ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот уж точно, – пробормотал он, – настоящее везение…

* * *

«… то, что это может быть поздний час, не имеет значения. И спасибо за помощь, доктор Голдмен».

Когда связь отключилась, изображение странного предмета стало постепенно гаснуть. Спок с минуту молча смотрел на пустой экран, а потом перемотал кассету назад и снова включил ее. Когда перед его глазами опять возник таинственный ящик, он остановил изображение.

«И в самом деле, очень любопытный объект. И странно влекущий, будто гипнотизирующий…»

– Саавик, – позвал он, – этот предмет представляет значительный интерес. Его еще не идентифицировали. Если хочешь, можешь взглянуть.

Подойдя к Споку, она с интересом уставилась на экран: ящик стоял на платформе инфрасканера, распространяя яркие световые лучи, которые, переливаясь всеми цветами радуги, образовывали разнообразные геометрические фигуры, то увеличиваясь, то вновь прячась назад.

Какое-то седьмое чувство побудило Спока поднять на Саавик глаза. И безмолвный страх, застывший на ее лице, заставил его вздрогнуть – лицо казалось безжизненно-белым, зрачки расширились от ужаса.

– Саавик, – он коснулся ее плеча, – Саавик…

Она, попятившись, отдернула руку.

– Нет, – отчаянно шептала девушка, все еще пятясь назад и содрогаясь. Глаза неотрывно смотрели на экран. – Нет… нет… это же был сон…

– Что, Саавик? Что это?

– Я видела это раньше… В пещерах Хэллгарда…

Рука Спока уже опустилась на кнопку внутренней связи.

–., их там тысячи…

Глава 5

– Никакого ответа, сэр, но клянусь, наш сигнал проникает. – Ухура снова попыталась связаться со штабом. Там было что-то очень, очень не в порядке. – Я и по персональному каналу пыталась вызвать капитана, но он не отвечает, мистер Спок. Может, он просто забыл захватить с собой приемник?

– Он брал его. Ты пробовала соединить меня со всеми отделами? На всех уровнях?

– Да, сэр. Но всего лишь пять минут назад мы разговаривали со штабом! Либо вся система коммуникации нарушена, либо… а куда капитан собирался сегодня вечером? – на какое-то мгновение она решила, что ответ не последует: этот всегда сдержанный и спокойный вулканец сейчас был охвачен паникой и ужасом. Его лицо казалось высеченным из камня.

– В штаб, – медленно и отчетливо проговорил Спок, словно предчувствуя трагедию. – Нужно немедленно найти адмирала Ногура.

– Да, сэр. Ногура? – Она снова повернулась к своим экранам, и Спок воспользовался запасным телефоном.

– Центральная палуба? Это Спок с «Энтерпрайза». Пожалуйста, свяжите меня с командиром Доришем. Он на борту корабля, на четвертой палубе… Командир, говорит Спок. Я уверен, что вы и команда находитесь в серьезной опасности. Я настаиваю на срочной эвакуации людей… Да, командир, на борту не должен оставаться ни один человек… Нет, я не могу предоставить вам факты, потому что у меня их нет… Под мою ответственность. Не теряйте ни минуты.

* * *

–… Но как я эвакуирую их, Спок? А как же мой доклад? – Дориш недоуменно потянул седой ус, – пристань подвезут? Отлично, я возьму это под свою… – Он уставился на мертвый коммуникатор в своих руках. – Черт бы тебя побрал!

Вошел Скотт.

– Эй, парень, слышал? Спок требует, чтобы всех срочно эвакуировали.

– Да, – отозвался Дориш, растерянно обведя взглядом комнату, – но не объяснил, почему. Мне даже кажется, он и сам этого не знает!

– Ага, – кивнул Скотт, – но он разобьется в лепешку, чтобы узнать. А сейчас мы были с тобой свидетелями редчайшей ситуации: вулканец не на шутку взволнован.

– Как я объясню это штабу? – жаловался Дориш. – Они же ждут меня с этим докладом.

– Что ж… – рассудительно отозвался Скотт, – опишешь в красках, как мистер Спок нас лихо взбудоражил, а потом покажешь им вот это. – Он протянул Доришу металлическую пластину и провод, на которые тот уставился, нахмурившись.

– Похоже на часть детонатора.

– Вот именно. Я нашел это на корабле, в системе охлаждения. Там, очевидно, произошел преднамеренный взрыв. Знаешь, если Спок требует, чтобы мы произвели эвакуацию, значит, нужно приступать немедленно. Дай-ка мне звуковой калибратор – о! Он едва успел поймать прибор из рук командира. – Ну, хоть немного уважения, парень, – вещь сделана на Абердине.

* * *

– Мне кажется, что кто-то сверху сам не знает, чего хочет, – ворчал Димуро, когда они отъезжали от раскрашенного в желто-зеленый цвет крыла, – сначала вся эта секретность, а теперь нас просто выгоняют отсюда.

– Угу… – с отсутствующим взглядом отозвался Харпер, скрестив руки на груди. Обо все еще был ужасно напуган – он стоял рядом так сильно зажмурившись, что кожа на лице собралась в многочисленных складках. – Обо, поговори со мной, скажи, чего ты так сильно испугался?

– Мы еддем ссейччас ддоммой?

– Нет, Обо, извини. Мы должны остаться, пока не услышим, что на сегодня работа выполнена.

Беландрид приподнял голову с плеча друга. Одно веко приоткрылось, и неоново-желтый глаз умоляюще покосился на Харпера.

– Нет, Ббоббби, поеххалли ддоммой!

Димуро усмехнулся.

– Вполне возможно, Харпер, что мы сейчас, действительно, отправимся домой. Кажется, твоему малышу известно нечто, чего не знаем мы.

– Может быть, – задумчиво ответил Харпер, чувствуя, как дрожит рядом тело беландрида. Несомненно, что-то сильно напугало его друга. Но он не мог представить себе, что.

* * *

–., потому что я хочу знать, вот почему! Адъютант! Мичельс! – Ухура выглядела на редкость сердитой. – И мне нужно было об этом знать еще вчера. Тогда бы вы сейчас без труда могли найти его, мистер. Обычно лейтенант Мичельс достанет самого черта, если потребуется… Да, да, спасибо, Мичельс… да, очень помогли… – вздохнув, Ухура повернулась к Споку, – все еще на палубе, сэр. Он перезвонит сюда.

Спок, благодарно кивнув, одел мини-наушники и стал слушать повторяющиеся каждые десять секунд гудки.

– «Энтерпрайз» вызывает капитана Кирка. Ответьте, пожалуйста…

«Это уже совсем никуда не годится, и это его очень тревожит», – Ухура краешком глаза наблюдала за Споком. Страх и отчаяние медленно обволакивали ее, словно густой холодный туман. Зазвенел телефон внутренней связи.

– Мостик. О, мистер Скотт… – она внимательно слушала, – да, сэр, я передам ему… Мистер Спок! Скотти нашел обломки детонатора в системе охлаждения. Говорит, что похоже на саботаж. Они все покинули корабль. Командир Дориш сейчас попытается связаться с вами из своего кабинета.

Вновь раздался звонок.

– «Энтерпрайз», говорит капитан!

– Капитан, с вами все в порядке? Где вы?

– В штабе, Спок. Вы должны срочно связаться с Ногура…

– Мы попробуем. Может, включить видео?

–… Да, хорошо… – Главный экран ожил, на нем появилось лицо Кирка. Ухура ахнула: капитан казался онемевшим от шока. – Спок, у нас проблемы.

– Да, капитан. Где, в штабе? Мы попытаемся…

– Я… внизу, Спок. Вверху все мертвы. В лаборатории какое-то смертоносное излучение… Должно быть…

– Не осталось… ни одного живого?

– Ни одного.

– Сэр, – вмешалась Ухура, – я сейчас извещу транспортный отдел. Мы произведем трангуляцию и определим ваши координаты…

– Нет, Ухура, вы не сможете, – голос капитана звучал подавленно.

– Но капитан, – ее остановил взгляд Спока, понимавшего больше, чем было сказано. Снова прозвучал сигнал связи. – «Энтерпрайз»… да, адмирал! Пожалуйста, держите связь… Мистер Спок на запасном канале… Адмирал… только я не знаю…

– Адмирал, говорит Спок. Ваша трансмиссионная служба в порядке?

– Да, что за проблемы, Спок?

– Оставайтесь на связи, – Спок старался держать себя в руках, – мы сейчас настроим на вас видео. Ухура, выведи на экран их обоих.

Замигав, главный экран вывел, наконец, изображение Ногура: азиатское нахмуренное лицо находилось в тени, не освещенное ни единой лампой; седые волосы резко контрастировали с черными выразительными глазами. Его присутствие вызвало разные реакции: Спок отнесся к нему с уважением, которого удостаивал лишь немногих; Маккой заметно занервничал. Смесь восхищения и несогласия, вызываемого Ногура у Кирка, отразилось в напряжении каждой мышцы капитана перед тактически-мощным умом, который, по мнению самого Кирка, мог бы его победить. Кирка беспокоили и раздражали мысли о том, что его собственная реакция на Ногура выглядела детским самоутверждением, а любое соперничество было неестественным и надуманным. Ногура же казался выше подобных вещей, но был ли он выше их на самом деле? В этом и заключалась таинственная особенность Ногура: никогда не известно, о чем он думает в данный момент. Кирку это не нравилось.

24
{"b":"14478","o":1}