ЛитМир - Электронная Библиотека

Не забудьте то, что я однажды вам написал о тех, кто углубляется в изучение оккультных наук', тот, кто это делает, «должен или достичь цели или погибнуть. Будучи достаточно продвинутым на пути к великому Знанию, начать сомневаться — значит рисковать умопомешательством; полностью остановиться — значит рухнуть; отступить — значит лететь вниз головой в пропасть» (Чаша Востока, письмо V).

"Оккультная наука — это не такая наука, в которой тайны могут передаваться сразу, путем письменного или даже устного сообщения. Если бы это было так, то все, что «Братьям» надо было бы сделать, — это издать Руководство по этой науке, чтобы обучать ей в школах наподобие грамматики. Обычное заблуждение людей — что мы добровольно окружаем себя и наши силы тайной, что мы желаем сохранить наше знание для себя. и по своей воле, «без всякой на то причины и намеренно», отказываемся передать его. Истина же заключается в том, что пока неофит не достиг состояния, необходимого для той степени Озарения, на какую он способен и имеет право, большинство, если не все Тайны — несообщаемы.

Восприимчивость должна не уступать желанию наставить. Озарение должно прийти изнутри" (Чаша Востока, письмо VIII).

"Дать человеку больше знания, нежели он в данную минуту способен вместить, — опыт весьма опасный; кроме того, еще и другие соображения удерживают меня. Внезапное сообщение фактов, столь выходящих за рамки обычного, во многих случаях губительно не только для неофита, но и для тех, кто находится непосредственно около него. Это подобно передаче адской машины или заряженного револьвера со взведенным курком в руки того, кто никогда не видел подобных вещей. Наш случай в точности аналогичен. Мы чувствуем, что время приближается и что мы должны выбрать между торжеством Истины и Царством Заблуждения — и Ужаса. Мы должны допустить немногих избранных к великой тайне или же предоставить гнусным шамарат увлечь лучшие европейские умы в наиболее безумный и губительный из предрассудков — спиритизм; и мы действительно чувствуем, как будто мы передаем целый груз динамита в руки тех, кого мы хотим видеть защищающимися от красношапочных Братьев Тьмы.

Итак, поскольку нам приходится одной рукой передавать миру крайне нужное и тем не менее опасное оружие, а другой отгонять шаманов (разрушение, произведенное ими, уже огромно), не думаете ли вы, что мы имеем право медлить, выдерживать паузу и чувствовать необходимость осторожности, как никогда ранее?" (Чаша Востока, письмо VIII).

"Мир силы есть мир оккультизма — тот единственный мир, куда погружаются высочайшие посвященные для исследования тайн бытия.

Следовательно, никто, кроме этих посвященных, не может ничего знать об этих тайнах. Руководимый своим Гуру, чела сперва открывает для себя этот мир, затем его законы, затем их центробежную эволюцию в мир материи. На то, чтобы стать совершенным адептом, уходят долгие годы, но наконец он становится мастером. Скрытое становится явным, тайна и чудо исчезают навсегда. Он понимает, как направить силу в ту или другую сторону — чтобы произвести желаемые следствия. Тайные химические, электрические или одические свойства растений, трав, кореньев, минералов, животной ткани — так же хорошо известны ему, как перья ваших птиц — вам. Ни одно изменение в эфирных вибрациях не ускользает от него. Он прикладывает свое знание — и вот оно чудо! И он, вначале отвергавший даже саму мысль о возможности чуда, тотчас же причислен к чудотворцам и либо почитаем глупцами как полубог, либо отвергаем еще большими глупцами как шарлатан! А чтобы показать, насколько это точная наука — оккультизм, позвольте сообщить вам, что средства, которыми мы пользуемся, все до мельчайших подробностей изложены для нас в своде уложений, кодексе столь же древнем, как само человечество, но каждый из нас должен начать с начала, а не с конца.

Наши законы так же неизменны, как и законы природы, и они были известны человеку уже за целую вечность до того, как сей надменный боевой петух — современная наука — вылупился из яйца. Хотя я и не открыл вам modus operand!, что значило бы начать не с того конца, но, по крайней мере, показал, что мы строим нашу философию на опыте и дедукции" (Чаша Востока, письмо XXIV).

«Итак, повторяю еще раз. Лишь тот, в чьем сердце живет любовь к человечеству и кто способен в совершенстве постичь идею возрождающего практического всеобщего Братства, только тот имеет право на обладание нашими тайнами. Лишь такой человек никогда не злоупотребит своими силами, и можно будет не опасаться, что он обратит их на себялюбивые цели. Человек, который не ставит благо человечества выше своего личного блага, не достоин стать нашим чела — он не достоин стать в знании выше своего соседа. Если он жаждет чудес, пусть удовлетворяется проделками спиритизма. Таково истинное положение вещей» (Чаша Востока, письмо X).

"Если целые поколения мы «не приобщали мир к знанию нашего Знания», то это лишь вследствие его абсолютной неподготовленности. И если, несмотря на представленные доказательства, он все же откажется уступить действительности, тогда мы в конце этого цикла еще раз удалимся в уединение и в наше царство молчания… Мы предложили раскрыть изначальные пласты человеческого существа, его сущностную природу, и обнажить чудесные сложности его внутреннего я — нечто, совершенно непосильное ни для физиологии, ни даже для психологии в ее высшем проявлении, — и доказать это научно. Им дела нет, что эти раскопки так глубоки, скалы так круты и остры, что, погружаясь в, этот для них бездонный океан, большая часть из нас погибает в этих опасных исследованиях; ибо именно мы — ныряльщики и первопроходцы, а ученым остается лишь пожинать то, что мы посеяли. Нырять и выносить жемчужины Истины на поверхность — это наша миссия; их же дело — очищать и оправлять их в форму научных драгоценностей. Но если они откажутся дотронуться до безобразной устричной раковины, настаивая, что в ней нет и, не может быть драгоценной жемчужины, тогда мы еще раз умоем руки от ответственности перед родом человеческим.

Бесчисленные поколения возводил Адепт Храм из незыблемых скал. Башню Беспредельной Мысли, где обитал Титан и будет, если потребуется, обитать в одиночестве и впредь, выходя из нее лишь в конце каждого цикла, чтобы пригласить избранных человечества сотрудничать с ним и помочь, в свою очередь, просветить суеверного человека. И мы будем продолжать эту нашу цикловую работу; мы не позволим отвратить нас от наших филантропических попыток до тех пор, пока основание нового материка мысли не будет заложено так прочно, что никакие противодействия и невежественная злоба, направляемые Братьями Тьмы, уже не смогут взять верх. Но до этого дня окончательного торжества кто-то должен быть принесен в жертву — хотя мы принимаем лишь добровольные жертвы" (Чаша Востока, письмо VII).

Эти выдержки из Писем Махатм показывают, насколько понятия западного человека об этом источнике истинной мудрости превратны, ложны и искажены. Нужно преклоняться перед величием подвига Братьев человечества, которые, несмотря на проявляемую человеком черную неблагодарность по отношению к своим Руководителям и Благодетелям, все-таки не оставляют его и продолжают заботиться о нем дальше. Нужно поражаться силе Их любви к человеку и величине людского непонимания.

Последняя выдержка содержит грозное предостережение человечеству.

Братья человечества вышли из своего царства уединения и молчания, чтобы взять идущих с Ними. Одно это обстоятельство говорит так много, что нет достаточно сильных слов, чтобы выразить всю значительность его для человечества.

Знание основ Бытия, высшее оккультное знание, было дано человеку с той поры, как он стал мыслящим, сознательным существом. В Книге Бытия Моисей говорит: «И насадил Господь Бог сад в Эдеме, на востоке, и поместил там человека, которого образовал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди сада, и дерево познания добра и зла» (1 1: 8-9).

74
{"b":"14476","o":1}