ЛитМир - Электронная Библиотека

Относительно монастырей, с их подразделением на мужские и женские, с их вынужденным аскетизмом, который приводит ко многим отрицательным явлениям, нужно пояснить, что они не являются ни чистым прообразом патриархальной общины, ни желательным прототипом будущей человеческой общины. О них упоминается для того, чтобы доказать, что даже такое противоестественное явление, как вынужденный аскетизм, не могло поколебать прочности духовной основы общины.

Возвращаясь к вопросу о грядущем Новом Мире, можно еще раз напомнить, что с окончанием Темной эпохи и наступлением Светлой закончилось опускание человечества нашей планеты по нисходящей спирали в глубины материи и материализма. В наше время должен начаться подъем по восходящей спирали к вершинам утерянной духовности, первым этапом этого подъема должно быть принятие в свое сознание принципов общинной жизни. Единство жизни в мироздании допускает разъединение и дифференциацию лишь в первый период развития жизни, которая только тогда приведет к благим последствиям, когда стремлением к совершенствованию человечество разовьет в себе высшие принципы и высшее сознание, которое ликвидирует все несовершенства низшего сознания и приведет к такой конечной точке нашего развития, которая напомнит исходную точку, но будет выше ее во всех отношениях, то есть к общине.

Человечество нашей планеты во все времена своего развития никогда не было совершенно чуждо общинной жизни. Всегда были тяготившиеся одиночеством и стремившиеся к общинной жизни. И в настоящее время во всех странах есть такие общины-колонии, объединенные какой-нибудь общей идеей, которая приводит их к общинной жизни. В особенности таких общин-колоний много в Америке. Современные правительства смотрят на таких общинников как на чудаков, но относятся к ним доброжелательно, ибо общинники показали себя самым надежным, устойчивым и работоспособным элементом во всех отношениях. Пишущему эти строки пришлось побывать в такой колонии-общине меннонитов. Ее образцовый внутренний порядок, материальное благосостояние и продолжительность ее существования говорили за то, что она основана на прочном духовном основании, что она может существовать самостоятельно, независимо от того или иного строя, существующего в данном государстве, и ее водитель, который был одновременно и жрецом, и судьей, вполне и во всех отношениях напоминал первобытного патриарха.

Все великие Учителя человечества никогда не учили разъединению, но в своих Учениях всегда проводили идеи единения, равенства и братства.

Ведь всем известно, что первые христиане, следуя этим заветам Христа, жили общинной жизнью, что и навлекло на них гонение языческого мира.

Языческий мир, утопавший в роскоши и развращенный рабовладельчеством, в общинной жизни христиан усмотрел опасное для себя новшество, которое могло поколебать его государственное устройство. Отсюда столь жестокое гонение и столь беспощадное истребление первых христиан, не за веру в Христа, но за их общинную жизнь.

Воспитанный на рабовладельчестве, языческий мир не мог вместить в свое сознание равенства и братства всех людей. Он не мог допустить, что те рабы, которых они могли продавать, покупать и уничтожать без всякой ответственности тысячами, могут быть их братьями. Отсюда вытекала необходимость поголовного истребления таких еретиков, которые проводили в жизнь столь опасные идеи. Эти рабовладельческие тенденции еще и теперь сильны в некоторой части человечества. Еще и теперь есть люди, которые не могут признать своим братом человека цветной расы.

Так как все великие идеи, в том числе и идея единения, равенства и братства, исходят от Учителей человечества, от Сил Света, которым всегда противодействуют силы тьмы, то 'эти идеи всегда находят противников и среди той части человечества, которая работает в пользу Князя тьмы. Власть темных сил над человечеством заключается в его разъединении. Поэтому всякое учение, которое распространяет эти великие идеи, особенно неприемлемо для темных сил, ибо оно расшатывает ту основу, на которой покоится их власть над человечеством. В общине и общинниках они видят своих злейших врагов. Поэтому они стараются их или уничтожить, или дискредитировать это учение настолько, чтобы оно стало для большинства человечества неприемлемым.

Из вышесказанного мы видим, что эта тактика темных сил против первых христиан увенчалась успехом. Жестокими преследованиями христианские общинники были загнаны в подземелья и катакомбы и почти уничтожены. Но так как идею общинной жизни, которая входит в план эволюции и должна стать очередным завоеванием человеческого развития, никакие силы уничтожить не могут, то они постарались дискредитировать ее в глазах последующих поколений, внеся в идею общинной жизни такие чудовищные искажения, как борьба одного класса против другого, как насильственное отнятие имущества, как принудительные общежития, как крайняя нетерпимость ко всякому свободному проявлению слова, мысли и верования, полное подавление духовного начала и отрицание всего, что выходит за пределы видимого физического мира.

Само собой понятно, что подобными искажениями идея общинной жизни в глазах современного человека настолько дискредитирована, что не только не манит и не привлекает к себе, но люди сторонятся такой общины как заразы. Между тем чистое учение истинной общины основано на добровольном желании, на добровольном служении не личному, но общему благу. Оно не знает никакого насилия и принуждения, никаких насильственных общежитий, но лишь общий труд во имя служения общей идее. Оно не допускает никаких утеснений, никаких ограничений слова, мысли, труда, верования и предоставляет всякому мыслить так, как он желает, и трудиться в той сфере, в которой он может, с одним лишь условием, чтобы его мысли и верования не вносили дисгармонии в общинную жизнь, а его труд был полезен общине.

"Учение Живой Этики или Новой Жизни нигде не настаивает на тесном общежитии. Даже наоборот, именно предупреждает против телесного толкания. Неустанно повторяется, что сотрудничество должно проявляться в каждодневном обиходе, во всех условиях, в которые нас поставила жизнь. Но телесное толкание и все мелочи жизни создают тяжкую атмосферу, в которой вместо единения упрочивается злостное разъединение. Нужно сознательное дружественное сотрудничество всегда, всюду и во всем. Но все искусственные объединения ни к чему хорошему не приводили и не приведут. В семье мы уже имеем пример общинного жития. "…" Потому среди разрешения вопросов общинного жития нужно обратить внимание прежде всего на домашний быт и постараться выполнить наши обязательства в своей семье. Именно если бы люди отдавали себе отчет о значении общинного начала, то при заключении брака они проявляли бы больше здравого смысла. Они поняли бы, какую ответственность принимают на себя за сочетание часто несоединимых элементов.

Можно успешно сотрудничать, находясь в разных городах и даже странах.

Расстояние с каждым новым научным открытием и изобретением становится все более и более несущественным. И все сильнее и ярче утверждается единственное истинное единение — единение в духе и сознании. Братство может осуществляться лишь при единении сознаний. Над этим объединением сознания с ближайшими учениками и работает Великое Белое Братство, но телесное единение не принимается во внимание. И даже очень сгармонизированные сознания, находившиеся в сравнительной телесной близости, должны иногда расходиться для обновления сил и новых накоплений. Отсюда и наставление Владыки Будды о необходимости путешествий для общинников.

Итак, следует понимать общину не в узком смысле, но в самом широком.

Именно, как сотрудничество со всем сущим. Люди так страдают от недостатка дружелюбного отношения друг к другу, потому замыкание их в закрытые общины только еще более укрепит их отчуждение от мировой общины, которая вмещает в себя все человечество, все планы бытия" (см.

Письма Е. Рерих: от 10. 9. 38).

Нет сомнения, что человек, скептически настроенный к этим идеям, скажет, что идеи свободы, равенства и братства уже провозглашались, но, не дав сколько-нибудь заметного улучшения в состоянии человечества, дали море крови, слез и непрекращающегося страдания. На это можно ответить, что иначе, конечно, и не могло быть, раз за проведение этих великих идей в жизнь бралась руководимая революционными вожаками несовершенная часть человечества. Они поступали большею частью не как мудрые реформаторы, но как восставшие рабы, которые первым делом сводили счеты со своими бывшими господами и вместо свергнутого господства утверждали свое. Отсюда понятно, что великие идеи в малом человеческом сознании обыкновенно выливаются в уродливые формы. Но, с другой стороны, нужно признать, что «именно, вследствие низкого состояния человечества, взятого в его целости, а также по причине часто неразумного водительства, на революции приходится смотреть как на восстание здоровых клеток на защиту всего организма, иначе страдания угнетенных были бы растянуты на тысячелетия, а вакханалия главенствующих классов привела бы к окончательному разложению и вырождению той или иной страны» (см Письма Е. Рерих: от 10.9.38).

210
{"b":"14476","o":1}