ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Конечно, не повредим, — поддержала его Тоня. — Но вопрос в другом: как осуществить перемещение в другой мир?

— Давай дочитаем свиток до конца, — предложил Денис. — Может, найдем ответ.

Девушка кивнула и снова склонилась над старинной рукописью.

— Только тот, кто знает путь, сможет пройти по нему, — прочитала она с самого начала. — Только тот, кто верит, сможет увидеть невероятное. Только тот, кто силен, сможет выдержать это. Знай, смертный, что это опасно. Знай, что тебе не помогут. Знай, что еще никто и никогда оттуда не возвращался.

Тоня пропустила стихи-заклинание и продолжила:

— Сияющий круг дорога, ведущая сквозь время и пространство. Ступи на нее, обладающий Великим Даром, если ты силен духом и чист сердцем. Прочти заклинание, уверуй в него и в мыслях своих представь место, куда хочешь прийти, тогда Древние Силы унесут тебя в иной мир.

Девушка оторвалась от чтения и растерянно взглянула на друга.

— Дальше буквы стерты. Не разобрать.

— Ничего, — утешил ее Денис. — Мы и так узнали достаточно. По-моему, все ясно: чтобы переместиться в другой мир, нужно нарисовать пентаграмму, стать в ее центр и мысленно представить себе место, куда хочешь попасть. Потом — прочитать заклинание и поверить в него. И дело с концом!

— Что-то уж слишком просто, — недоверчиво пробормотала Тоня. — Так не бывает. Послушай, Дэн, а что, если все это ерунда на постном масле? С чего мы вообще взяли, что это — магический свиток? Знаешь, мне это напоминает детскую сказку или фильм какой-то! Магии не бывает! Все это бред.

— А вот и не бред! — возразил Денис. — Я, конечно, согласен: то, что с нами сейчас происходит, здорово смахивает на сон, но поверь мне, Тоня, это действительность! И свиток этот настоящий. И я уверен, что старинные письмена на латыни здесь не «от балды», а для какой-то цели.

— Все равно не верю! — упрямо воскликнула Антония. — Этого не может быть!

— Потому что не может быть никогда? — ехидно продолжил Харитонов. — Слушай, Тонька, ты же всегда мне верила… ну, или пыталась поверить. Я нутром чую, что этот свиток может открыть путь в другое измерение, и я это докажу!

Парень решительно встал, подошел к столу и вынул из розового пластмассового стаканчика толстый черный маркер.

— Где у тебя чертежная бумага?

— В тубусе… — растерянно произнесла Тоня, не понимая, что он собирается делать.

Денис отвинтил верхнюю половину голубого тубуса, до этого сиротливо стоявшего в самом темном углу, и достал большой гладкий ослепительно белый лист бумаги формата А-2.

— Вот, смотри! — Харитонов развернул лист на полу и принялся усердно перечерчивать пентаграмму. Если бы он с таким же старанием готовил домашние задания по начертательной геометрии, зачет автоматом в университете был бы ему гарантирован.

Через полчаса пентаграмма, идентичная той, что была нарисована на старинной пожелтевшей бумаге, предстала перед глазами Тони и Дениса.

Она чернела на современном белоснежном листе и была раза в два больше оригинала.

— И что теперь? — спросила Тоня, скептически поглядывая на творение рук Харитонова.

— А вот что! — торжественно произнес Денис и встал в центр пентаграммы.

— Стой, стой! — воскликнула Тоня и принесла тапочки, которые он оставил в прихожей. — Возьми, а то еще очутишься где-нибудь в одних носках.

Голос ее звучал с явной насмешкой. Харитонов фыркнул, но тапочки послушно надел. Он сосредоточился, закрыл глаза, словно пытаясь представить себе нечто давно забытое.

И вдруг какая-то непреодолимая сила заставила Антонию молча встать рядом с ним. Она не могла объяснить странное чувство, охватившее ее в тот момент: как будто что-то подталкивало ее к пентаграмме, влекло против воли.

Почему-то у Антонии появилась твердая, стопроцентная уверенность в реальности происходящего и еще другая, до этого неизвестная ей уверенность в собственных силах и способностях. Словно что-то, давно дремавшее в ее душе, проснулось и зашевелилось.

Не осознавая толком, что делает, девушка схватила Дениса за руку и стала нараспев читать латинские стихи, которые каким-то чудом отложились в ее памяти.

Я Древние Силы на помощь зову!

Прошу вас, услышьте мой зов и мольбу!

С пространством, где я существую сейчас,

Порвать помогите мне прочную связь.

Прошу вас, о Силы, вы цепи разрушьте.

Что держат в плену разум, тело и душу.

Пусть сущность моя, чиста и легка,

Несется сквозь звезды, миры и века!

«Зеленые холмы! — пронеслось в сознании Тони. — Зеленые холмы!»

Она вспомнила видение, что явилось ей, когда впервые коснулась старинного свитка: бескрайние холмы, покрытые высокой травой, и голубое, без единого облачка, небо. Но в этот раз видение было более ярким. Антония увидела широкую полноводную реку, которая серебристой змеей извивалась меж холмов, и большой белый город с высокими башнями на берегу этой реки.

Мысленно Тоня приблизилась к нему и попала на просторную красивую площадь…

Яркий, слепящий свет ударил по глазам. На мгновение Антонии показалось, что ее раздробили на мелкие, как пылинки, частицы и бросили куда-то, смешав с молекулами ее одежды. А после света на секунду наступила безграничная, всепоглощающая тьма. Не видно было ничего. Здесь не было ни звуков, ни запахов. Девушка потеряла способность видеть, слышать, осязать; осталось лишь ощущение невероятно быстрого полета в никуда.

А потом Тоня почувствовала, что снова стала «цельной». Она упала на что-то мягкое, на ощупь напоминающее траву. Постепенно способность видеть вернулась к ней. Перед глазами все понемногу прояснилось, но через несколько секунд Тоне пришлось зажмуриться от яркого солнечного света.

Когда девушка открыла глаза, она увидела, что находится посреди широкой площади, которую со всех сторон окружают высокие дома с белыми колоннами. От площади отходили только три улицы: одна — широкая, ведущая к огромным запертым деревянным воротам, а две другие — узенькие.

Тоня поняла, что сидит прямо на цветочной клумбе, полукругом огибавшей неимоверно высокое темно-серое здание, напоминавшее собор, с круглым позолоченным куполом.

Рядом с Антонией сидел Денис, который, вытаращив глаза, дико озирался по сторонам. Под его ногами лежал скомканный чертежный лист с пентаграммой.

— Ну ничего себе… — прошептала Тоня, не в силах поверить в то, что произошло. — Неужели это все правда?

— Похоже на то, — шепотом отозвался Денис, У него от шока пропал голос.

— Нет! — воскликнула Тоня, к которой мигом вернулось все ее прежнее недоверие. — Этого не может быть! Это невозможно!

Она вскочила и протерла глаза в надежде, что белые Дома, колонны и собор — всего лишь иллюзия. Но это не помогло: окружающие предметы не исчезли, а, напротив, стали еще более четкими.

— Мы переместились в другой мир! — с тихим восхищением произнес Денис. — Мы в другом мире!

— Ничего не понимаю! — воскликнула Тоня, у нее от испуга выступили на глазах слезы. — Где мы? Куда делась моя комната? Что тут вообще происходит?!

Харитонов поднялся с земли и отряхнулся.

— Мы с тобой только что совершили самый потрясающий эксперимент всех времен и народов, — ответил он. — Твоя комната, и Москва, и вся наша Земля сейчас где-то в другом измерении, если я только правильно понимаю то, что с нами случилось.

— Так, значит, мы в другом мире?! — ахнула Тоня, до которой наконец дошел смысл сказанного. — Ну и куда же мы попали в таком случае?

— А вот это нам сейчас и предстоит выяснить, — решительно сказал Денис, протянув ей руку, чтобы помочь выбраться из клумбы. — Пойдем поищем обитателей этого милого города.

Глава 2. СПЛОШНОЕ НЕВЕЗЕНИЕ

Только после последних слов Дениса Тоня обратила внимание на то, что площадь, на которой они очутились, совершенно пуста. Кроме них, здесь не было ни кого. Кругом царила абсолютная тишина: даже их собственное дыхание казалось невероятно громким.

3
{"b":"14473","o":1}