ЛитМир - Электронная Библиотека

Расширенное человеческое сознание смотрит на собственность как на изобретение темных сил, которые знали, что ничем нельзя так крепко привязать человека к земле, как дав ему собственность. Недаром Христос сказал: «Легче верблюжьей веревке' пройти сквозь игольное ухо, нежели богатому войти в Царствие Божие» (см. Марк, 10: 25), ибо где богатство человека, там и его сердце. ' Но не верблюду, как ошибочно переведено это место в Евангелии. — Прим. А. Клизовского.

Внизу должно быть так же, как наверху. Космические законы не знают такого права собственности, как их знают законы человеческие.

Единственная неотъемлемая вечная собственность, которая никогда не убывает, никогда не теряется и не исчезает, есть человеческое сознание. Обладающий такой собственностью может весь Космос, со всей его Беспредельностью, считать своей собственностью, ибо имеет возможность черпать из этого неисчерпаемого Источника все, что нужно, когда нужно и сколько нужно. Обладающему такой собственностью будет казаться смешной и жалкой привязанность человека к клочку земли или к дому, построенному на этом клочке, который первой стихийной катастрофой, малейшим подземным толчком превращается в ничто, в груду обломков.

Новая эпоха требует иного отношения к тому, что люди называют своей собственностью. Учитель, приходя на помощь людскому непониманию и зная твердокаменную привязанность человека к собственности, предлагает владеть своим имуществом без чувства собственности, владеть им, но не считать его своим. Всего лишь это. Но такая перемена в сознании человека, в его взгляде на собственность, окажет благие последствия на его эволюцию, ибо освободит его от многих тяжелых кармических последствий, которые неразрывно связаны с теми воззрениями на собственность, которые существуют теперь.

«Итак, чувство порождает энергию. Энергия может создать так называемую собственность. Как же быть с этою собственностью? Мы знаем об отречении, но если нечто уже существует, то как же признать это несуществующим? К тому же не будет ли это разрушительно? Так призовем снова Учителя и мысленно передадим Ему эту стесняющую ношу. Он же умеет передать выше наш мысленный дар. Так мы решаем задачи о собственности. Так само название это уходит, и мы остаемся хранителями имущества Иерархии. Ведь мы можем читать книги Учителя; уявляет Учитель разрешение жить в Его доме, любоваться Его вещами и питаться плодами сада Его. Тем самым Имя Учителя пребудет с нами неотступно, и мы улыбнемся, стирая пыль с явленных предметов, порученных нам по доверию Учителя. Люди не знают, как быть с собственностью, ибо не хотят понять смысл мысленного преображения земного плана в Тонкий» (Сердце, 281).

Одно из назначений кармы есть создание характера человека, а так как наша жизнь складывается по преимуществу из мелочей повседневной жизни, то насколько в человеке развился уже характер можно видеть по тому, как он исполняет свою работу, в особенности свои каждодневные мелкие дела: хорошо или плохо, добросовестно или небрежно, с любовью или без любви.

Всякое большое дело складывается из мелких дел, наподобие того, как из малых кирпичей складывается большое здание. Если кирпичи будут с недостатками и изъянами, то может ли быть прочным здание, построенное из таких кирпичей? Пока человек не научится во всякую свою работу, хотя бы самую ничтожную и самую низкую, вносить все свое умение и прикладывать все свое старание, чтобы сделать ее с доступным ему совершенством, до тех пор он не может быть призван к исполнению более ответственных задач и не может быть поставлен в условия, которые выдвинут его на видное место. Его карма до этого его не допустит.

Поэтому каждый должен быть великим на своем месте. «Не место красит человека, но человек место», — говорит русская поговорка. Человек призван к труду, и нет такого труда, который мог бы человека унизить.

Каким бы низким ни казался человеку его труд, но своим добросовестным к нему отношением человек может его возвысить. Исполнение более низкого труда есть ступень для приобретения необходимых качеств и правильного отношения к труду вообще и подготовка к труду более возвышенному.

В Учении сказано, что самый заурядный человек может совершить большое дело, большой подвиг, если будет поставлен в условия необходимости, но героем его назвать нельзя. Герой тот, кто велик в малом, кто идет в нужном направлении, не уменьшая своей энергии и ломая все препятствия, встречаемые на его пути, как великие, так и малые. Для современного героя и современного понимания героизма одного порыва недостаточно, ибо порыв не терпит перерыва, но необходимы длительность и постоянство напряжения, необходима устремленность.

Работа должна быть свободной, без принуждения. Любовь к работе создает непривязанность к результатам работы, ибо, закончив одну работу, благодаря любви к работе, человек начнет другую. Работа, правильно понятая, должна заменить молитву. Если человек всякий свой труд превращает в великое служение Тому Единому, от которого все получило начало, то такая работа превращается в молитву, в постоянную, самую действительную, самую правильную, приносящую самые скорые и благие результаты.

Не нужно лишь ждать за свою работу награды, потому что тот, кто ждет за свою хорошую работу награды, должен быть готов за плохую работу получить наказание. Единственный способ избегнуть наказания есть отказ от награды. Награда придет сама, и гораздо лучше той, какую человек мог себе представить.

Хотя страдание, которое человек испытывает благодаря действию кармического закона, является заслуженным, но нельзя отказывать страдающему человеку в помощи под тем предлогом, что такова его карма и он должен страдать.

Если стать на подобную лицемерную точку зрения, то из мира была бы изъята одна из ценнейших жемчужин — сострадание к ближнему. Мир возвратился бы к животному состоянию. Нас не должно интересовать, за что и почему человек страдает. Кармический закон всякую причину приводит к соответствующему следствию. Он не может ни изменить, ни отменить следствия. Для того, чтобы свет не светил, нужно погасить источник света, точно так же для того, чтобы закон причин и следствий не производил следствий, он должен был бы уничтожить сам себя.

Таким образом, закон причин и следствий не может внести никакого изменения в следствие, он не может облегчить страдание человека и не может этого сделать никто, не исключая и самых Высших Существ Космоса.

Но то, что совершено человеком, может быть изменено и отменено только человеком, тем же самым или другим. Когда страдающий человек приводится своим Руководителем к такому человеку, который может оказать ему помощь, то именно для того, чтобы она была ему оказана.

Помогая другому, всегда помогаем себе. Если человек оказал помощь страдающему человеку, он оказал двойную помощь: и себе и другому; отказал ему в помощи — причинил двойной вред: и себе и другому.

"Помогайте друг другу, слышите! Помогайте и в малом и в великом.

Помощь есть стук в будущее. Не знаете, где капля, чашу переполнившая!

"…"

Помогайте везде, где может рука проникнуть. Везде, где мысль может пролететь. Так будем стучаться в будущее. Так поймем, что каждый час, отнятый у себя, отнесен будет в будущее. Привыкнуть нужно, что Наше сотрудничество принесет все потребное, если не засохнет рука, держащая провод.

Сердце, пылающее помощью, — Наше сердце. Так теперь можно вступить во время, которое ужасно для неведающих и блистательное для познавших" (Иерархия, 434).

"Следующий важный вопрос — кто идет на Небеса, или в Дэвачен? "…" (вопрос А. П. Синнетта. — Прим. ред.) …Разумеется, личное эго: но блаженное, очищенное, святое. Каждое эго, — комбинация шестого и седьмого принципов, — которое, после периода бессознательного созревания, рождается в Дэвачене, в силу необходимости так же невинно и чисто, как и новорожденный младенец.

43
{"b":"14476","o":1}