ЛитМир - Электронная Библиотека

Классический пример такого искушения и блестящего из него выхода являет собой Христос. К Нему, как к Высокой Сущности, являлся сам Князь мира сего. Поэтому все подражатели Христу, все истинные оккультисты, в своем служении Свету неизменно подвергаются нападению темных сил. Все они неизменно и неоднократно должны проходить эти ступени своей эволюции. Такому искушению, как оккультистка и служительница Света, подвергалась и председательница Теософского общества А. Безант. Последнего своего искушения она не выдержала и совершила ошибку.

Этой ошибкой первым делом воспользовались темные силы, ибо для этого они и старались. Все враги Теософии при всех своих выступлениях против нее также неизменно указывают на ошибку Безант как на факт, подрывающий всякое доверие к Теософии. Конечно, так могут рассуждать лишь люди, не осознающие значения в жизни человечества и его развитии этого Древа всякого знания, или сознательные враги его. Но как нельзя осуждать религию за то, что существуют недостойные служители ее, точно так же нельзя осуждать Теософию за то, что кто-то из теософов совершил ошибку. За свою ошибку она пострадала больше всех. Она лишилась той высокой роли, которую выполняла — посредницы между Учителями и человечеством, — и роль эту давно уже выполняет другое лицо.

Помимо открытых и явных врагов, Теософия имеет тайных и, следовательно, более опасных. К числу таких врагов принадлежит Антропософия и ее последователи. Хотя ни само учение Антропософии, ни ее последователи не выступают против Теософии, но в этом и заключается главная опасность и большой вред ее, ибо, идя параллельно с ней на одинаковых правах, как две совершенно равноценные величины, она имеет целью совратить человека с истинного пути в ложный.

Большинство обитателей западного мира считает Теософию и Антропософию как бы родными сестрами, которые преследуют одинаковые цели — дать людям высшее тайное знание и приобщить их к невидимым мирам, которые и появились почти одновременно, более полувека тому назад, сначала Теософия, потом Антропософия.

Лишенный правильных по этому вопросу представлений, западный человек считает Блаватскую основательницей и матерью Теософии, так же как Штейнера — основателем и отцом Антропософии. Но если относительно Антропософии такое мнение совершенно верно, ибо до Рудольфа Штейнера Антропософии как науки никогда не существовало, то относительно Теософии такое мнение не имеет с истиной ничего общего. Как уже неоднократно говорилось. Теософия существует с той поры, как существует на Земле человечество, являясь тем Древом Жизни, которое, как говорится в Книге Бытия, «Господь насадил в Эдеме на востоке» (2: 8-9). Таким образом, Е.П.Блаватская — основательница не Теософии, но Теософского общества. Появление отпрыска этого Древа Знания имело целью подготовить западный мир к наступлению Новой эпохи путем распространения высшего знания о тайнах и задачах мироздания.

Появление Теософского общества было первым предвозвестником наступления Светлой эпохи, которой так боятся и наступления которой так не желают братья тьмы. Само собой понятно, что были мобилизованы все силы темных, чтобы дискредитировать в глазах человечества этот источник Света [[ Знания, и была поведена атака на всех деятелей и участников Теософского общества.

О том, что председательница Теософского общества Анни Безант к концу своей жизни и деятельности поддалась уловкам темных и совершила ошибку, уже сказано, но еще задолго до смерти Безант, темным удалось завербовать в число своих сотрудников одного из участников Теософского общества — Рудольфа Штейнера.

Какие бы причины ухода Штейнера из Теософского общества антропософами ни выдвигались, но главной причиной останется его оскорбленное самолюбие. Рассчитывая после смерти Блаватской быть избранным председателем Теософского общества, Штейнер такого назначения не удостоился, ибо председатель общества указывается из Братства.

В результате такой «обиды», такого оскорбления самолюбия — уход из Теософии и основание Антропософии. Вот первая победа, которую темные одержали над Штейнером, ибо чем же другим братья тьмы могут достигать успехов и побед над людьми, как не человеческими слабостями? А слабость, обнаруженная в этом отношении Штейнером, была из всех слабостей самой опасной, о которую уже разбилось много достигших высокого развития духов.

Появление Антропософии как учения, претендующего на такие же права и такое же значение, как Теософия, — явная бессмыслица. Другого такого Учения, как Теософия, не может быть, хотя бы оно называлось Антропософией. Значение этих учений для человечества вытекает из их же названий. В то время как Теософия есть Божественная Мудрость, данная человечеству Братьями человечества для достижения божественности, Антропософия есть человеческое измышление (автор которого, взяв из Божественной Мудрости все, что по своему сознанию и своему развитию он мог взять, исказил это взятое на свой лад и прибавил многое из своего «опыта постижения сверхчувственных миров»), то есть в сущности подделка и обман.

Из единства всего сущего и единства управления миром вытекает, что может быть лишь один источник высшего знания, что может быть лишь одно Древо Жизни, но не два. Всякое другое, подделывающееся под первое, есть ложь, есть грубая имитация. Завладев таким работоспособным сотрудником, как Штейнер, темные дали миру, пользуясь Штейнером как своим орудием, свое учение. Не имея возможности задержать распространение истинного знания через Теософию, темные дали миру подобие истины через Антропософию. Человек западного мировоззрения, не зная о постоянных происках и усилиях врагов человечества совратить его с истинного пути на путь ложный и не веря даже в существование таких врагов, ибо это не согласуется с его ортодоксальным материализмом, тем не менее не прочь был приобщиться к высшему знанию, не ради совершенствования себя в жизни, но ради тех выгод, которые такое знание могло дать.

И вот, имея пред собою Теософию и Антропософию, он в большинстве случаев отдает предпочтение Антропософии, ибо она ближе ему. Она не уводит его в область абстрактных идей, не обещает ему блестящих возможностей в отдаленном будущем, не порывает его связей с его неправильным мировоззрением, подобно Теософии, но ближе подходит к жизни, дает более конкретные данные, обещает более скорые достижения и, самое главное, не только оставляет нетронутыми во всей силе и полноте все милые его сердцу средневековые религиозные заблуждения, но подводит под них фундамент — высшее знание, добытое якобы путем опыта, путем познания сверхчувственных миров Рудольфом Штейнером.

Это добытое путем личного опыта Рудольфом Штейнером высшее знание выкристаллизовалось в антропософской космогонии, которая и есть синтез всякого учения. Но антропософская космогония не имеет ничего общего ни с космогонией Теософии, ни с космогонией древних народов, но больше всего подходит под космогонию средних веков западного мира.

Не имея в виду разбирать подробно все положения антропософской космогонии и не высказывая ничего ни «за», ни «против» относительно различных перевоплощений Земли, ни о том делении эволюции на периоды и эпохи, ни о постепенном «окостенении» Земли, ни о развитии таких органических тел, для одухотворения которых не хватало человеческих душ, благодаря чему они стали прародителями нынешних животных и даже растений, ибо все это завело бы слишком далеко, здесь может быть указано на связь антропософской космогонии со средневековым мировоззрением народов западного мира.

Согласно антропософской космогонии, Земля все-таки останется центром если не всего Космоса, то нашей солнечной системы.

Предоставим по этому вопросу слово тому, кто изучил Антропософию и высказывает вполне объективное о ней суждение.

"Перед тем моментом, когда на «Земле» образуется жидкая субстанция, от Земли отделяется новое, самостоятельное небесное тело, из которого в дальнейшем его развитии образуется наше нынешнее Солнце. Это отделение Солнца от Земли происходит вследствие того, что населявшие Землю высшие духовные существа оказались не в состоянии приспособиться к жизни в условиях материи, сгущающейся до состояния жидкости; эти, так сказать, особо утонченные духи отбирают пригодные для их дальнейшего существования элементы земной материи и отделяются вместе с ними в мировое пространство, создавая себе из этих элементов новое жилье.

77
{"b":"14476","o":1}