ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Актиния улыбнулась самой обворожительной улыбкой, на которую только была способна, и утвердительно качнула головой.

— Нет, ты точно спятила! — Возмущенный дракон даже схватился за голову передними лапами прямо на лету. — Там же полно шпионов! Ты попадешься!

— Нет, — твердо сказала Тоня. — Эшендор — всего лишь лес, а не резиденция Монкарта. Да и слышала я, что ларомонты не очень-то любят шастать по лесам. Пойми, Илот, мне действительно нужно туда. Я кое-что увидела… Марилана показала мне…

— Но зачем? — горестно воскликнул дракон. — Что ты хочешь там найти?

— Монкарт когда-то жил в Эшендоре. Возможно, там остались существа, способные рассказать что-то о нем, — ответила Тоня. — Илот, пойми, враг сейчас слаб! После Чёрной Бури он растерял половину волшебных сил! Мы можем и должны ударить по нему как можно скорее! И я догадываюсь, как это сделать. Только для подтверждения моих догадок нужно кое-что уточнить.

Дракон заворчал, потом застонал, заскрипел зубами. Он опять боролся с собой.

— Ну, ладно! — наконец рявкнул он. — Я высажу тебя на одной тихой полянке среди леса. Но знай, отпущу только до заката. Если за это время не вернешься, полечу искать, а найду — оторву уши!

— Илот, ты прелесть! — воскликнула Тоня, прижавшись к его шее.

Покоритель Небес фыркнул, сердито тряхнул головой и взял курс на север, в норткарский лес Эшендор.

Часть III

РОЭЛ И МОНКАРТ

Глава 1. ГОЛОС ЭШЕНДОРА

Тоня сразу почувствовала приближение к Норткару. Что-то начало смутно беспокоить ее. Предчувствие опасности, пока еще не сильное, но вполне ощутимое, постепенно пускало корни в ее душе. В какой-то момент девушке даже захотелось повернуть назад, однако усилием воли она заставила себя успокоиться и загнать страх подальше, в самые закоулки сознания.

Часа через три после появления странного предчувствия Антония наконец-то увидела кромку земли в бескрайнем море. Она постепенно росла, превращаясь в тонкую береговую линию, а потом начала стремительно приближаться к ним. Илот прибавил ходу, полагая, что чем быстрее они окажутся в Эшендоре, тем быстрее потом уберутся оттуда.

Дракон поднялся повыше. Он как раз пролетал мимо какого-то небольшого города и боялся, что местные жители заметят и поднимут тревогу. Тоня сильнее вцепилась в ремни.

Вскоре внизу блеснула широкая река, покрытая у берегов льдом. К ней почти вплотную примыкал очень большой лес, способный сравниться по величине разве что с Атерианоном. Илот пошел на снижение, пролетел над самыми деревьями, едва не цепляя брюхом острые верхушки, и, наконец, приземлился на небольшой поляне, перед этим немного притормозив, чтоб посадка получилась мягкой.

— Приехали! — проворчал Илот. — Вот тебе Эшендор. Довольна?

— Еще как! — улыбнулась Тоня, развязывая ремни.

Освободившись от страховочного пояса, девушка соскользнула со спины дракона и угодила в бело-голубоватый сугроб. Ей пришлось отряхиваться от липкого снега, что немедленно таял, едва соприкоснувшись с одеждой. Кое-как выбравшись из сугроба и приведя в порядок шубу и платье, Тоня смогла осмотреть место приземления.

Лес Эшендор был очень старым. Его древние лета выдавали неимоверно высокие сосны и ели с необъятными стволами. Кора многих деревьев потрескалась от времени и суровых зим, Кое-где ураганы повалили старинных исполинов, и теперь они лежали и медленно гнили, засыпанные снегом. Даже тонкая корка льда, сковавшая их мертвые стволы, не могла предотвратить разложение.

Пахло зеленью и снегом одновременно. Лес тихо шумел, покачивая вечнозелеными верхушками. От его колыбельной невыносимо хотелось спать. Да и в самом воздухе ко всем прочим запахам примешивался какой-то незнакомый, посторонний аромат, похожий на цветочный. От него веки словно сами по себе закрывались.

Последнее обстоятельство очень заинтересовало Илота, который стал настороженно принюхиваться.

— Очень странно… — пробормотал дракон. — Я живу на свете уже не одно столетие, но еще никогда не чувствовал подобного запаха. Как будто где-то неподалеку цветочная поляна.

— Точно, — согласилась Тоня. — Пахнет цветами. Только разве они растут зимой?

— Это стоит выяснить, — решительно сказал Илот. — Если окажется, что в Эшендоре действительно растут зимние цветы, я привезу букет Эскоре, чтоб не очень сердилась на твою самовольную отлучку.

— Вообще-то я попросила тебя прилететь сюда вовсе не за этим. Необходимо спешить, если мы хотим вернуться к сроку, — проворчала Антония. — Но если очень надо, можешь остаться здесь и искать цветы, а я отправлюсь на поиски родных Монкарта, если таковые вообще существуют.

— Хорошая мысль, — поддержал ее дракон. — Знаешь, хоть я и боюсь за тебя, но продираться сквозь чащобу что-то не хочется. Пойдешь в лес одна. Я предупрежу зверей, чтоб не тронули. А если натолкнешься на разведчиков Монкарта, пошли мне мысленный сигнал.

— Хорошо, — кивнула Тоня. — Встретимся на этой же поляне на закате. Я возьму с собой еду, если не возражаешь.

— Еще бы я возражал! — фыркнул Илот.

И они разошлись. Покоритель Небес не спеша поднялся в воздух и стал кружить над северной частью Эшендора, пытаясь найти источник приятного, усыпляющего запаха. А Тоня отправилась на юг, где росли деревья повыше и постарше.

Она не могла объяснить, почему выбрала именно это направление, целиком доверившись интуиции. Брела наугад, не представляя, кого должна отыскать среди обледенелого царства елей и сосен.

Ноги девушки то и дело утопали в сугробах. Она шла, спотыкаясь и иногда падая. Через час такого путешествия выбилась из сил и решила передохнуть.

Усевшись на поваленное ураганом дерево, Тоня достала из ранца хлеб и принялась сосредоточенно грызть. Не сказать, чтоб она была голодна, просто сидеть на одном месте было тоскливо, и хотелось чем-то заняться.

Заиндевелые деревья и белое полотно девственно чистого снега навевали умиротворение. Кругом стояла абсолютная тишина. Тоня была единственным источником шума в тихом и как будто вымершем лесу. Странный цветочный запах исчез. В этой части Эшендора пахло свежестью и снегом.

Спокойствие и отсутствие каких-либо звуков притупили чувство опасности. Тоня перестала прислушиваться и сосредоточилась на хлебе. Однако прошло совсем немного времени, и она замерзла. Озябшие ноги не согревали даже плотные шерстяные носки, а уж о руках без рукавиц и говорить нечего.

«Надо двигаться, — подумала Антония, — иначе холод убьет меня. Еще час поищу. А если никого не найду, пошлю сигнал Илоту, чтоб возвращался».

Она взглянула на унылое серое небо. Никакой возможности определить время по солнцу. Правда, девушка и так знала, что сейчас уже за полдень. Наверное, час дня, может, чуть больше. До вечера еще уйма времени, только вряд ли она дотерпит.

Растерев окоченевшими руками щеки, Антония поднялась и, спрятав остатки хлеба в ранец, немного попрыгала вокруг поваленного дерева, чтоб согреться. Когда тепло разлилось по телу, она снова вышла на борьбу с сугробами.

На этот раз ее хватило на более долгий срок. Тоня шла два с половиной часа, не интересуясь ничем вокруг и обращая внимание только на сугробы и присыпанные снегом ямки, в которые можно было по неосторожности угодить.

«Это не поиски, — в сердцах подумала Антония, остановившись, чтобы вытряхнуть снег из сапога. — Это какой-то экстремальный поход без цели! Я брожу здесь уже несколько часов и не встретила ни одной живой души, с которой могла бы поговорить. Надо бросать это дело и возвращаться. Прилечу сюда летом, когда не будет этого проклятого холода!»

Приняв решение, девушка повернула в сторону поляны, где ее должен был ждать Илот. Расстроенная неудачными поисками, Тоня шла теперь без остановок, не обращая внимания на холод. Теперь она двигалась гораздо быстрее, так как возвращалась по своей же проторенной колее.

Только один раз она сделала долгий привал, чтобы как следует пообедать. Правда, время было уже не совсем обеденное — около шести часов вечера. Небо начало темнеть. В просветах рваных туч тускло замерцали первые звёзды.

55
{"b":"14473","o":1}