ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь были и просто любопытствующие. И те, кто искренне выражал сочувствие Кристиану. И те, кто надеялся, что полиция разберется во всем и наказание получит настоящий виновник. Но не было тех, кто отнесся бы к аресту молодого человека с радостью или удовлетворением.

Когда экипаж подъехал к собравшейся толпе, разговоры разом стихли. Люди расступались перед коляской, образовав живой коридор, толкались и тихо переговаривались. Слова были почти неразличимы, разговоры сливались в легкий гул.

Проехав мимо участка и оставив возле коновязи Стар, Мелисса спрыгнула с подножки без помощи Филиппа. Не глядя по сторонам и высоко подняв голову, женщина прошагала к входной двери. На приветствия отвечала коротко и сдержанно. Старый Фил плелся позади.

Когда Мелисса скрылась за дверью, из толпы послышалось:

— Фил, твоя хозяйка пришла выручать Кристиана? Или помочь полиции расправится с ним?

Филипп помалкивал, точно не слышал каверзных вопросов. Он быстренько юркнул за миссис Коуплендл, ссутулившись и стянув с головы шляпу. Никто не мог сообразить, с чем пожаловала вдова доктора.

Пропустив Мелиссу, толпа подалась вперед и снова сомкнулась. Собравшиеся горожане заговорили, зашумели, забурлили, словно живой водоворот.

Мелисса, казалось, чувствовала настроение толпы. Но она была так оглушена случившимся, что ее действия больше подчинялись инстинкту, чем трезвому рассудку. Все свои чувства она загнала вглубь души.

От того, что и как она скажет, ничего не изменится в ее жизни, зато это может повлиять на судьбу Кристиана: его освободят, и он останется в живых. От нее сейчас зависит будущее молодого человека, его счастье. А он должен быть счастливым и за себя, и за нее, и за их никогда не родившихся детей. И так обязательно будет! Потому что она, Мелисса, этого хочет!

А что до ее репутации — да какое ей будет дело до тех, кто станет ее осуждать? Девицы из заведения Жанны Хелм? Вряд ли! Они, скорее всего, соберутся и поплачут над ее загубленной жизнью, как часто плачут над своими несчастными судьбами! Никто из них не оказался в стенах этого позора по причине собственной распущенности!

Или ее станут осуждать самые уважаемые леди города на заседании общественного совета? Руфь Кауфманн или Кэтрин Прэгер? Вряд ли! Да, впрочем, ей будет к тому времени все равно!

Мелисса постучала и вошла в кабинет шерифа. Там никого не было, и женщина растерялась. Однако из соседнего помещения доносился легкий храп и скрип пера по бумаге.

— Можно войти, мистер Бакли?! — Мелисса осторожно приотворила дверь. Аккуратно проскользнула в нее, не ожидая приглашения. — Добрый день! — вежливо поздоровалась и огляделась.

Комната для допросов представляла собой просторное помещение, разгороженное железной решеткой. Кристиан находился за решеткой. Он вольно растянулся на одной из скамеек. Лежа на спине и закрыв лицо шляпой, мирно похрапывал.

В первое мгновение Мелиссу охватило раздражение: она мчится по городу, чтобы спасти его, а он, как ни в чем не бывало, лежит и мирно спит. Да к тому же, ему, наверное, снятся хорошие сны. И шериф, вместо того, чтобы ловить настоящих грабителей, сидит и строчит какие-то бумажки. И у каждого найдется оправдание своему бездействию.

Но тут же Мелисса одернула себя. Она ведь тоже не выдержала, заснула прямо в кресле. Кристиан не стал ее будить, отнес в спальню. А сам, даже не вздремнув, отправился назад. Его и арестовали сразу же, как только он сделал первый шаг в холл гостиницы! К себе в дом его пригласила она. Можно сказать, что во всю эту историю его втянула тоже она. Значит, ей и отвечать! Поскольку он ни за что не скажет, что эту ночь провел в ее компании, выслушивая исповедь!

Мелисса уже хорошо изучила характер Кристиана. Он был настоящим мужчиной, а значит, не стал бы посвящать даже друзей в свои отношения с женщиной, если, тем более, эти отношения могут скомпрометировать ее. Мелисса понимала неопределенность своих отношений с Кристианом. Вполне возможно, все так происходило потому, что она была слишком нетерпеливой. Слишком поспешила с откровенностью. Что делать: к этому ее вынудили обстоятельства! Невозможно теперь каяться, думать и решать, что можно было бы сделать, а чего — нельзя!

Шериф поднял голову от стола и тут же вскочил. Вскочил и дежурный, охраняющий запертый замок на решетке. От звука ее голоса прекратил храпеть Кристиан. Он дернул головой, шляпа свалилась на пол. Кристиан потянул носом, точно пес, почуявший дичь, и открыл глаза.

— Мэм!!! — они так дружно и так стройно приветствовали ее, удивленно, растерянно, изумленно, что Мелисса невольно улыбнулась.

— Еще раз добрый день, джентльмены! — Одарив всех приветливой улыбкой, спросила: — Разрешите присесть, мистер Бакли?

— Простите, мэм! — шериф тут же выбежал из-за стола, придвинул ей стул. — Прошу, миссис Коуплендл!

Мелисса присела на краешек стула, расправив подол черного простого платья, откинула черную вуаль на лиловой шляпке с букетиком шелковых незабудок. Альберт Бакли с восторгом смотрел на нее, давая возможность либо подготовиться к беседе, а, в случае чего, и отказаться от таковой.

— Чем могу служить, мэм?! — он почтительно склонил голову, сделал секундную паузу и присел на свое рабочее место. — Слушаю вас, мэм!

— Я бы хотела сделать заявление! — на Кристиана она не смотрела, но чувствовала каждое его движение. Молодой человек дернулся, подошел к решетке, схватился за прутья своими сильными пальцами. Мелисса ощущала его напряженность каждым своим нервом. — Но мне хотелось бы сделать его в присутствии адвоката и без лишних свидетелей, мистер Бакли, если возможно!

Шериф Бакли задумчиво посмотрел на нее, растерянно хмыкнул и сообщил:

— Мистер Джозеф Баллард будет здесь с минуты на минуту, мэм! Вас устраивает его кандидатура, миссис Коуплендл? — он снова почтительно склонил голову.

— Вполне, мистер Бакли! — так же почтительно и вежливо кивнула Мелисса и еще раз поправила вуаль на шляпке. Ей трудно было сидеть, не оборачиваясь. Не видеть лица Кристиана, его серо-зеленых глаз, немного впалых скул, жесткого подбородка, чувственных губ. И это тягостное молчание, казалось, никогда и ни за что не кончится!

Но того, что случилось в следующее мгновение, не мог предусмотреть никто. И это повергло в изумление всех присутствующих в камере для допросов.

В помещение, точно вихрь, ворвалась Сьюзан. Она дышала, как загнанная лошадь. И сразу с порога закричала:

— Миссис Коуплендл, к вашему дому привезли раненых!

Каких раненых? — шериф Бакли выскочил из-за стола, нахлобучил шляпу, пристегнул к поясу револьвер. — Куда привезли?!

— К дому миссис Коуплендл! Они устроили с вашими ребятами, шериф, хорошенькую перестрелку! Напали на моего отца! Этот ублюдок, управляющий с каким-то дружком!

Мелисса уже не слышала рассказа Сьюзан. К ее дому привезли раненых, она должна оказать им помощь. А Кристиану пока ничего не грозит! Никто его не тронет до выяснения обстоятельства нового происшествия. Она не думала о том, кто эти раненые! Эти сумасшедшие мужчины, дай им волю, давно перестреляли бы друг друга. Они вспыхивают, точно порох, из-за женщин, денег, золота, власти, в конце концов, места под солнцем! Мужчины словно бы рождены для того, чтобы всюду создавать хаос!

Не задумываясь, Мелисса рванулась в переулок. Вот и коновязь. Сорвав повод Стар с крюка, вскочила на козлы как заправский кучер. И Стар вновь помчалась по Мидоуз-стрит, теперь уже в обратном направлении, едва не задевая прохожих.

Мистер Баллард, пришедший в полицейский участок по просьбе Кристиана Бентона, удивленно остановился перед входом и окликнул:

— Миссис Коуплендл, куда вы? — но Мелисса даже не взглянула на него, тем более не успела ничего ответить.

Появление Мелиссы в полицейском участке повергло в шок не только шерифа. Больше всех был потрясен Кристиан. Молодой человек просто-напросто не знал, как теперь себя вести.

39
{"b":"14477","o":1}