ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Факультет общей магии (СИ)
Чаролес
Древняя штучка
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Щенок Макс, или Выбери меня!
Несвоевременные мысли эпохи Третьей Империи
Биология веры. Как сила убеждений может изменить ваше тело и разум
Застенчивый убийца
2084.ru (сборник)

— Верно. Я там не был, но с протоколом осмотра квартиры знаком. Там все так, как вы говорите.

— В комнате" — она поудобнее устроилась в кресле, загасив сигарету, — массивный книжный шкаф, письменный стол, еще один стол, покрытый темно-синей бархатной скатертью, три стула, сервант, софа, старое кресло с подголовником под полками с книгами… Да — цветы на подоконнике. Дверь на балкон у нее была на кухне, тоже довольно просторной. Телефон, вернее номер, она сразу же продала, овдовев лет пять назад. Ее муж был майором пожарной охраны.

— У Зотовой остались родственники?

— Нет. У них не было детей, а вся родня давно поумирала.

— А приятельницы, друзья? — быстро спросил я. — За долгую жизнь кто-то же должен был остаться? Это единственный брак Елены Ивановны?

— Они прожили вместе без малого сорок лет, но в нашем городе осели лет пятнадцать назад, когда Зотов по выслуге лет вышел на пенсию и купил эту кооперативную квартиру. У него вскоре обнаружили опухоль, но лет десять он еще протянул. Друзья? Какие могут быть друзья у медленно умирающего человека? К тому же у Зотовой был скверный характер.

— Расскажите о ней подробнее, Сабина. Женщина перевела взгляд на фиолетово-черную плоскость окна.

— В том доме я жила с семьдесят третьего года. Вернувшись с восьмилетней Женей из Америки, первое, что я сделала, — купила кооперативную квартиру. За валюту это было легко. Мне очень понравился район, сам дом, мои две комнаты, лоджия, да что там… Извините, дорогой, я отвлеклась… Так вот, приблизительно полгода назад я познакомилась с Еленой Ивановной. Она торговала книгами на лотке в «Универсаме». Знаете, такой огромный бестолковый супермаркет в двух кварталах оттуда?

Я кивнул, остро сожалея, что диктофон валяется в шкафу, а батарейки в нем сели еще перед Новым годом.

— На книги я тратила почти всю свою пенсию. На них мы и сошлись с Еленой Ивановной. Спустя месяц она пригласила меня к себе. Попить чайку, посмотреть новые поступления. Кое-что она готова была уступить мне даже без наценки…

— Чем же вам не понравился ее характер?

— Не то чтобы не понравился, — усмехнулась пожилая дама. — Бывают и похуже. Елена оказалась крайне неуживчивым и раздражительным человеком, как, впрочем, многие бездетные женщины. Капризничала. Страдала гипертонией, беспрестанно лечилась какими-то особыми травами. Увлекалась дешевой мистикой и постоянно слышала какие-то голоса. Была очень недоверчива к людям и, как мне показалось, не слишком умна. Поэтому я страшно удивилась, когда увидела в ее доме мужчину. Причем гораздо моложе ее. Она была очень, очень мнительна, — повторила Сабина.

Скотч-терьер вздохнул, выполз на брюхе из-под кресла, вскарабкался на диван и долго устраивался за моей спиной, пока не затих.

— После одиннадцати Степан обычно начинает циркулировать по комнате, — заметила Сабина. — Если, конечно, мы не выходим погулять.

— И сегодня вы гуляли?

— Да. Полтора часа, перед тем как подняться к вам.

Я никак не решалась это сделать.

— А ваша дочь не беспокоится, что вас так долго нет?

— Им сейчас не до меня, — проговорила Сабина. — Так на чем я остановилась?

— На мужчине, — подсказал я. Прошлую ночь я провел без сна, но чувствовал себя так, словно в крови у меня крутилась парочка таблеток фенамина.

Это зелье мне случалось пробовать.

— Кажется, во второе мое посещение в дверь позвонили. Особенным образом: сначала длинно, затем трижды коротко. Зотова открыла — мы с ней сидели на кухне, было около семи вечера, и я уже собиралась бежать — и стала что-то раздраженно выговаривать в прихожей тому, кто пришел. Я услышала мужской голос, довольно приятный, возражавший: «Еленочка, мне завтра ехать в Саратов по делам фирмы…» Она отсутствовала минут пять, а когда возвратилась, выпроводив мужчину, то, как бы стесняясь, проговорила: «Это старый друг. Забежал за книжкой»..

— Вы, значит, его не видели?

— В тот раз — нет. Это позже она нас познакомила. Когда он сидел на кухне и пил кофе из большой фаянсовой чашки ручной работы. Их у нее было четыре — одинаковых, вишневых, с пасторальными пейзажами в медальонах. Она держала их для гостей.

О чашках я также знал из протокола осмотра.

— И как это произошло?

— Мне было жутко неловко. К тому же я ввалилась со Степаном, а Елена Ивановна не жаловала собак. Однако так уж все сошлось, к тому же у нее, как я уже говорила, не было телефона. Я принесла ей деньги — она попросила взаймы, — довольно крупную сумму, и адельфан, который она почему-то нигде не могла достать… Мужчина сидел спиной ко входу, на том месте, где обычно садилась Елена. Она любила смотреть в балконное окно за чаем… Он повернул лицо в мою сторону. И тут Степан на него зарычал. Я ужасно смутилась. Конечно, Зотова тут же вспыхнула, но сдержала себя, а мужчина повел себя совершенно неожиданно, чем сразу меня, дурочку, подкупил. «Узнаю скотч-терьера, — сказал он с улыбкой и неторопливо поднялся с табурета, — этот пес свое дело знает». Затем протянул руку к морде Степана и отрывисто скомандовал: «Сидеть!» Надо знать моего пса — он выполнит команду только тогда, когда сам сочтет это необходимым или неизбежным. Я побыстрее наклонилась, чтобы успеть в случае чего схватить Степана за хвост, но это не потребовалось. Степан покосился на меня, не переставая едва слышно рычать, — и вдруг сел. Мужчина положил ладонь на его голову, пес дернулся, но усидел, и, пока он его гладил, мы познакомились.

Рукопожатие у него оказалось сильным, но бережным. Я бы воспользовалась словом «нежным», но оно как-то не подходит в этом случае. Будто к вам прикоснулось нечеловеческое существо.

— Сабина! — застонал я. — Может, обойдемся без Кинга?

— Вы мне не верите? — Пожилая дама обиделась. — Я не лгу, и с головой у меня полный порядок. Меня и в самом деле поразило это ощущение.

— Как звали этого мужчину?

Сабина Георгиевна на мой вопрос не обратила ни малейшего внимания.

Скотч-терьер снова переместился — теперь уже под стол, поближе к балкону.

Женщина взяла сигарету и, не зажигая, вертела ее между пальцами.

— Я понимаю, почему Елена принимала его у себя. Не то чтобы он был хорош собой — мужчина с самой обычной внешностью, под пятьдесят, слегка лысеющий, что, впрочем, его ничуть не портило… С очень чистой кожей, выбритый до блеска, с широким носом и отличными вставными зубами, которые он постоянно обнажал в вежливой улыбке. Светло-серые глаза. Твердые, что называется, и одновременно печальные. Магнетические!

У меня возникло непреодолимое желание растянуться на полу рядом со Степаном и заскулить.

— Ей-богу, — продолжала Сабина, — я прекрасно понимаю чувства несчастной Елены. Она еще не была старухой и при известной полноте все же сохраняла приличные формы, неплохо одевалась, у нее водилась хорошая косметика, она очень следила за собой…

Я вздохнул и поежился. Все мои вопросы, казалось, уходят в песок.

Сабина сидела прямо, как на уроке, задумчиво глядя перед собой, и лицо ее было закрытым, словно дочитанная в полночь книга. Степан переполз в прихожую и уткнулся носом в мой нечищеный омоновский ботинок.

— Который час? — вдруг встрепенулась женщина. — Не может быть!

Простите, Егор, но мы должны вас покинуть. — Она вскочила и энергично направилась к Степану, заколотившему хвостом по полу. Похоже, от радости — мое логово и ему порядком опостылело.

— Я провожу вас, Сабина, — сказал я и двинулся следом, на ходу прихватив ключи с вешалки.

Настороженно озираясь, Сабина прошествовала к лифту; пес, потягиваясь и зевая, присоединился К хозяйке. Не запирая дверь, в шлепанцах, я последовал за ними, и, пока лифт поднимался, мы молча стояли, прислушиваясь к его ржавому скрежету. Только и дела было — подняться на этаж, и когда мы это осуществили, я подвел Сабину Георгиевну к памятной двери тамбура, за которой находились двадцать третья и двадцать четвертая квартиры. Пожилая дама извлекла из кармана свитера знакомую мне связку ключей и твердой рукой вонзила самый длинный в скважину замка.

12
{"b":"14472","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
2,100 асан. Вся йога в одной книге
Как работает твое фантастическое тело
Каникулы в Санкт-Петербурге
Дневник новой русской
Смертельная белизна
Мы всегда были вместе
Войны начинают неудачники
Игры на интерес (сборник)
Химия смерти