ЛитМир - Электронная Библиотека

Символический язык священных писаний раскрывает тайну, прикрытую символом, постепенно, оставляя уму всю его свободу, и может достичь всякой человеческой души во всякое время, при всяком ее развитии.

Таким образом, на протяжении веков люди, читая одно и то же изречение, находят в нем ту истину, которая доступна их восприятию. Даже один и тот же человек в течение своей жизни может менять свой взгляд и свое понимание истины в зависимости от своего продвижения в развитии.

Символический язык сохраняет жизненность и неувядающую свежесть писаний в течение веков, но он же служит отчасти и причиной извращения и ложного понимания учения. Когда человек своим малым ограниченным умом раньше времени пытается понять прикрытые символами истины, которые еще не вмещаются в его голове, то он неизбежно приходит к ошибкам и заблуждениям.

Но заблуждения и ошибки неизбежны; они признак роста. Через заблуждения человек должен пройти и, когда он прошел их все и все они кончились для него разочарованием и страданием, тогда он находит истинный путь. Зло начинается тогда, когда человек свою ошибку и свое заблуждение начинает распространять как истину, а истину объявляет ложью. Тогда ясное и светлое учение стараниями лжетолкователей превращается в кривое зеркало, в котором истина перестает быть истиной, искажаясь до неузнаваемости.

Такая замена истины ложью произошла в христианском учении. Из него была изъята жемчужина — непрерывность жизни — личная вечность, изъят был смысл жизни, и вместо этих ценностей была дана бессмысленнейшая теория вечных мук или вечного блаженства за дела одной короткой жизни.

Так как вечного блаженства делами одной короткой жизни, как это должно быть понятно всякому, заслужить можно было, лишь совершив нечто чрезвычайное, то вечные муки, по этой теории, были обеспечены каждому.

Поэтому, чтобы найти выход из этого безвыходного положения и избавить последователей искаженного таким образом учения Христа от ужаса вечных мук, придумано было отпущение грехов. Все позднейшие добавления к этой теории, к этому основному искажению разных смягчающих вечные муки верований, вроде отпущения грехов и др., не только не заполнили той бреши, которая была нанесена истине, но расширили ее еще больше и способствовали дальнейшему искажению учения Христа.

Возможность вечного мучения за одно мгновение, чем в сравнении с вечностью, является человеческая жизнь, делает религиозное объяснение смысла жизни неудовлетворительным и неприемлемым. Человеческий разум и человеческое сознание, лишь подчиняясь жесткой необходимости, вопреки здравому смыслу делает вид, что принимает мировоззрение, которое проповедует как истину величайшую несправедливость и самую чудовищную жестокость, то есть возможность вечных мук за одну короткую жизнь. Но в действительности, в глубине своего сознания, человек никогда за истину признать этого не мог и не может. Нужно совершенно не осмыслить ужасного слова вечность и не признать целесообразности, закономерности и разумности мироздания, чтобы допустить такую несоизмеримость между причиной и следствием, между делом и воздаянием.

Ответы на загадки бытия, которые дает христианская религия вкратце следующие.

Смысл жизни в познании Бога, в приближении к Нему. Любовь к Богу, как источнику жизни, и осуществление этой любви — в служении человечеству.

Земное существование человека есть только начало, впереди лежит бесконечность, которая не поглощает человека, но приобщает его к себе.

Смерть побеждается вечностью. Ключ к бессмертию заключается в воскресении Христа и непреложности воскресения мертвых, веровавших в воскресение Христа. «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут. Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскресал. А если Христос не воскрес, то вера наша тщетна». Эти слова апостола Павла из I послания к Коринфянам служат основанием для веры в воскресение мертвых и в жизнь вечную.

В этих главных положениях христианского учения вместе с истиной чередуются заблуждения и вместе с жемчужинами мусор. Здесь могут быть указаны лишь те искажения истины, которые делают христианское учение в его теперешнем, искаженном виде неприемлемым для многих серьезных и вдумчивых людей, ибо, кроме отсутствия удовлетворительных ответов на загадки бытия, в нем имеются противоречия.

Если земное существование человека только начало, и это начало должно послужить основанием для вечности, то такое начало во многих случаях нужно признать лишенным здравого смысла и вопиюще несправедливым. Если начало несправедливо, то какого конца, какой вечности может ждать для себя человек, обиженный в начале?

Если один человек рождается прекрасным, умным, обладающим талантами, а другой уродом и ни к чему не способным идиотом, то о каком вечном блаженстве может быть речь для одного и для другого, раз оба они должны будут воскреснуть в тех самых физических телах, в которых они однажды жили?

Для первого из них земная жизнь была блаженством и вечность будет блаженством, для второго — его уродство или слабоумие исключают возможность блаженства и осуждают на вечную муку. Если уродливый человек часто тяготится своим уродством в течение своей короткой земной жизни, то каким образом он будет наслаждаться вечным блаженством, если он должен воскреснуть таким же уродом каким он был?

По этой теории вечным блаженством в вечной жизни могут наслаждаться лишь избранные, лишь родившиеся хорошими, прекрасными, умными. Урод должен наслаждаться своим уродством, слепорожденный своей слепотой и горбатый своим горбом. Такое вечное наслаждение равносильно вечной муке, и такая вечность и блаженство не могут быть приемлемы никем, кто хоть сколько-нибудь недоволен собой и своими физическими и нравственными недостатками, ибо выходит, хочешь или не хочешь, а наслаждайся тем, чем ты обладал однажды в жизни. Где тут логика, где тут смысл, где тут премудрость Творца, о которой говорит религия?

Куда по этой теории должны будут попасть слабоумные, которые живут полуживотной жизнью? Если в вечную муку, то за что? Разве он виноват, что родился слабоумным и не мог ничего сделать для своей вечности?

Если в вечное блаженство, то почему? Ведь он, благодаря слабоумию, ничего не мог сделать для своего совершенства, и в совершенную вечную жизнь не должны попадать идиоты, ибо какое же это будет совершенство, какой будет рай и какая будет разница между совершенством новой жизни и несовершенством временной земной жизни, если там будут находиться уроды и идиоты?

Известно, что люди умирают в различном возрасте. Один умирает в расцвете сил и молодости, другой в истощенной болезнями старости, а иной только что родившись. При воскресении в своих прежних физических телах здесь опять явное преимущество для одного, тягость для другого и беспомощность для третьего.

Умершие от болезней и старости и только что родившиеся нуждаются в уходе. Кто же должен вечно за ними ухаживать? Младенцы, кроме того, нуждаются в няньке, соске и в пеленках. Если предложить самой нежной и любящей матери вечно нянчить младенцев и вечно иметь дело с пеленками, то от такой вечности она откажется. Откажется от нее и нуждающийся в уходе старец, и обладающий уродством человек…

Может быть, теологи возразят, что старец окрепнет и младенец возмужает и оба не будут нуждаться в вечном уходе за ними; если с первым положением согласиться можно, то второе вызывает неразрешимые противоречия. Если младенец может возмужать, то он может и состариться, а если он может состарится, то он может и умереть. Что же тогда останется от вечности?

Вот к каким бессмысленным положениям приводит бессмысленная теория об однократном человеческом существовании и о воскресении из мертвых в прежних физических телах. Христианские проповедники и теологи этих вопросов никогда не затрагивают, ибо не могут дать на них хоть сколько-нибудь удовлетворительных ответов.

Вечная жизнь должна быть такой, чтобы она была для всех желательна и всеми приемлема. Если она не удовлетворяет всех, если хотя один человек не может принять ее потому, что она дает одному преимущество и приемлемую вечную жизнь, а другому под видом вечного блаженства сулит вечную муку, являясь, таким образом, какой-то западней, то такое учение так же несостоятельно, как учение позитивистов и материалистов.

3
{"b":"14476","o":1}