ЛитМир - Электронная Библиотека

У одного отшельника спросили: как может он пребывать в постоянном молчании? Он очень удивился и сказал: «Напротив, никогда не молчу и беседую непрестанно — так много собеседников посещают меня». Отшельник настолько приблизился к Миру Незримому, что он стал для него вполне ощутимым. Молитва сделалась собеседованием, и Мир утвердился во всем величии. Такому духу переход в Мир Тонкий вообще неосязаем.

Среди бесед о добре можно подниматься по любым ступеням. Сперва молитва внешняя, потом молитва сердечная и затем собеседование о Благе (41).

Существует мнение, что молитва есть нечто отличное от обихода, между тем она есть основа жизни. Без связи с Высшим Миром немыслимо человечество — оно будет хуже зверей! Так можно рассматривать связь с Высшим Миром как основу Бытия. Не имеет значения, на каком языке будет совершаться воззвание. Мысль не имеет своего языка, но зато она всепроникающа ( 42).

Человек молит о прощении — и не изменяет образа жизни. Человек скорбит о своих несчастьях, но не покидает ни одной привычки, которые довели его до положения скорби. Но одно моление о прощении не имеет смысла, если не сопровождается исправлением жизни. Не скорбь, но лицемерие, когда Высшая Мудрость утруждается саможалением. Также не имеет значения принуждение к молитве. Пока люди не примут значение связи с Миром Высшим, они будут лишь кощунствовать своею неискренностью. Не солгать Истине, не утаить перед всепроникающим Светом. И к чему утаивать сокровенное, сердцем оправданное? Связь с Высшим Миром будет привлекательной, когда сердце утвердит свой приговор ( 47).

Молитва есть очиститель. Не следует понимать это определение отвлеченно. Духовное здоровье есть главная основа здоровья тела.

Именно молитва, как реальная связь с Высшим Источником, будет лучшим очистителем организма от всех заболеваний. Заражение появляется, когда тело дает вход явленным посланцам зла. Каждое тело предрасположено ко многим заболеваниям, но духовная крепость не дает развития таким восстаниям. Когда же дух может правильно питаться высшими энергиями, он предохранит и тело от опасности.

Потому можно утверждать, что молитва есть очиститель (57).

Находятся невежды, которые полагают, что молитва вообще неуместна среди деловой жизни. Следует поставить им на вид — какое такое дело они считают несовместимым с молитвой, очевидно, злое и корыстное?

Именно во зле нет места молитве, но всякий добрый труд нуждается в молитве, открывающей Силы Высшие.

Так нужно в Новом Мире утвердить истинные реальности. Не будем ретроградами, если напомним о том, что постоянно и неизменно будет законом Бытия ( 58).

Молитва есть вдохновитель к знанию. Каждый, кто осознал величие такого собеседования, неминуемо начнет устремляться к познанию. Рост такого сознания потребует всевозможных научных познаваний.

Философия, так же как и естественные науки, поведает те же пути к Высшему Миру. Невежды толкуют о материальных науках, которые отрицают все, грубым глазом не видимое. Но они уже знают о тонких атомах и понимают о необходимости микроскопа и телескопа. Поистине, они сами делают науку пустой оболочкой. Когда появятся признаки Высшего Мира в сознании, то каждая наука преобразится. Нет такого знания, которое не утверждало бы великую связь миров. Нет таких путей, которые не вели бы к Высшему Миру. Кто не чувствует величия единения и Беспредельности, тот не дорос в своем сознании. Молитва не есть мертвый крик ужаса, но собеседование, полное любви и преданности ( 61).

Особенно отвратительно видеть, когда, с одной стороны, остается лучшая преданность Высшему Миру, но с другой — темное сатанинство в полной мере. Так можно на примерах жизни находить подобие Армагеддона. Нужно помнить, как Силы Света неустанно поражают тьму. Молитва будет и боевым кличем, когда во имя Высшего поражается ложь. Рассеивая ложь, служим Свету ( 65).

Молитва не принижает, но возвышает. Если кто после молитвы почувствует подавленность, значит, качество молитвы не было высоким. Человек несоизмерим с Беспредельностью, но искра энергии высшей содержит в себе значение даже вне мыслимых пространств. Искра Высшей энергии дана каждому человеку, и, как носитель ее, он облекается высокой обязанностью. Он — мост с Мирами Высшими; значит, невежда, отрицающий Мир Высший, тем отрицает и свое человечество.

Напоминание о Мире Высшем есть пробный камень для испытания каждого духа ( 67).

Духовное начало предшествует каждому действию. Не может быть действия телесного без предшествующего духовного соединения. Так каждый, отрицающий духовное начало, уже лишает смысла все свои действия. Не может продолжаться эволюция, если главный двигатель будет отринут.

Черный Век имеет среди своих свойств отрицание Начал и Основ. Но именно такая тьма преходяща. Человек может готовиться к принятию Света, но, чтобы не уподобиться кроту, он должен осознать в себе сущность Света.

Когда говорю о высшем Собеседовании, прежде всего предлагаю понять реальность во всей беспредельности ( 68).

Молитва не может иметь ничего общего с насилием. Первая молитва ребенка не должна быть осмеяна или порицаема. Мальчик молился:

«Господи, мы готовы помочь Тебе!», — прохожий очень возмутился и назвал ребенка гордецом. Таким образом, первое чувство самоотверженности было поругано. Девочка молилась о матери и о корове, — и такая молитва была осмеяна. Но память осталась о чем-то почти смешном, тогда как такая забота была трогательна.

Устрашение Богом тоже есть великое кощунство. Запрещение молиться своими словами уже будет вторжением в молодое сознание. Может быть, ребенок помнит что-то важное и продолжает свою мысль кверху. Кто же может вторгаться, чтобы потушить светлый порыв?! Первое наставление в молитве будет наставлением на весь жизненный путь ( 69).

Молитва хороша во всякое время, но имеются два срока смены токов, когда обращение к Высшему Миру особенно желательно, — при восходе солнца и после заката. Кроме того, отходя ко сну, уместно воззвать к Высшему Миру.

Сон не понят наукою. Идея отдыха будет примитивна. Если каждое действие предшествуется духовным актом, то такое необычное состояние, как сон, должно быть особенно отмечено. Люди почти на половину жизни вверяют себя в Мир незримый. Нужно очистить сознание перед входом в сокровенные Врата. Мысль о Мире Высшем, мысль о Хранителях уже осветит увядшее сознание, и встречи могут быть лучшие, и нападения могут быть отвращены. Только сердечная мысль о Высшем Мире может быть непроницаемой кольчугой.

Так осознаем все наиболее прекрасное и нужное в дальней дороге ( 71).

Аум звучит не как имя, но как понятие. Постигающий придет к звучанию, которое созвучит с музыкой сфер. Можно лишь редко услышать земным ухом это звучание сфер, но невежда примет это звучание за шум в ухе. Так пойдем туда, где звучит сама Беспредельность ( 79).

Глава 6

О ЖЕРТВЕ И ЧУВСТВЕ ДОЛГА

"К числу основных законов, которыми управляется и живет Вселенная, принадлежит закон жертвы. Закон жертвы есть основной закон и главный принцип развития жизни в мироздании. Миры зарождаются, существуют и развиваются благодаря закону жертвы. Жертвой Логоса, Создателя нашей солнечной системы, создана наша Вселенная. Господь нашей Вселенной в беседе с Арджуной говорит: "В далеком прошлом, когда актом жертвы из эманации Бога возникли люди, Господь сказал: «Жертвой размножайтесь; да будет она для вас источником желаний» (Бхагавад-Гита, 3: 10).

Первичная жертва (эманация Бога), которая производит рождение существ, именуется действием, говорит БхагавадГита (8: 3), и этот переход от блаженства совершенного покоя Самосущего в состояние деятельности признавался всегда за жертву Логоса. Эта жертва продолжается на протяжении всей жизни Вселенной, ибо жизнь Логоса есть единственная поддержка каждой жизни. Он Сам ограничивает Свою жизнь в каждой из мириад форм, которые Он зарождает, вынося все стеснения и все ограничения, присущие всем отдельным формам. Из каждой формы Он мог бы освободить Себя во всякое время и наполнить всю Вселенную Своей Славой; но лишь благодаря божественному терпению и медленному, постепенному расширению может каждая форма подвигаться к совершенству, пока не станет наконец независимым центром безграничного могущества, подобным Ему Самому. Вот для чего заключает Он Себя в формы, перенося все их несовершенства, пока Его создание не сделается подобным Ему и единым с Ним, сохраняя при этом свою собственную индивидуальную нить памяти… Таким образом, это излияние Его жизни в формы есть часть изначальной Жертвы, и оно несет в себе блаженство вечного Отца, высылающего своих детей как отдельные жизни, чтобы каждая могла развиться до тождества с Ним и дать в то же время свою собственную ноту, сливающуюся со всеми остальными, дабы все более ширилась и обогащалась вечная гармония Блаженства, Разума и Жизни. В этом состоит сущность жертвы, каковы бы ни были другие элементы, примешавшиеся к центральной идее".' Кроме центральной идеи жертвы Логоса: отдачи части Себя на образование Вселенной («Отдав частицу Себя на проявление этой Вселенной, Я остаюсь» {Бхагавад-Гита, 10: 42]) и Своих эманаций на зарождение живых существ, — жертва Логоса этим не ограничивается. Для того чтобы появилась Вселенная, Логос должен из непроявленного состояния перейти в проявленное, но такое проявление состоит в нисхождении с высших планов бытия в низшие. Слово должно стать плотью, как говорится в христианской Библии. Логос должен облечься в материю того плана, на котором Он предполагает действовать. Но нисхождение в материю каждого низшего плана накладывает как бы покров на один из аспектов Логоса, благодаря чему этот аспект, на данном плане бытия, остается бездействующим, ибо таковы законы материи. Чем плотнее материя какого-нибудь плана, тем сильнее она ограничивает деятельность Логоса на этом плане. Для того чтобы Логос, Бог, мог действовать на физическом плане, Он должен принять человеческий облик, то есть облечься в такую форму, в какой на нашем плане существования возможно проявить действие.

122
{"b":"14476","o":1}