ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты в самом деле не догадалась, о чем речь?

— Нет. Иначе бы не спрашивала, — буркнула Тоня. — Ты уж меня прости, но это — бред какой-то!

Борис еще секунду смотрел на нее, а потом неожиданно расхохотался, хлопнув себя ладонью по колену:

— А я уж подумывал менять шифр! Но раз его свои не понимают, то о врагах и говорить нечего. «Село» или «большая деревня» означает государство. А «дом сельского старосты» — столицу. Окрестностями на шифроречи называются соседние страны: Атер, Эстарика и Норткар.

— Тогда «провинция» — это весь мир? — неуверенно спросила Тоня.

— Схватываешь на лету, — похвалил Борис. — «Родственниками» мы именуем всех, кто обладает хоть какими-то магическими способностями. А что такое «Большая Лужа», думаю, ты и сама догадалась.

«Еще бы! — мрачно подумала Тоня, вспомнив нападение кминэков в Черном Болоте. — Иначе эту гадость не назовешь».

* * *

По ту сторону закрытой двери, что в конце коридора, раскинулся просторный внутренний двор, заваленный всевозможным хозяйственным хламом. Куски железа и чугуна, надколотые глиняные горшки, гвозди, молотки, доски, обрывки мешковины и старой одежды — все было разбросано как попало по всему двору. Невозможно было пройти по нему, ни разу не споткнувшись.

Посреди этого кавардака лежала вверх дном дырявая плоскодонка, на ней, задумчиво почесывая взлохмаченную голову, сидел здоровенный широкоплечий детина. Увидев Бориса, он перестал чесаться и подпер щеку мускулистой рукой. Чуть усталый взгляд верзилы выражал полнейшую невозмутимость.

— Кет? — прогрохотал он могучим басом, от которого чуть не дрогнул забор, окружающий двор. — Какими судьбами? Вот уж кого не ожидал увидеть, так это тебя.

Однако в голосе его не чувствовалось радости, скорее, наоборот, — едва заметное неприятие.

— Нелегкая принесла, — без тени улыбки сказал Борис, протягивая ему руку. — Рад видеть тебя, Роланд. Познакомься с волшебницей Янот Аксвонхам. Янот, это — мой друг, капитан Роланд Эльнон.

Гигант отвесил почтительный поклон Тоне, затем вытер ладонь о кожаную штанину и ответил на пожатие. Некоторое время мужчины молча глядели друг на друга. Наконец Роланд покачал головой:

— Хаос убей, а ты все еще держишь форму! Давненько не видал тебя в этих местах. Как ты? И, кстати, зачем здесь?

Старший Маг присел рядом с ним на плоскодонку и сделал приглашающий жест Тоне. Девушка скромно примостилась с краю.

— Ожидается большая беда, — тихо сказал Борис. — О такой не слыхивали даже во времена Эндоралы. На нас надвигается свирепая, страшная буря. Она может разрушить ветром и спалить молнией все кейлорские постройки, убить сотни тысяч людей. Сейчас массы черных облаков идут на Алирон.

— Проклятье! — воскликнул Роланд. — Керста находится на одной линии со столицей. Если никто не остановит бурю, мы пропали!

Борис кивнул.

— Ты осознаешь опасность. Уже хорошо. Слушай, мы с этой юной госпожой постараемся предотвратить беду, но нам понадобится помощь.

— Корабль?

— Точно. Отвезешь нас в Пелсий на «Розе Этхары». Потом можешь возвращаться к жене. Путь недолгий и тебе хорошо знакомый. Главное, провернуть все так, чтобы ни одна живая душа не знала, куда мы уплыли.

Роланд закивал, потрясая косматой огненно-рыжей шевелюрой.

— Корабль будет готов сегодня же вечером, — заверил он. — И все же, Кет, что за план? Как ты собираешься предотвратить бурю?

На лице Старшего Мага блеснула, как лучик солнца, загадочная и довольная улыбка. Он впервые взглянул на капитана весело и ответил:

— Как — неважно. План будет. А пока главное то, что мы с Янот готовы бороться. Мы не станем сидеть сложа руки. Верно?

Антония улыбнулась в ответ и хитро подмигнула. Они всыплют Монкарту по первое число! Еще не знают как, но обязательно всыплют!

* * *

Часов в десять по кейлорскому времени Тоню и Бориса уже уносил в Пелсий корабль «Роза Этхары». Рыжий Роланд стоял на капитанском мостике и время от времени отдавал необходимые приказы. По темной палубе с тусклыми фонарями сновали проворные матросы, выполняя распоряжения. Кто-то напевал на неизвестном Тоне квакающем языке незатейливую песенку с запоминающейся мелодией. Другие посмеивались да иногда передразнивали певца, но тот не сердился и тоже отвечал им смехом.

Антония смотрела на черные волны, что плескались за бортом, слушала их шум, а на морской глади между тем медленно прорисовывалась фигура всадника с длинным синим мечом. Она видела сполохи алого пламени позади него, черно-серый дым, тучи стрел над его головой. И людей, которые падали, как подкошенные, пронзенные то стрелой, то копьем, то синим сияющим клинком.

— Денис!

Она опомнилась, услышав собственный, полный ужаса голос и в испуге отпрянула от края борта.

— Дэн в беде, — прошептала Тоня. — Дэн в большой опасности! Что же мне делать? Как помочь?

Она присела на моток толстого каната и задумалась. Нет, она ничего не в состоянии сделать, находясь посреди моря. Не прыгать же в самом деле за борт?! Разумеется, нет. Все, что она может — только молиться. И Богу, и Древним Силам, хоть даже Хаосу.

Сложив ладони, Антония обратила лицо к черному, устеленному тучами небу. Ее губы беззвучно зашептали все известные молитвы. И в какой-то миг ей вдруг показалось, что облачная завеса чуть приоткрылась и среди блеснувших на ночном небосклоне звезд появились и тут же исчезли очертания белой лошадиной головы с серебристой гривой.

Впрочем, в следующий миг Антония подумала, что ей это просто почудилось.

Глава 8. СИНИЙ МЕЧ В ДЕЛЕ

После десяти дней скачки Денис Харитонов начал изнывать от бездействия. Он так привык к постоянной опасности, что чувствовал себя не в своей тарелке, когда ничего серьезного не происходило.

Они с Дерлоком ехали очень быстро и почти не останавливались. Ночевали в поле, только один раз завернули в таверну. Да и там ни с кем не разговаривали, даже не сидели в общем зале вместе с другими путешественниками. Хайт объяснил, что вечером здесь обычно затевается драка, а он не очень-то хочет в ней участвовать.

— Я-то думал, ты воинственный, — удивленно и с ноткой разочарования сказал Дэн. — Я где-то читал, что воины, как правило, любят потасовки.

— Чепуха! — отмахнулся Дерлок. — Если кто-то любит драки, то он или безумец, или дурак. Люди, у которых нормальная голова на плечах, предпочитают прожить жизнь спокойно, жениться, завести ораву детишек и посвятить отпущенные Древними Силами дни любимому делу. Войну любят только сумасшедшие.

— Значит, ты — один из тех? — спросил Денис после минутной задумчивости.

— Нет. Я как раз человек здравомыслящий, — ответил Хайт. — С самого детства я наблюдал эту треклятую войну. Сыт ею по горло. Если б была возможность, ушел бы куда-нибудь к Хаосу! Уплыл бы на материк, в какой-нибудь из Кофов. Или к ландорианцам.

В голосе Хайта зазвучали мрачные нотки. Меж густых бровей пролегли глубокие складки. Он резко откинул со лба непослушную прядь угольно-черных волос.

Харитонов решил больше ни о чем не спрашивать. Дерлок и так уже несколько дней пребывал в дурном расположении духа. Верно, никак не мог простить Бориса за то, что тот не позволил ему выручить из беды невесту.

Они двигались на юго-восток по огромной, совершили безлесной равнине. По пути не попадалось ни кустика, ни камешка. Перед глазами вот уже третий день лишь одна трава пригибалась к земле от сильного ветра, да над головой нависали мрачные, как настроение Дерлока, тучи. Скучный, однообразный пейзаж стал утомлять Дениса. Кейлор оказался не таким уж красивым, как он думал вначале. И в местности, по которой они ехали, почти не попадалось сел. Хотя это скорее было связано с маршрутом, который выбрал Хайт. Он нарочно держался подальше от жилья.

На десятый день пути на горизонте наконец-то показалась узкая полоска гор. Из-за сгустившегося сероватого тумана их едва можно было различить. Небо там выглядело еще темнее. За горами иногда блистали молнии, до слуха доносились отдаленные раскаты.

38
{"b":"14473","o":1}