ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Зачем? — искренне удивилась Антония. — То есть я хотела сказать: зачем Ксеру подруга? Он же… не человек. И, как я поняла, он бессмертный.

— Даже грифонам нужны дружба, понимание и ласка, — серьезно ответила Эна. — Это необходимо всем существам. Даже пегасии Марилане, которая почти достигла уровня богини. Поэтому я никогда не ревную к ней мужа. Я имею признанный титул Подруги Темного Грифона; Боря — непризнанный — Друга Пророчицы Мариланы. Древние любят смертных родительской любовью, хоть никогда в этом не признаются. Многие из бессмертных — чьи-то покровители. Kсep и Марилана, например, любят нашу страну больше других. Только благодаря дружбе с Древними у Кейлора есть шанс выстоять в войне.

Она замолчала, погрузившись в невеселые мысли. В комнате воцарилась тишина. Тоня смотрела в окно на темное небо, укрытое тяжелыми, словно свинцовыми, тучами. Солнце давно зашло за горизонт. Наступил вечер.

— Монкарт что-то задумывает, — наконец прервала молчание Антония, произнеся его имя так, будто хорошо знала Бессмертного Тирана. — Я чувствую, что эти тучи неспроста закрыли небо. Что-то страшно мне в последнее время, Эна. Боюсь, быть вскоре большой беде.

— И мне не по себе, — призналась Подруга Темного Грифона. — Боря говорит, что Монкарт призывает отовсюду холодные ветры, чтобы магией сотворить страшную бурю и уничтожить приграничные укрепления. Мой муж верит, что вместе с вами сможет помешать вражеским планам.

— Блажен, кто верует, тепло ему на свете, — пробормотала девушка, встав с кровати, на которой сидели они с Эной. — О, Господи! — вскрикнула она через минуту, взглянув на небо.

— Что там?! — вскочила Энея. — О нет! Сафиты! — закричала она, едва бросив взгляд за окно, и тут же пулей вылетела из комнаты.

Антония осталась одна, с ужасом наблюдая, как прямо на Белый Дворец с невыносимым, адским ревом движется чёрный рой уродливых крылатых созданий. Как будто город решила атаковать стая гигантских летучих полумышей-полужаб.

Твари неслись с впечатляющей скоростью. Минут через десять они точно могли оказаться у дворца, и тогда…

— Черт! — вскрикнула Антония, попятившись. — Мы пропали!

Пальцы нащупали дверную ручку. Тоня выскочила за дверь и вихрем понеслась по этажам, поднимая страшный шум. Когда все были предупреждены, она ринулась в кабинет Бориса Кочкина: спросить, что теперь делать ей и Денису.

Но Старший Маг нашел ее первым. Антония столкнулась с ним в одном из коридоров. Борис, строгий и хладнокровный, не испытывал ни капли страха. Даже легкой тени беспокойства нельзя было заметить на его невозмутимом лице. Только холодные серые глаза блестели чуть ярче обычного каким-то нездоровым азартом.

С первой же его фразы Тоня поняла, что придворные церемонии окончены и красивое слово «госпожа» осталось в прошлом.

— Будешь мне помогать, — твердо сказал Борис, впервые обратившись к Антонии на «ты». — Не волнуйся, это— простой налет. Здесь такое часто бывает. Отобьемся. Валяй за мной, на крышу!

Глава 3. СОВСЕМ НЕМНОГО ВОЛШЕБСТВА

Тоня едва поспевала за Борисом. Они бегом поднимались по винтовой лестнице, которая казалась бесконечной. Каблуки новых сапожек девушки стучали по каменным ступеням; эхо уносилось высоко, под самую крышу.

— Быстрей! Быстрей! — командовал сверху Старший Маг, давно уже опередивший Антонию. — Жаль, у тебя нет посоха. Его смогут изготовить только в Атерианоне.

— То, что у меня нет… посоха… это — очень… плохо? — задыхаясь, спросила Тоня.

— Нет. Пока нет, — донесся до нее голос Бориса совсем издалека. Но если ты хочешь успешно манипулировать потоками энергии, без него не обойтись.

Неожиданно носок сапога зацепился за одну из ступеней. Тоня взвизгнула и упала. Если бы в следующую секунду она не схватилась за перила, то кубарем скатилась бы с лестницы. Услышав шум, Борис за одну секунду сбежал вниз и протянул ей руку.

— Быстрее! — жестко сказал он. — Ты слишком неловкая.Кейлорскому магу это непростительно.

Борис крепко сжал руку Тони и потянул девушку за собой на крышу. Он тащил ее так быстро, что приходилось едва ли не перепрыгивать ступени. Каменные стены так и мелькали у нее перед глазами.

Наконец утомительный подъем окончился. Старший Маг открыл небольшую дверь, порогом которой служила последняя ступень лестницы, и легонько подтолкнул Тоню:

— Наружу, наружу давай!

Белый Дворец был построен в форме параллелепипеда, окруженного неприступной стеной. Он имел четыре высокие цилиндрические башни по бокам и одну, самую большую в диаметре, по центру. Эту башню огибал широкий балкон, на котором могло бы свободно уместиться человек сто, если не больше.

Борис выбежал на восточную сторону балкона, левой рукой начертил перед собой круг, перечеркнутый поперёк, а после, даже толком не прицелившись, направил посох в сторону крылатых чудовищ. Из бледно-голубого кристалла вырвался поток слепящего света и ударил в одного из сафитов. Тварь пронзительно взвизгнула. Крылья гигантской полужабы-полулетучей мыши неестественно изогнулись, и она, издавая ужасные хрипы, кувырком спикировала на землю. Послышался глухой удар упавшего грузного тела и последний предсмертный всхлип.

— Делай так же! — закричал Борис, посылая световую вспышку в следующего сафита.

— У меня нет посоха! — воскликнула Тоня, чувствуя как от страха подгибаются колени и темнеет в глазах

— Ты можешь и без посоха! — в голосе Старшего Мага послышались нотки раздражения.

Сафиты визжали, кружась вокруг города и Дворца. Их стая казалась бесчисленной; с востока летели все новые и новые полчища. Из окон домов, со сторожевых башен и городских стен на врагов сыпался дождь стрел, но немногие из них попадали в цель или причиняли вред. Твари двигались слишком быстро и обладали к тому же толстой шкурой.

Откуда-то с другого конца города в небо то и дело взлетали голубые искры: к обороне присоединились другие маги Алирона. Сафиты ловко уворачивались, а каждый меткий удар злил их, заставляя нападать с удвоенной силой. Вечернее небо освещалось бледно-голубыми сполохами, как будто над Городом Мечты разразилась гроза. Визг чудовищ и крики людей слились в неистовый вой.

Вдруг стены домов озарились ярко-алым светом. Волна пламени затопила площадь перед Дворцом. Огонь взметнулся вверх, поглотив тела сафитов, круживших у земли. Снизу донесся полный ужаса вопль, мелькнул обгорелый край черного крыла.

— Ага! — взревел знакомый голос Темного Грифона. — Что, жарко стало?

— Ты поосторожней там! — заорал Борис, стараясь перекричать визги тварей. — Город не спали!

Над краем балкона медленно поднялась огромная туша. От ветра, поднятого гигантскими крыльями, Тоню чуть не сбило с ног.

— Не боись! — кошачьи глаза Ксера сияли. — Ладно, ребятки, я полетел в южный конец Алирона. Тут вы и без меня справитесь.

— Валяй, — отозвался Старший Маг, прицеливаясь в какого-то слишком назойливого сафита, что пытался зацепить его когтем и сбросить с крыши.

Грифон плавно развернулся и глубоко вдохнул воздух. В следующий миг столб алого пламени, вырвавшийся из его ноздрей, заставил врагов кинуться врассыпную. Чудовища вопили в бессильной ярости, кружили над ним, но не смели наносить удары. Kсep беспрепятственно вырвался из их кольца. Через мгновение он исчез в клубах черного дыма.

На глазах девушки один из сафитов рывком опустился на подоконник жилого дома и схватил когтистыми лапами отважного лучника. Человек закричал, отчаянно размахивая руками в попытке освободиться, но хватка у чудовища была мертвая. Жуткая пасть распахнулась, обнажив два ряда острых желтых зубов, и захлопнулась снова, перекусив тело несчастного горожанина точно пополам.

Тоня истошно завопила и бросилась назад, к спасительной двери в центральную башню. Оставаться на балконе казалось ей самоубийством, безумием.

— Стоять! — взревел Борис, впервые потеряв обычное хладнокровие. — Ты будешь сражаться, трусиха, или я и тебя шарахну стовольтовым разрядом!

29
{"b":"14473","o":1}