ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так вот что придумала Арлин! — восхитилась Тоня. — Умно! Странно, что после этого Абмолин немедленно не развелся с ней.

— Его двоюродный брат, Архколдун, в ярости, — засмеялась Сималия. — Он все пытается снять древние чары. Зря старается. Колдовство сильное и совершенное, как говорят в России, «в состоянии аффекта». Колдунья, которая сотворила кольца, испытывала ненависть и страх — хорошее сочетание для мощной магии.

— В таком случае рано или поздно Архколдун откажется от попыток расколдовать молодоженов, — уверенно сказала Тоня. — Рада за Арлин. Но остается вопрос: куда исчезла книга?

— Через пару дней я собираюсь вновь ехать в Аностор, — задумчиво произнесла Сималия. — Насколько мне известно, Борис хотел бы видеть и тебя в Норткаре. Так что можешь смело отправляться со мной.

Тоня согласилась, и вскоре они с бабушкой и Денисом вылетели на Илоте из Атерианона. Бориса нашли в столице Норткара — Фестелле. Маг несказанно обрадовался приезду волшебниц и даже слышать не желал о поездке в бывшую крепость Монкарта.

— Оттуда уже вывезено все ценное, — твердо сказал он. — Оставьте в покое эту дыру. Надо всерьез заняться восстановлением страны. А уж потом, если хотите, можем и в Аностор прогуляться.

Волшебницы хмуро переглянулись, но не стали возражать. Тайну «Черной Книги» они свято хранили между собой, не открывая никому.

Последующие недели Тоня ездила по селам и городам, собирала на площадях народ и призывала его к миру и спокойному труду. Она подробно рассказывала о битве с демоном, мечтала вслух о счастливой жизни в новом, цветущем Норткаре, и люди верили ей. Там, где побывала юная победительница, утихали распри и пряталось в темные сундуки оружие. Жители полуразрушенной страны понемногу успокаивались и возвращались к прежней жизни.

Но нет, не совсем прежней. Многое изменилось. Из Кейлора приехали каменщики, кровельщики, столяры, садовники и лекари. Отстраивались дома, расцветали сады и парки, исцелялись от недугов люди. Страна оправлялась от пережитого многолетнего ужаса. И, хоть многое еще напоминало о недавнем господстве Монкарта, с каждым днем прошлое все больше растворялось в потоке дел нового, счастливого времени.

Даже мрачные Пустоши обрели хозяев. Ими стали бывшие рабы Монкарта, для которых кейлорцы. построили целые селения. С морально исковерканными людьми жили добровольцы — адепты и ведьмаки из Школы Магов, которые взялись за нелегкое дело — излечить разум и души несчастных рабов. И многим это удавалось. Спустя всего несколько лет жителей Пустошей уже нельзя было отличить от остальных норткарцев.

Обитатели северной части страны, как никто, боготворили Антонию, искренне и преданно любили ее и считали Пророчицей Древних Сил.

— Что нам Марилана! — говорили они. — Мудрая никогда не помогает нам и всегда стоит в стороне. Наша святая — Антония Энлин, величайшая из величайших, наша спасительница!

Как-то ясным мартовским днем на главной площади Фестеллы собрался народ. Люди гомонили и призывали юную волшебницу хоть на минутку выйти к ним. Антония не заставила их долго ждать.

Едва она показалась на балконе дворца, бывшей резиденции Монкарта в столице, как люди радостно закричали, в воздух полетели шапки. Вдруг народ утих. Из толпы вышел уже немолодой горожанин, низко поклонился волшебнице и воскликнул:

— Не гневайся, Величайшая! Выслушай нас, твоих покорных слуг! Позволь высказать то, что накипело в наших душах!

Он смолк, ожидая ответа.

— Я слушаю тебя, — с улыбкой отозвалась Антония. — Говори.

Старик поклонился еще ниже:

— Долгие годы мы жили в страхе и отчаянии под гнетом Монкарта. Мы не знали радости и мира. Нашим уделом были только голод, нищета и болезни. Мы не знали, что такое мудрый и справедливый правитель. Долгая война и бесконечные дни Тьмы лишили нас веры в то, что он существует на свете. Но тогда явилась ты, Величайшая, и спасла нас всех! Ты стала нашей надеждой, указала нам путь к светлому будущему! Ты убила демона и вернула нам жизнь!

Старик вдруг опустился на колени и протянул руки навстречу Антонии:

— Не хватит слов, чтобы описать величие твоего деяния. Не хватит сокровищ, чтобы оплатить наш долг перед тобой. Великая! Мы, твои покорные слуги, преклоняем перед тобой колени и умоляем править нами и вести к Свету, ибо мы преданны тебе всей душой и готовы отдать жизни за тебя!

И тотчас же весь разношерстный люд упал ниц перед Тоней. Словно волна прокатилась по толпе, прижав ее к земле. Над площадью повисла напряженная тишина. Жители города с трепетом ожидали решения.

Девушка растерянно оглянулась на друзей, стоящих в дверном проеме у входа на балкон. Сималия с улыбкой кивнула. Денис сжал левую руку в кулак и поднял вверх большой палец. Борис едва слышно прошептал: «Давай решайся!»

Антония медленно подошла к самому краю балкона и посмотрела на голубое весеннее небо, по которому плыли кудрявые белые облака. И вдруг одно облако лениво закружилось, завихрилось белоснежной гривой. А через секунду волшебница уже видела очертания лошадиной головы. Серебристо-белый глаз хитро подмигнул ей, и в тот же миг облако растаяло, словно его и не было.

Марилана Мудрая дала благословение.

— Отныне и до конца дней своих я — ваша правительница! — крикнула Антония, подняв вверх сжатую в кулак руку. — Древние Силы с нами!

Буря ликования захлестнула городскую площадь. Люди обнимались, плакали, пели хвалебные гимны и никак не могли унять восторг. Наконец, когда страсти утихли, к волшебнице подошел Борис и с улыбкой обратился к народу:

— Негоже правительнице Норткара не иметь титула! Верно? Слушай меня, Антония Энлин! Отныне ты становишься Старшим Магом Норткара! Пускай сейчас здесь нет Совета Мастеров, который один вправе решать такие вопросы, но я верю, что мудрые маги Совета пришли бы к тому же решению, какое сегодня принял я! Да здравствует новая правительница!

— Хвала госпоже!!! — взревела ликующая толпа.

И снова, как тогда на башне Белого Дворца после битвы с сафитами, Тоня почувствовала себя растерянной и смущенной. Но теперь уже не одинокой. Неслышными шагами к ней приблизился Денис и нежно обнял за плечи.

— Разве могли мы мечтать о таком год назад? — прошептал он, все еще не в силах поверить собственным глазам и ушам.

Тоня ничего не ответила, только повернулась и прижалась к нему всем телом, ощутив тепло, покой и взаимную безграничную любовь. Но минуту спустя, словно омраченная какой-то мыслью, она подняла голову и, взглянув в глаза Дениса, серьезно спросила:

— Знаешь, я никогда раньше не творила иллюзий. А о том, что у Роэла и Эскоры будет дочь, вообще не знала. Выдумала картинку на ходу… Как думаешь, то, что я проделала с Монкартом в Аносторе, моя заслуга или Мариланы?

Харитонов хотел было ответить, но не успел.

— Ты еще сомневаешься?! — услышала она позади удивленный голос Бориса. — Конечно, это сделала ты… Да Марилана вообще не вмешивалась!

Тоня рассмеялась и спрятала лицо на груди Дениса. … Пойди пойми этих Древних!

Глава 13. УЙТИ ИЛИ ОСТАТЬСЯ

А через несколько дней Алирон с радостью встречал возвращение Хранительницы Мира Сималии Энлин. Сбылось древнее пророчество, и великая волшебница вновь ступила в столицу Кейлора, чтобы принять титул и власть, когда-то ей принадлежавшие.

Вернулся домой и Борис, которого встретили даже с большими почестями. Эна чуть не потеряла сознание от счастья, когда однажды он, что называется, «свалился с неба» вместе с Илотом на внутренний дворик Белого Дворца.

Старший Маг многое пропустил, пребывая в Норткаре. Его маленький сын Кейл совсем недавно стал на ноги и теперь бодро семенил за матерью, куда бы она ни шла. Умер от старости управляющий Алирона, и новую должность решено было отдать Сималии.

Илот погостил в Городе Мечты недолго: всего два дня, а потом отправился в свой уединенный полуразрушенный замок на необитаемом острове Мей.

— Ваши войны порядком меня утомили, — пожаловался Древний. — Вот прилечу домой — залягу в спячку лет на десять!

85
{"b":"14473","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фальшивый золотой ключик
Я подарю тебе крылья. Книга 2
Магия зеркал
Искусство натурального сыроделия
Деревенский детектив. Рассказы, повесть
Спастись от опасных мужчин
Нечаянный Роман
Триумфальная арка
Последний отбор. Смотрины для строптивого принца