность – излишняя доброта. Ведь Сталин всех этих синих мух просто стрелял или гнал в концлагеря».

За такую гуманность и либерализм, за особые заслуги в области советской литературы профессора Руднева даже избирали почетным членом Союза советских писателей.

Так, вкусив от библейского древа познания добра и зла, познав Бога и дьявола, генерал-профессор Борис Руднев, тайный государственный советник СССР, попал в тот мозговой трест, в тот синклит советских мудрецов, где на самом верху сидит красный папа Максим Руднев.

Ничего такого особенного в этом, конечно, нет. Ведь подобная история была в Америке с братьями Кеннеди, на Кубе – с братьями Кастро, а в Москве так получилось с братьями Рудневыми. Ничто не ново под луной.

Потому и говорят, что в Риме сидит папа римский, где-то за золотым тельцом, притаился антипапа, а в Москве, за красным троном, позади советских вождей, сидит красный папа. И недаром поговаривают, что и на Западе тоже есть какие-то такие-этакие тайные советнички, которые нашептывают что-то на ушко президентам, и премьер-министрам, и прочим князьям мира сего. И там тоже частенько попахивает не только сатаной, но даже и антихристом.

Так закончилась необычайная история Бориса Руднева, бывшего советского Фомы Неверного, который думал, что он знает все и вся. А на самом деле, хотя он имел глаза и уши, он не видел и не слышал половины того, что происходит кругом. Вот потому-то благодаря своему неверию и попал Фома Неверньш в ослиную шкуру.

А ежели кто в Господа Бога не верует, то смотрите, чтобы и с вами так не приключилось, чтобы и вам не пришлось побывать в ослиной шкуре.

Вот потому-то я, советский раб Божий, да забудется имя мое, в назидание другим, чтобы, как христианин, помочь своему ближнему, с грустью и печалью в душе и записал кровью сердца эту необычайную, но правдивую историю. Потому, видно, умные люди и говорят, что настоящая правда всегда неправдоподобна.

94
{"b":"14470","o":1}