ЛитМир - Электронная Библиотека

С началом такого отрицания человек порывает связь со своим высшим началом и со всем Космосом, потому что все высшие духовные дары, которые человек может получать из Высших Сфер Космоса, воспринимаются этим нашим высшим началом. Он перестает обращать внимание на внушения, идущие из этой области своей сущности, называя эти веяния и внушения галлюцинациями, расстройством воображения и нервов. И когда сознание ограничивается одним видимым физическим миром, то развивается материалистическое мировоззрение со всеми его отрицательными последствиями!

Тогда происходит самое худшее, к чему приводит неправильное и одностороннее развитие интеллекта. Ввиду порывания связи с высшим, сдерживающим началом человек развивает в себе самые худшие из тех личных начал, которые заложены в интеллекте, как-то: стремление к разъединению и расчленению, обособленность и самость, эгоцентричность и эгоизм, нетерпимость к чужому мнению и страсть к противоречию и антагонизму.

Подвергая все непонятное отрицанию и сомнению, все высшее — оплеванию и осмеянию, все исходящее от другого — критике и противодействию, не признавая никого авторитетом, кроме себя самого, такой человек становится, в полном смысле слова, ежом, который своими колючками колет всякого, кто бы к нему ни прикоснулся.

"Интеллект есть в человеке начало разъединяющее, он различает "я" от «не я». Он осознает только себя одного, а все остальное мыслит как внешнее и чуждое для себя. Это начало борющееся, враждующее, самоутверждающее, готовое уничтожить все, что стоит между ним и предметом его желаний. В человеке лишь интеллект по природе своей склонен к вражде, ибо он утверждает себя как величину, отдельную от всех остальных, и именно в нем заключается корень разъединения, вечно возобновляющийся источник отчуждения человека от человека".' Такое развитие интеллекта показывает, что оно не только доведено до предела, но перешло его и что дальнейшее развитие его грозит дальнейшим развитием зла, благодаря чему нужно ждать явлений, которые положат предел и тому, и другому.

Законы развития жизни, равно как результаты, или сбор плодов развития, во всем одинаковы. Как при сборе плодов из сада берутся лишь зрелые, а недозрелые и перезрелые, как негодные к употреблению, или выбрасываются, или идут в переработку, так же для Новой эпохи, для новой ступени жизни годны лишь зрелые плоды человеческой эволюции.

Недозрелые и перезрелые, как неудовлетворяющие требованиям Новой эпохи, будут отброшены. Эволюция, то есть движение вперед, равняется по передним. Нет и не может быть при движении вперед оглядывания назад, на тех, кто отстал, и на тех, кто, взяв ложное направление, попал в болото и не имеет сил оттуда выбраться.

Современный мир погибает из-за чрезмерного развития интеллектуального ума, от преобладания рассудочности в ущерб духовности, от обилия перезрелых и недозрелых плодов.

Кроме перечисленных особенностей, интеллектуальный ум имеет еще много других особенностей, большинство из которых более отрицательны, нежели положительны. Главная его особенность состоит в том, что во время бодрствования человека он должен быть чем-нибудь занят.

Если человек сознательно сам не указывает ему необходимую работу, он будет думать о чем угодно, заботясь не о ценности или качестве своих мыслей, но об их разнообразии и количестве, потому что главная потребность его — чувствовать себя живым, волноваться, вибрировать и отвечать на все явления видимого мира, передаваемые ему нашими внешними чувствами. * А. Безант. Древняя Мудрость.

Благодаря этому он чрезвычайно непостоянен, капризен, рассеян, не любит долго задерживаться на одном предмете и порхает с предмета на предмет, как бабочка с цветка на цветок, вследствие чего лишь профессиональные мыслители и люди умственного труда отчасти владеют своим умом. Большинство людей не могут сосредоточить своих мыслей даже на самый короткий срок. Если же он почувствовал, что человек выпустил или ослабил сдерживающую его узду, то он может превратиться для него в источник многих и тяжелых бедствий.

Развитие интеллекта есть опасный возраст человеческой сущности. Когда взамен инстинктов развивается интеллект и этот более высокий в сравнении с инстинктом ум направляется не в сторону совершенствования, не на борьбу со своей низшей природой, но на более утонченное удовлетворение ее нужд, то это приводит не к добру и благу, но к обратным результатам. Человек не только может уподобиться животному, но может пасть ниже его.

От направления, взятого интеллектом, зависит вся судьба человека. Или он может идти в ногу с эволюцией, развиваясь и совершенствуясь постепенно, или может упасть в такую бездну, из которой ему не выбраться.

Большинство людей не предполагают даже, какого опасного и коварного сотрудника они имеют в своем недисциплинированном и неуправляемом уме, если он лишен благотворного и сдерживающего влияния своего высшего начала и ему предоставлена свобода мыслить, когда он хочет, о чем хочет и как хочет. Поэтому вопрос о контроле своих мыслей является вопросом первостепенной важности и самой насущной необходимости.

«Для современного человечества мысль превратилась в незначительное мозговое сокращение. Не видно глазу следствие мысли, значит, его и не существует» (Сердце, 87).

Как сказано выше, мысль есть одна из самых могущественных энергий в Космосе. Ее могущество состоит в том, что она приводит в действие и движение стихийные силы природы, которые сами по себе неподвижны и инертны и требуют для приведения их в действие толчка, который дается им мыслью человека и всякого мыслящего существа.

Но так как наш интеллект, как это видно из сказанного выше, есть мыслительный аппарат, который даже помимо желания человека все время излучает мысленную энергию, творческую или разрушительную, наполняющую собой пространство, то наш ум, в полном смысле слова, является фабрикой добра и зла.

Его можно уподобить цветку, наполняющему пространство ароматом и благоуханием, если посылаемая им мысленная энергия по своему содержанию прекрасна, или куче навоза, распространяющей вокруг себя зловоние и разложение, если его излучения состоят из злобы, ненависти, зависти, предательства и прочих отрицательных качеств.

Но в этом сравнении приведены лишь крайние полюсы одного и того же явления. Людей, знающих значение мысли и настолько духовно развитых, которые посылают в пространство лишь прекрасные и благие мысли, — мало. Точно так же не так уж много людей исключительно злобных, сознательно дышащих ненавистью ко всему окружающему, посылающих лишь отравленные стрелы своих мыслей.

Обыкновенный средний человек, каких на земле подавляющее большинство, мыслит беспрерывной лентой мелких, слабых, неясных и туманных мыслей, в которых может и не быть ни сильной ненависти или вражды, ни даже исключительного эгоизма, но лишь мелочь и сор повседневности, состоящей из мелкой зависти, критики и осуждения окружающего, из личных несогласий, споров и раздоров, из пошлых личных желаний, стремлений и побуждений.

«…Люди думают, что их мысль мала и никуда достичь не может. Между тем потенциал мысли велик, и для мысли не существует ни пространства, ни времени» (Иерархия, 172). «…Каждая мысль может или затемнить, или очистить пространство» (Иерархия, 173).

«Каждая мысль рождает действие. Самая ничтожная мысль создает крохотное действие; потому мыслите широко, чтобы, даже при утере, все же оставался достаточный потенциал для существенного последствия» (Сердце, 127).

Нет сомнения, что действие мысли будет тем сильнее, чем больше вложено в нее мысленной силы. Эта сила мысли видима, осязаема и может быть взвешена на весах. Известно, что один и тот же человек, взвешенный во время сосредоточенного мышления, весит больше, нежели тогда, когда он ничего не думает. Эта разница в весе — факт, известный нашей современной науке, — являет сущность мысли, показывая вместе с тем ее материальность.

«Мысль есть основа творчества. Она может быть видима и измеряема. К мысли нужно относиться как к созданию самодействия. Из этого понимания проистекает правильное обращение со следствием мысли. Часто скажут — почему не пресекаем следствия мысли? Но мысль есть новорожденное существо духовного плана. Заметьте, мысль не есть абстрактность, не есть вещество, но есть сущность со всеми признаками самодовлеющего существования. Как сущность духовного плана, мысль не может быть уничтожена. Можно ей противопоставить подобное же существо большего потенциала, в этом сущность тактики Адверса, когда уроду дают вырасти до всего безобразия, чтоб подавить лучом Света. Иерархия будет лучшим ручательством истинной мощи Света» (Иерархия, 211).

14
{"b":"14476","o":1}