ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Обучение Тони теперь шло куда тяжелее. Иногда Эскора занималась с ней колдовством по двенадцать часов в сутки. А кроме этого приходилось выслушивать лекции по истории и географии.

Сначала девушке было интересно, но постепенно изматывающая учеба стала надоедать, все чаще хотелось отдохнуть, устроить что-то вроде каникул. Однако Эскора была непреклонна.

— Ты должна догнать тех, кто учится в кейлорской Школе Магов и в Древних Архивах, — говорила она. — Борис хочет как можно скорее сделать тебя Хранительницей Мира, а это невозможно до тех, пор, пока ты не получишь звание мастера-мага.

На вопрос, кто такая Хранительница Мира, Эскора отвечала:

— Это — почетная должность. Если честно, никто тебе не скажет, чем она должна заниматься. Это — что-то вроде правой руки Старшего Мага. Первой Хранительницей была Эндорала Светлая. Она, например, во время войны лечила кейлорцев от ранений. А еще была неплохим дипломатом и частенько ездила с посольской миссией в Эстарику и Норткар.

— Ясно, — кивнула Тоня и по-русски добавила: — Вице-президент и министр иностранных дел в одном флаконе.

По воскресеньям (в Кейлоре и Атере этот день называли «силиван») у Антонии был день отдыха, который она с трудом выторговала у Хранительницы Архивов.

Этот день она проводила иногда за книгой, не касающейся колдовства, а иногда — прогуливаясь по известной ей части замка. Тоня беседовала с Илотом, который часто прилетал в Архивы проведать ее и Эскору. Бывало, они играли в крестики-нолики и прочие игры, хорошо известные дракону — путешественнику по мирам.

Над головой по-прежнему нависали мрачные серые тучи, но с каждым днем они становились как будто чуть тоньше и постепенно разлетались в другие уголки планеты. Иногда в массе облаков появлялись просветы, в которые заглядывали золотистые солнечные лучи.

Прошло три месяца. Холодное, хмурое лето сменила такая же хмурая осень с бесконечными дождями и уныло опадающими желтыми листьями. Пролетел сентябрь, лишенный той чудесной поры, которую в народе зовут «бабьим летом», и октябрь, в начале которого все деревья уже стояли голыми. Наступил последний месяц осени, и первые робкие снежинки уже падали на мерзлую землю с грязно-белого неба.

В ноябре Антония получила звание адепта второго ранга. В зале, где когда-то прошел ее первый урок, она сдавала экзамен Эскоре и двум профессорам, специально прибывшим для этого случая из Школы Магов.

Вместе с Тоней ждали аттестации две девочки лет двенадцати и мальчик лет семи. Дети учились в атерианском отделении Школы, куда Антония никогда не заходила, хоть и не раз прогуливалась мимо этого корпуса. Девочки что-то тихо и серьезно обсуждали, малыш читал небольшую, но очень толстую книгу.

«Эльбрет Синан. Защита от боевой и темной магии», — гласило название. Мальчик внимательно вглядывался в написанное, иногда прикрывал глаза и едва слышно повторял.

— Вы аттестуетесь на мастера-мага? — спросила одна из девочек, высокая, смуглая, с копной непослушных светло-русых волос.

— Нет, — ответила Тоня, почувствовав, как краска смущения заливает лицо. — На адепта второй степени.

На секунду среди детей возникло замешательство. Они изумленно переглянулись. Даже мальчик оторвался от книги и стал с любопытством изучать юную волшебницу.

— Вообще-то мы тоже, — наконец произнесла светловолосая девочка.

— Наверное, вы поздно начали учиться? — предположила вторая, с чёрной косой до пят.

— Меня учит Эскора… — пробормотала Тоня. — Уже три месяца.

Теперь на лицах детей появилось совсем иное выражение. Девочки смотрели с какой-то ревнивой завистью и недоверием. Мальчик восхищенно хлопал большими глазами:

— Эскора Толари? Хранительница?!

— Я знаю! — воскликнула светловолосая девочка. — Это о вас шептались в профессорской наши наставники. Точно о вас! Они говорили, что сам Старший Маг Кейлора тайно привез в Атер великую волшебницу. Они сказали «великую, но неопытную». Разве великие волшебницы могут быть неопытными?

— Еще как могут, — заверила её Тоня, с неудовольствием подумав о том, что теперь всяк в Атерианоне знает их с Борей тайну. И как они тут борются с утечкой информации?

— Если вас и вправду учит сама Эскора Толари, — сказала черноволосая девочка, — она может вами гордиться. Ещё никто и никогда за всю историю Атера не получал звание адепта через три месяца обучения. Меня зовут Теония Денар, — она протянула Тоне руку.

— Антония… Энлин, — ответила на рукопожатие девушка.

Новая волна удивления прокатилась по детским личикам. Они опять начали переглядываться. Тоня заметила, что светловолосая ученица, которая тоже хотела представиться, теперь явно боялась это сделать.

— Скажите, — тихо спросила она. — Вы — внучка Сималии Бесстрашной?

— Ага, — просто кивнула Тоня. — Только, пожалуйста, не спрашивайте, где моя бабушка и откуда я здесь взялась. Это — большой секрет, за разглашение которого мне Эскора уши оторвет.

Дети засмеялись, и барьер между ними и волшебницей рухнул. Всем вдруг сразу захотелось познакомиться.

— Кселерона Ривен, — протянула руку вторая девочка. — Я учусь с Теонией в одной группе.

— Теодорик Лотер, — плохо выговаривая букву «р», представился малыш. — Я из младшей группы.

Неожиданно дверь, ведущая в зал, распахнулась, и в коридор важно прошествовали два кейлорских профессора. За ними шла Хранительница Архивов. Глаза Эскоры победоносно сияли. Она даже потирала руки от удовоствия.

— Поздравляю, девочка, — сказала она, широко улыбнувшись, юной волшебнице, — поздравляю с присуждением звания адепта второго ранга!

Тоня сдержанно улыбнулась. Она не сомневалась в успешном исходе экзаменов. Эскора отлично подготовила её.

— Поздравляю! — сказал один из профессоров и добавил, обращаясь к детям: — Пусть Кселерона Ривен заходит.

На лице светловолосой девочки отразился смертельный испуг, но она сразу же взяла себя в руки и храбро вошла в зал. Один из седобородых магов вручил Тоне свиток — свидетельство о присвоении звания адепта.

— Надеюсь увидеть вас на следующей аттестации, — улыбнулся он. — Вы очень порадовали меня. Давно не слышал таких блистательных ответов.

— Спасибо, профессор, — почтительно произнесла Тоня. — Я, в свою очередь, надеюсь и в дальнейшем оправдывать ваши ожидания.

После этого девушка попрощалась с магами, но не ушла к себе, решив дождаться результатов аттестации детей. Это удивило Эскору, однако она не стала возражать. Все-таки Антония проделала большую работу, можно дать ей день передышки.

Кселерона покинула зал минут через двадцать. Она буквально выскочила оттуда, покрасневшая, испуганная, судорожно сжимая свиток. Устало улыбнувшись Тоне и остальным, она сказала:

— Вот и все. Я теперь адепт.

Потом вызвали Теонию. На ее аттестацию ушло гораздо меньше времени, вышла девочка из зала спокойно и с достоинством, без тени страха.

— Можете меня поздравлять, — деловито заявила она.

Последним сдавал экзамен Теодорик. Малыш боялся больше всех и все время до того, как его вызвали, повторял заклинания. Его вытолкали из зала сами профессора, посмеиваясь в белые бороды. На лице мальчика застыло выражение удивления и недоверия.

— Давай беги отсюда, кроха, — сказал высокий старик, борода которого была самой длинной. — Беги скорей, пока мы не передумали и не забрали у тебя свидетельство.

Теодорик с ужасом посмотрел на мага: и впрямь поверил в то, что долгожданный свиток могут отнять. А потом, даже не попрощавшись, бросился бежать к Тоне и девочкам, которые поджидали его неподалеку.

* * *

С тех пор четыре новоиспеченных адепта стали неразлучны. После уроков Кселерона, Теония и Теодорик бежали к предмету своего восхищения и обожания — Антонии Энлин. Дети прекрасно знали историю Тони, которую как-то холодным ненастным вечером девушка, не удержавшись, поведала им. Однако против ожидания Эскоры больше никто, кроме них, не узнал, что внучка Сималии живет и учится в Атерианоне.

49
{"b":"14473","o":1}