ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я хорошо помню о ремонте, старина! — Кристиан вымученно улыбнулся. — Не провожай, завтра к вечеру обязательно вернусь. В крайнем случае — послезавтра! — Он вскочил на Крокета. Застоявшийся мерин взял с места резвым галопом, так что всаднику пришлось его осадить и пустить ровной, размеренной рысцой.

На душе у Кристиана было скверно. Все словно сговорились и пытаются свести их с Мелиссой. Или намеками дают понять, что знают об их особых отношениях.

Кроме того, он чувствовал, что лучше всего было бы плюнуть на эти деньги и уехать, пока брачная петля не затянулась на его шее. Потому что из этого ничего хорошего не получится. Тут и там его провоцируют, а он не имеет права ответить, как мог бы ответить настоящий, крутой парень. Мало того, что это не понравится Мелиссе, ей может навредить такое поведение. Значит, встречи с вдовой необходимо свести до минимума.

Так раздумывал он по дороге к хижине Йортома. Крокет бежал ровно, чувствуя самое легкое движение уздечки. Это был хорошо выученный спокойный конь. И Кристиан вспомнил о том, что ему рассказал Филипп о смерти доктора. Она казалась ему довольно странной. Все местные лошади, особенно верховые, выучены ходить по горам. А если предположить, что доктору, вернее, его лошади, кто-то помог споткнуться или поскользнуться? «Теперь посмотрим далее, — рассуждал Крис. — Почему мистер Чарльз Гриффин предлагает Мелиссе купить акции „Западной“? Интересно, что за всем этим кроется?»

Жизнь становилась все более интересной и увлекательной. Так он размышлял, пока впереди не показался поворот на рудник «Западной» компании. В другую сторону вела неширокая дорога к Золотой Тропе — заброшенному прииску, на месте которого стояла хижина Гарольда и Сары Фосдик. Там когда-то был выход породы, богатой золотом. Первые старатели намывали даже приличные самородки. Но потом жила ушла в глубину и в сторону, как часто случается в таких местах. А тропа, ведущая к домику, усыпана золотистым кварцевым песком. В солнечную погоду она сверкает, словно сделана из настоящего золота.

Гарольд Фосдик, оказавшись без работы, все свободное время проводил на реке, перелопачивая в который раз давно промытую породу. И умудрялся набирать по крохам за месяц щепотку-другую золотого песка. Но Кристиан считал это пустой тратой времени и сил. Молодой человек решил поинтересоваться, почему управляющий уволил с рудника такого опытного шахтера, как Ролли.

Возможно, дела в компании шли не так, как об этом говорили в городе. Рудник, якобы, истощился. Естественно, стоимость акций упала совсем низко. Их уже, практически, никто не покупает. Можно разбогатеть на этом двумя способами. Первый способ основывался на том, чтобы в выработанных шахтах пробивать новые шурфы и подбрасывать в них куски золотоносной породы. Их отправляют на анализ и объявляют о богатых запасах. Акции поднимаются в цене. Вокруг них начинается ажиотаж. Распродается все, даже контрольный пакет. В результате держатели акций остаются с листами бесполезных бумажек. А бывший владелец рудника смывается с мешком денег.

Другой способ был еще интереснее. Находилась богатая, а порой и очень богатая жила. Шурфы консервировались, а разработки продолжались на пустых местах. Владельцам посылались отчеты о ситуации на разрабатываемых шахтах и шурфах. Акции, тем временем, падали в цене. Хозяева или сколоченная нечестным управляющим группа скупала их через подставных лиц по бросовым ценам. Теперь уже бывшие акционеры оставались с носом, то есть с мелочью, вырученной за продажу дешевых ценных бумаг. А организаторы — и с акциями, и с богатым рудником. Отвечали же за всю провернутую аферу подставные лица.

Кристиан решил встретиться с Гарольдом Фосдиком и узнать, давно ли его уволили. И чем мотивировал его увольнение Чарльз Гриффин.

Возможно, таким способом Кристиан оправдывал свою поездку на Золотую Тропу. Так или иначе, но он повернул Крокета вправо и дал ему возможность идти неторопливо. Даже самому себе он боялся признаться, что ему хотелось повидать Мелиссу, перекинуться с ней несколькими словами или встретиться взглядами. И хотя он понимал, что ситуация выходит из-под его контроля, остановиться теперь не мог. Если дело обстоит именно так, как предполагает он, то репутации Мелиссы угрожает опасность. Она, слишком доверчивая, может оказаться крайней. Случись Мелиссе разбогатеть на покупке акций, не трудно догадаться, как на это отреагирует местное общество. А Чарльз Гриффин, говорят, собирается жениться на ней. И что женщине делать потом, когда ошибка будет совершена?

Он повернул Крокета к подвесному мосту через один из рукавов Снейка. И тут увидел Мелиссу. Она стояла на другом конце моста, внимательно осматривая окрестности. Глядела в сторону гор и не заметила подъехавшего путника. В левой руке женщина держала букет первоцветов, прижав его к своему белому рабочему фартуку. Правая рука судорожно сжимала тонкие перила моста. Черное платье оттеняло бледность лица, на котором особенно отчетливо проступали тени под глазами. У Криса защемило сердце от жалости. Скорее всего, Мелисса в эту ночь почти не спала и вышла проветриться, чтобы прогнать сонливость и усталость. Молодой человек решил воспользоваться ситуацией и поговорить с Мелиссой. Но тут же его постигло разочарование, потому что на крыльцо выскочил Гарольд Фосдик и замахал руками, точно ветряная мельница крыльями.

Кристиан огляделся, заметил привязанную неподалеку лошадь Мелиссы. Она спокойно паслась, пощипывая едва отросшую молодую травку.

— Принимай компанию, Стар! — Кристиан спешился и отвел Крокета поближе к лошадке. Животные принюхались, коснулись друг друга мордами, словно поздоровались. Кобылка Мелиссы равнодушно отвернулась и продолжила свое занятие. — Не повезло тебе, Крокет! Твой хозяин лишил тебя мужского достоинства, и лошади женского пола на тебя не реагируют должным образом. — Конь тяжело вздохнул, словно понял, о чем говорил новый хозяин.

Оставив лошадей возле кустов, Кристиан ступил на шаткий мост. И тут Мелисса обернулась. Она почувствовала, что мост закачался. Улыбка осветила ее лицо, на щеках заиграл легкий румянец. Но тут же радость сменилась озабоченностью.

Мелисса быстро прошла оставшийся десяток шагов до берега, стала подниматься к дому по тропинке. Вместе с мистером Фосдиком она скрылась в доме.

Ролли почти сразу же выскочил назад и помчался куда-то по крутому берегу. В отличие от Мелиссы он не заметил нового гостя. Река сильно шумела, заглушая другие звуки, и Кристиан с изумлением наблюдал за кажущейся беззвучной картиной. Он невольно ускорил шаг. И, спустя несколько минут, оказался возле распахнутого окна.

Он вовсе не собирался входить в дом, понимая, что ему там не место. Похоже, у миссис Фосдик начались роды. И, естественно, посторонний человек в такой ситуации воспринимался как докучливая помеха. Но вот Ролли, как ему показалось, не должен был бросать двух женщин без присмотра. А вдруг им понадобится помощь? Пока Крис раздумывал, то ли ему броситься вслед за Гарольдом, то ли оставаться на месте, из окна раздался душераздирающий крик, от которого ему стало не по себе.

— Мистер Фосдик! — послышался зов акушерки. — Идите сюда! Нужна ваша помощь, мистер Фосдик! — Она еще не знала, что Ролли и след простыл. И снова раздался стон, а Мелисса взмолилась: — Есть возле дома кто-нибудь живой? Господи, куда унесло мистера Фосдика?

Схватки, по всей видимости, утихли. Сара заговорила прерывистым голосом:

— Не браните его, миссис Коуплендл… Он перепуган до смерти… Боится…

— Чего? — изумилась и одновременно огорчилась Мелисса.

— Боится, что я или новорожденные умрут… у него на глазах, а он не поможет! — она закусила губу и снова застонала. Акушерка стала ее успокаивать и уговаривать:

— Потерпите немного, дорогая Сара! Еще не подошло время! Схватки у вас пока каждые пять минут. Еще рано! Сейчас я вернусь! Не бойтесь, миссис Фосдик, я здесь!

Кристиану очень хотелось сбежать. Но тогда Мелисса окажется в одиночестве. А ей, судя по всему, сейчас нужна помощь. И вместе с тем он злился, считая, что ее решение одной поехать на заброшенный прииск отдавало самонадеянностью. Она же знала, что миссис Фосдик — женщина в возрасте, а это обстоятельство весьма неблагоприятно для рождения детей. Кроме того, предполагалось, что она носит двойню. Предвидя все осложнения, Мелисса могла бы привезти с собой мисс Шарлотту Рэмзак, медсестру с «Западной». Или уж договорилась бы с какой-либо пожилой женщиной. А если оказалась столь непредусмотрительной, то держала бы Ролли за руку. А теперь его не догонишь!

21
{"b":"14477","o":1}