ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Уголь и барьет — разновидность чистой магической энергии, — ответила волшебница. — Здесь его было немного. Потому-то и забросили эту часть Шахт и позабыли западный выход наружу. А Монкарт так и не знал о нем никогда… Пойдемте!

Сималия бодро зашагала по дороге. Воины мрачными тенями последовали за ней. Они шли, постоянно озираясь и крепко держа рукояти мечей. А старушка была так спокойна, словно бродила по своему дачному погребу, а не по вражеским Шахтам.

«Ну и выдержка!» — с легкой завистью думал Денис, которого угнетали полумрак и сырость подземелья.

Они шли по пустынным коридорам около получаса. Иногда узкоколейка разветвлялась, и ее ветви-притоки убегали куда-то во мрак. Все переходы и коридоры казались похожими друг на друга как две капли воды. Как Сималия ориентировалась в них, оставалось для Харитонова загадкой.

А где-то наверху грохотали пушечные снаряды и булыжники, запускаемые из катапульт, визжали, кружась в угрюмом небе, сафиты, поднимались тучи стрел и огненных шаров. Бывало, на головы идущих сыпался песок, и тогда Денис начинал всерьез беспокоиться, что их может завалить, но каждый раз Сималия успокаивала его:

— Не бойся. Стены тут крепкие, хоть на вид и не скажешь.

Наконец бесконечные пустынные коридоры, погруженные в многолетний мрак, перешли в широкие залы. Стены и пол здесь были облицованы шероховатой коричневой плиткой. Начали попадаться работники с кирками и вагонетками. Денису стоило недюжинных усилий удержаться и не напасть первым.

Ларомонты не обращали на отряд ни малейшего внимания. Маскировка Сималии сработала на славу. Кейлорцы с легкостью миновали Шахты и выбрались в подземные склады, где хранилось оружие и провизия.

— Что-то слишком уж легко, — тихо проворчал кто-то из воинов. — Ни одной стычки за все время. Может, подвох?

— Снаружи — наши, — с усмешкой ответила волшебница. — Монкарт оставил в Шахтах не больше десяти человек. Остальных снял для обороны крепости.

Из складов вели две двери: одна — на внутренний двор, другая — в темницы. Первое, что несказанно удивило Сималию, — оба выхода не были под магической защитой. Точнее, были, но настолько слабой, что старушке не составило труда нейтрализовать ее.

— Похоже, наши-то задали врагам перцу, — улыбнулась волшебница. — Насколько мне помнится, Аностор был когда-то весь напичкан магией, а теперь — это самая обычная крепость.

Сималия распахнула дверь темницы и уверенно пошла мимо камер, как будто точно знала, где находится ее внучка. Денис же на всякий случай заглядывал в окошко каждой камеры. Иногда он видел грязных заросших людей в жалком, изорванном подобии одежды, иногда — тощих кминэков, утративших в холоде и мраке тюрьмы всю природную свирепость. Но Тони нигде не было.

Нетерпеливый Тор чертом понесся в самый конец коридора и вдруг резко замер перед одной из камер с настежь распахнутой дверью. Хотх понюхал воздух и засуетился, закружил возле нее.

«Это запах госпожи Антонии! — мысленно воскликнул он. — Она была здесь совсем недавно!»

— А теперь? — Денис подбежал к Тору, присел перед ним на колени и внимательно осмотрел пол. — Гляди. Здесь чьи-то мокрые следы, которые ведут во внутренний двор. Уж не ее ли?

В это время Сималия заглянула в камеру и присвистнула.

— Тут полно воды! Только крохотный пятачок сухого камня посредине. Что-то я не припомню в Аносторе такой комнаты.

— Вперед! — скомандовал Денис, вставая. — Мы должны найти Тоню, пока она не натворила глупостей.

И, не дожидаясь остальных, он бегом направился к выходу из коридора во внутренний двор. Тор, Сималия и воины последовали за ним. Они едва успели выйти на воздух, как в западную стену врезался булыжник, посланный катапультой Роланда.

Камни дрогнули и начали осыпаться. Один из них ударил Харитонова по плечу, чуть не сломав кость. Воину, стоящему рядом с ним, повезло еще меньше. Камень попал ему в голову, и мужчина, не успев даже охнуть, безжизненно рухнул на землю.

— Твою мать! — заорал Денис по-русски. — Бежим!

Отряд рванул к центральным башням, и в это время в прореху яростно хлынули кейлорские войска. У самого уха Сималии просвистела стрела. Кто-то из людей Харитонова упал, сраженный умело брошенным огненным шаром.

«Да нас же свои бьют! — мысленно крикнул Тор. — Госпожа, сделайте что-нибудь!»

Сималия остановилась и стала поспешно чертить в воздухе непонятные знаки. А кейлорские воины с ревом мчались ей навстречу, позабыв о приказе Бориса не трогать ларомонтов и мартера с белой меткой на руке. Тор выскочил вперед и свирепо оскалился, обнажив острые, как кинжалы, клыки. Денис вынул из ножен Синий Меч, лезвие которого засияло магическим голубоватым светом. Несколько магов, уже занесшие было посохи с огненными шарами, замерли, так и не выстрелив. Солдаты резко остановились, с неподдельным удивлением взирая на зеленого, бородавчатого ларомонта, в руках которого сверкал древний клинок.

— Не стрелять!!! — донесся сверху полный бешенства крик Старшего Мага. — Не стрелять! Это наши!

В ту же секунду отряд окутало белое марево, которое вмиг рассеялось, и перед глазами растерянных кейлорцев предстали обычные люди: несколько солдат, воин Синего Меча и старая волшебница.

Кейлорцы не успели даже осознать толком, что произошло, как со стен Аностора на них посыпались стрелы и огненные шары. Над головами сверкнула молния, поразив нескольких солдат. Ударил гром.

Сималия вскинула руки и не по-старчески громким голосом стала читать один из стихов-заклинаний Мариланы:

Прочь убирайтесь, проклятые твари!

Нас одолеть вам удастся едва ли.

Древние Силы всегда помогают

Чистым сердцам, что страха не знают.

Кто-то из ларомонтов захрипел и повалился на землю, выронив оружие. Некоторые падали замертво со стен. Какой-то мартер нечеловечески взвыл и через миг почернел и рассыпался в прах.

И все же сила старой волшебницы не могла сравниться с силой ее молодой внучки. Заклятие погубило не больше двух десятков врагов, тех, что по какой-то причине были слабее собратьев. На остальных оно никак не подействовало.

— Похоже, потеряла я хватку, — сокрушенно пробормотала Сималия. — А может, заклятия Монкарта стали устойчивее к магии Древних…

Она мельком взглянула на серое небо, где с визгом и ревом носились сафиты и вспыхивали огненные струи Илота и Ксера, потом перевела взгляд на сцепившихся кейлорцев и ларомонтов и тогда приняла решение.

Несколькими точными ударами заклинания болевого шока она разметала тварей, преградивших ей путь в центральную башню, и открыла «ключом мага» огромные железные ворота. Денис обернулся на скрип замков.

— Серафима Ивановна! Вы куда? — испуганно крикнул он.

— Завершить начатое, — коротко бросила в ответ старушка, скрываясь в черноте башни.

— Погодите! Я с вами! — закричал Харитонов, бросаясь за ней.

Синий Меч вспыхнул еще ярче. Денис убрал с дороги матерого ларомонта, попытавшегося было обрушить на него секиру. Обугленные останки врага рухнули к его ногам. Хладнокровно отпихнув их носком сапога, парень ринулся в открытые ворота.

Сначала его охватила абсолютная, всепоглощающая тьма, в которой невозможно было различить ничего. Однако постепенно глаза привыкли к темноте, и он с трудом разглядел очертания широкой винтовой лестницы. Денис побежал по ней, стараясь догнать Сималию. Но уже через несколько минут понял, что ему это не удастся. Старушка словно испарилась.

Что-то острое ткнулось Денису в ногу. Харитонов отскочил и обнажил меч, но тотчас же опустил его обратно в ножны. Перед ним стоял Тор. В кромешной тьме были видны лишь его горящие желтые глаза и кончик виляющего хвоста.

«Кого прикажете отыскать, господин воин? Госпожу Сималию или госпожу Антонию?» — преданно глядя на Дениса спросил хотх.

— Тоню, конечно, — ответил парень, потрепав зверя по загривку. — Давай, дружище. Ищи.

* * *
79
{"b":"14473","o":1}