ЛитМир - Электронная Библиотека

Самые отрицательные. Какие-бы ни были приводимы причины печального состояния современного человечества, но отрицание невидимого мира и проповедь материализма и полноты бытия, как смысла жизни, сыграли в этом отношении решающую роль, ибо распространение среди человечества учений грубо материалистических и разложение человечества идут рука об руку, что мы видим по современному состоянию его.

Человек может понять и принять лишь такую теорию и такое учение, до которого он дорос. Смысл жизни может быть найден в любом разумном лозунге, в любом нравственном учении. Все зависит от того, как человек принимает, как понимает и как проводит его в жизнь? Дело не в лозунгах и не в учениях, но в толковании их и в применении их в жизни. Можно самый высокий лозунг и самое светлое учение превратить в кучу звериных понятий. Обладая простыми и всем понятными истинами, мы можем расширить нашу жизнь до сотрудничества с космической жизнью или, обладая столь высоким и светлым учением, как учение Христа, сузить его до удовлетворения потребностей своей низшей природы.

Понятия того или иного смысла жизни находятся в нас самих. Мы можем любую теорию и любое учение истолковать в любую сторону. Все зависит от степени интеллектуального и морального развития человека. Таким образом, всякая теория одновременно и хороша, и плоха. Хороша постольку, поскольку она приносит благие результаты, и плоха по приносимым ею отрицательным результатам. Сумма тех или иных результатов есть мерило достоинства или недостатков данной теории.

Сумма отрицательных результатов теории имманентного субъективизма превышает сумму положительных, и потому она должна быть признана несостоятельной.

Наличие вопроса о смысле жизни есть показатель недостаточности духовного развития. Духовно развитой человек ни в каких теориях о смысле жизни не нуждается, ибо смысл жизни ему ясен и понятен. Поэтому все теории о смысле жизни, как предназначающиеся для людей духовно малоразвитых, должны развивать человека, должны облагораживать его, должны поднимать его ввысь, но не будить в нем низшую природу. Всякая теория, которая этой цели достигает, есть правильная теория, а которая этой цели не достигает, есть теория неправильная.

Какие-бы дополнительно высокие идеи ни прилагались к полноте бытия, как смыслу жизни, вроде развития социального чувства и борьбы за великие субъективные идеалы, но раз осуществлять полноту бытия будет человек духовно малоразвитый, то борьба за великие субъективные идеалы выльется в самый беспросветный эгоизм, в звериную борьбу за существование, в желание жить личной жизнью, выльется в лозунг:

«Жизнью пользуйся живущий».

Нужно при этом оговориться, что не вся наша наука повинна в создании столь безотрадного мировоззрения. Часть науки, занимающаяся изучением природы, высшая математика, астрономия, изучающая движение небесных тел, астрология, изучающая влияние небесных светил на судьбу человека и народов, говорят о целесообразности, о разумности мироздания, о Высшем Водительстве. Точно так же экспериментальная психология, имея постоянные столкновения с явлениями, необъяснимыми с точки зрения видимого физического мира, приводит науку к порогу потустороннего мира и постепенно, пока лишь ощупью, начинает проникать и изучать тот невидимый мир и его законы, которые долгое время ею отрицались.

Неудовлетворительность материалистического мировоззрения, которое в жизни не находит смысла, ибо постановка вопроса о смысле жизни показывает ее бессмысленность, заставляя человека напрягать усилия в разрешении загадок бытия, приводит к теории прогресса, к тому, что можно назвать философской точкой зрения.

В виду того, что современная философия, так же, как наука, большей частью позитивна и не признает ничего, что выходит из пределов видимости и доказанности, то резкой разницы между ними в вопросе о смысле жизни нет, но позитивную теорию прогресса будем считать за философскую точку зрения.

Позитивная теория прогресса выводит человека из субъективной области в объективную. Она не считает человека самоцелью, но звеном в цепи всех живых существ и единицей в той части существ, которые образуют человечество. Человек есть камень из той кладки, из которой должно сложиться здание будущей жизни человечества. Смысла жизни он должен искать не в полноте своего бытия, но в совокупности и последовательности жизни всех людей.

Философская точка зрения приглашает поверить в радостное и светлое будущее всего человечества, в грядущий земной рай, в земное блаженство будущих поколений, для которых мы, люди настоящего времени, должны послужить в некотором роде как удобрение, как навоз, ибо лишь на удобренной и на унавоженой нашими трудами и страданиями почве может расцвести тот прекрасный сад будущего человечества, к созданию которого нас приглашает позитивная теория прогресса.

Хотя позитивная теория прогресса, как идея служения человечеству и общему благу, идея весьма высокая, но в таком виде, как она есть, она неприемлема ни для стоящих от этой средней точки зрения налево, ни для стоящих направо.

Для первых она неприемлема потому, что вместо ясной и определенной полноты бытия в настоящем его приглашают поверить в проблематическое будущее, ему сулят какой-то мифический будущий земной рай, в котором ему побывать не придется и для которого он должен послужить удобрением. Приглашение в столь невыгодную сделку не может быть принято всерьез ни одним правоверным материалистом.

Для стоящих направо она неприемлема потому, что ответов на мучительные роковые вопросы она не дает, загадок бытия не разрешает. Все вопросы, все загадки остаются открытыми и неразрешенными. Моста между преходящим и вечным в ней не видно. Служение голой идее человечества, которое в конце концов погибает так же, как всякий отдельный человек, разница лишь во времени, смыслом жизни служить не может.

Истинный смысл жизни может заключаться лишь в том, что само по себе вечно и никогда не погибает. Этого вечного и непогибающего в позитивной теории прогресса нет, благодаря этому она так же несостоятельна, как теория имманентого субъективизма.

Человек ищет такого смысла жизни, при котором конечное не поглощалось бы бесконечным, но превращалось в него. Он ищет непрерывности существования, личной вечности и личного бессмертия. Без личной вечности вечность всего мироздания не имеет для человека никакой цены, ибо разум человеческий, его внутреннее сознание не согласно мириться с фактом смерти, как полным прекращением своего бытия. Беспредельность Вселенной, вечность вселенской жизни без вечности личной способна породить лишь горечь и разочарование.

Вот этой личной вечности и беспрерывности существования, без которой всякий смысл жизни будет лишь бессмыслицей, не дает ни наука, ни философия. Его должна бы дать религия, то есть тот третий путь, по которому в своем развитии идет человечество, но она тоже его не дает.

Ответы на все недоуменные вопросы и разрешение проблемы о смысле жизни находятся, в сущности, в каждой из существующих мировых религий. Если же некоторые религии этих ответов дать не могут, то виноваты в этом не религия и не религии, но их толкователи. Нет ни одной теории, ни одной религии, ни одного учения, которое не было бы искажено и извращено до неузнаваемости многочисленными лжеучителями и лжетолкователями, у которых иногда бывает усердия больше, нежели разума, иногда учение сознательно или умышленно искажается с эгоистической и корыстной целью.

В особенности это применимо к священным писаниям, которые и составляют сущность религии, имея в виду тот особый язык, которым во все времена пользовались и пользуются Учители человечества для сообщения людям тех трансцедентных истин, которые обыкновенным языком переданы быть не могут.

Особенностью языка священных писаний нужно считать то, что истина сообщается людям не в чистом виде, но прикрыта символом, что дает возможность всякому понимать скрытую символом истину сообразно своему развитию.

Необходимость символического языка для сообщения людям трансцедентных истин вытекает из того, что религиозное учение дается не для одного поколения, но для сотен, не на один век, но на десятки веков, в течение которых в каждый данный момент существуют люди разного умственного и нравственного развития.

2
{"b":"14476","o":1}