ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, бывают молитвы случайные, но столь сильные, на которые почти немедленно получается ответ в виде той или иной помощи. Происходит это тогда, когда человек бывает поставлен на край пропасти. Если он сумел в такой момент обратиться к Высшим Силам с воплем отчаяния, со всем огнем своего сердца, то, если данный опасный момент не входит в зрелую карму, которая должна исполниться, получается почти немедленная так называемая чудесная помощь, появляющаяся неизвестно откуда. Рассказы и описания таких случаев чудесной помощи известны многим, ибо они всегда большинством людей рассматриваются как чудо. Такое чудо создает мощная вибрация и яркий мыслеобраз, созданный напряженным состоянием сердца в час опасности, выразившимся в сильной и горячей молитве, с упованием и надеждой на Высшую помощь, и, конечно, помощь в таких случаях никогда не запаздывает. В Учении не раз говорится: «Помощь Наша приходит в последний момент», но это потому, что лишь в последний момент человек научается языку сердца и говорит таким языком, на который отказа не бывает, и немедленно помощник, в виде Ангела Господня или обыкновенного человека, неизвестно откуда является.

Вспомним, что когда Авраам по требованию Сарры отпустил ее служанку Агарь с сыном ее от Авраама, Измаилом, и она заблудилась в пустыне Вирсавии, то, видя, что сын ее умирает от жажды, она подняла столь сильный вопль, что он достиг по назначению, и немедленно к ней был послан Ангел Господень, который успокоил ее и указал ей на колодец с водою, который она так тщетно искала ранее (Быт., 21). Таких примеров, указывающих на действенность горячей и искренней молитвы человека, находящегося в безвыходном положении, можно найти в Библии и в жизни множество.

"Молитва есть осознание вечности. В молитве заключены. красота, любовь, дерзание, отвага, самоотверженность, неуклонность, устремление. Но если в молитве заключается суеверие, страх и сомнение, то такое заклинание относится к временам фетишизма.

Как же следует молиться? Можно проводить часы в устремлении, но существует молниеносная молитва. Тогда без слов мгновенно человек ставит себя в непрерывность всей цепи в Беспредельность.

Решая соединиться с Беспредельностью, человек как бы вдыхает эманации эфира и, без механики повторений, получает лучшее замыкание тока. Так в молчании, не тратя времени, можно получить струю освежения.

Только развитая духовность может в едином вздохе поднять сознание человеческое. Но Мы должны твердить о молитве, ибо о ней будут спрашивать.

Не нужно заклинаний, не нужно выпрашиваний, не нужно пыли смирения, не нужно угроз, ибо уносим себя в дальние миры, в хранилища возможностей и знаний. Чувствуем, что нам они назначены, и прикасаемся дерзновенно.

Так поймите Завет: «Не молитесь всяко, но в духе» (Листы Сада Мории, т. II, 307).

О необходимости молиться «не всяко, но в духе» учил людей и Христос. В беседе с Самарянкой Христос говорит: «Настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Иоанн, 4: 23). Но прошло две тысячи лет, как сказаны эти слова, а в чем состоит молитва «в духе и истине» людям до сих пор непонятно. Люди увешивают себя амулетами, значения которых они даже не знают, шепчут в темных углах длиннейшие молитвы, которые в большинстве случаев состоят из выпрашиваний у Бога разных милостей, исполняют все церковные постановления и обряды и воображают, что поклоняются Отцу в духе и истине.

Поклонение Богу в духе и истине не имеет ничего общего с теми формами заклинаний, какими, вместо молитв, люди пользуются теперь.

Поклоняющийся Богу в духе и истине перестает быть, первым делом, постоянным попрошайкой, который обращается к Богу главным образом, чтобы напомнить Ему о себе и выпросить у Него побольше всяких великих и богатых милостей. Он не говорит больше: подай, Господи, да подай.

Господи, — но все, что он ни делает, он делает для Господа, говоря:

Тебе, Господи!

Он знает, что попрошайничеством ничего не достигнешь, ибо попрошайничество не поощряется даже в человеческой среде. Даже мы, с нашим ограниченным умом, понимаем, что когда к нам является здоровый, могущий работать человек, просящий о помощи, то нужно предложить ему работу. Необходимо, чтобы он заработал то, что ему нужно, а не получил в силу одной только просьбы, ибо цель и назначение жизни есть труд, а не попрошайничество. Если бы достаточно было только просьб, чтобы иметь в жизни все, что нужно, то развилось бы такое тунеядство, которое развратило бы и погубило бы мир. Почему же можно думать, что поощрять тунеядство, леность и попрошайничество будет Бог, который есть Сама Мудрость? Мы получаем в жизни милости от Бога постольку, поскольку мы их зарабатываем, а не потому, что просим. Если мы мало получаем, это значит, что мало зарабатываем.

Но чем мы можем заработать у Бога? Что мы можем дать Ему взамен того, что нам для жизни нужно? Ведь Бог ни в чем не нуждается! Так обычно принято думать, но это не вполне верно. Бог нуждается в нашем труде.

Мы — призванные помощники и сотрудники Сил Света в проведении Ими на нашей планете плана эволюции. Каждый из нас имеет определенную задачу и определенное назначение. Каждый из нас, в зависимости от своих индивидуальных способностей и свойств, поставлен на такое место, на котором он может быть наиболее полезен. Как бы ни казалась нам ничтожна та роль, которую мы в жизни выполняем, она есть именно та, которая нам назначена. Более или менее добросовестным выполнением своего долга мы зарабатываем большее или меньшее количество милостей у Бога, но они ни в коем случае не являются результатом наших выпрашиваний и наших молитв. Есть же люди, которые никогда не молятся, и тем не менее они тоже не лишены милостей, ибо труд есть их молитва.

Если же человек сознательно всякий свой труд превращает в великое служение Высшим Силам и на исполнение всякой своей обязанности смотрит как на сотрудничество с Ними, на благо всего человечества и на пользу эволюции, то его постоянный труд, добросовестно, охотно и с любовью выполняемый, есть его постоянная молитва. Для такого человека отпадает необходимость участвовать в продолжительных общих молитвах в храмах. В Учении говорится: «Гимн Творцу не только в храме возносится, но воск свечи проливается в труде жизни» (Листы Сада Мории, т. 1, 94). Этим, конечно, не сказано, что молитвы не нужны. Есть чудесные молитвы, прекрасно выражающие различные душевные настроения человека, в которых смятенный человеческий дух в минуты различных потрясений обращался с призывом и мольбой к Высшим Силам. Повторение таких молитв, когда от горечи жизнь становится нестерпима и тяжела и слабеют у человека и сила, и воля, является истинным целебным бальзамом на его измученную душу, приносящим струю освежения и восстанавливающим необходимые для преодоления дальнейших препятствий и силу, и волю. В Учении сказано:

«Вы знаете, насколько Мы против всякой магии, но даже в случае обращения к Светлой Иерархии остается значение зова моления. Нужно помнить, что и земные силы не откликаются без письма. Такой же ток, совершенно вещественный, возникает при сознательном обращении к Иерархии» (Мир Огненный, ч. 1, 268).

Для превращения своего каждодневного труда в молитву, в великое служение Высшим Силам, необходимо лишь развитое сознание. Необходимо изменить свой взгляд на свою обычную работу. Не смотреть на нее как на неприятную тягость, как на отбывание номера, но как на радостную возможность сделать угодное Господу, как на постоянное предстояние пред Творцом, который видит нашу работу и наше усердие к ней. Лишь хорошо исполняемым своим трудом мы возвращаем Творцу то, что получаем от Него, ибо лишь такой труд, поднимая качество самой работы, способствует как совершенствованию человека, так и эволюции всей жизни.

"Истинно, если знаете непрестанное предстояние, уже имеете кратчайший путь к Нам. Для людей обычно особенно страшна каждодневность. Для них она есть символ утомления и нисхождения. Между тем для Нас каждодневность является совершенствованием и восхождением. Она открывает врата Беспредельности. Можно полюбить каждодневность, ибо она закаляет дух и дает мужество помыслить о нескончаемости цепи трудовых веков. Кому-то они устрашение, но утонченное сознание примет их как источник бесконечного творчества. Прекрасные культы тускнели от каждодневности, но как прекрасно сознание, что даны каждодневная преданность и пылающая любовь к Иерархии. Если скажу: «Люблю Тебя, Господи, и предан Тебе, Владыка, и чту Тебя, Учитель!», — в какой мощный хор обратится это славословие на дальних мирах! Так можно каждою преданностью открыть новые затворы, и как чудесно ощущать неисчерпаемость великих понятий. Явление завещания может быть кратко:

117
{"b":"14476","o":1}