ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очаровательная девушка
Французское искусство домашнего уюта
Лунный календарь для садоводов и огородников на 2019 год
Развивай свой мозг. Как перенастроить разум и реализовать собственный потенциал
Биология веры. Как сила убеждений может изменить ваше тело и разум
Знаменитое Таро Уэйта
#Прессуйтело. Строй счастье своими руками
Пакт Молотова-Риббентропа. Тайна секретных протоколов
Элеанор Олифант в полном порядке
A
A

– За пределы Зоны? – Неожиданно Харпера охватило странное предчувствие, он поспешно отвел взгляд. – Извините, сэр, я просто подумал… Ведь мы предпримем попытку, да? Я хочу сказать, что ромулане не могут так просто…

– Место нашего назначения – не тема для обсуждения, – резко ответил Спок, – и я далеко не уверен, что вы сами сможете избавиться… как вы это объясните, лейтенант?

– Сэр? Я не… – Спок изумленно смотрел куда-то за Харпера, хмуро разглядывая рюкзак, валяющийся в углу комнаты.

Рюкзак шевелился.

– О, нет! – ахнул Бобби, бросившись к рюкзаку, который прыгал и катался по полу. Между стягивающими его веревками показались синие пальцы, пытающиеся развязать узел. Изнутри послышался тоненький писк.

– Ннет! Этто ввина нне Ббобби! Нне рругайттесь нна Ббобби… – Из-под носков и рубашек, нелепо размахивая руками и смешно вращая глазами, появился Обо. Сжимая и разжимая пальцы в умоляющем жесте, он неуклюже направился к Споку, – ттолькко ббудьте с нним пполласковвее, лладно?

Спок со смешанным чувством неодобрения и удивления взирал на происходящее.

– Лейтенант, вы знакомы с этим существом?

– Мм-да, но я… – Харпер, сгорая от стыда, чувствовал необъяснимую радость, – как ты сюда попал?

– Ссекррет, Ббоббби! Нниккогда нне рраскажжу! – Он опасливо заморгал.

– В самом деле, – Спок внимательно изучал стоящее перед ним маленькое голубое существо. – Как твое имя?

– Ооббо.

– Прозвище, сэр, – настоящее слишком длинное, чтобы его запомнить.

– Твое настоящее имя, – настаивал Спок.

– Ооообббооолллооодддррроообббооонннооо…

– Отлично, мистер Обо. Но ваши действия не правильны. Ваше присутствие здесь несанкционировано. Вы собирались пробраться на борт звездного корабля Федерации?

Существо просияло:

– Ддда!

– Нет, сэр, он не понимает. Обо официально не относится к персоналу дока, он даже не служит в Звездном Флоте – это просто некий адаптирующийся инопланетный вид. Сэр, это полностью моя вина. Вернувшись обратно, я готов отвечать…

– Мистер Харпер, пожалуйста, воздержитесь пока от ответственности за действия, находящиеся за пределами вашей власти. Мистер, Обо, что вы конкретно умеете?

– Ччиннить! – снова просиял Обо и хлопнул в ладоши. – Оччень ббыстро!

– Технику?

Харпер утвердительно кивнул.

– Понимаете, сэр, Обо может исправить все, что угодно, быстрее и лучше кого бы то ни было. Он даже чувствует неполадки до того, как они происходят.

– Да! – Обо подошел к Споку и доверчиво прильнул к его ногам. – Я ххоорооший! Я ввам ппонравллюсь! – Он потянулся к руке вулканца.

– Нет, Обо, нельзя! – Харпер опоздал. Он с ужасом наблюдал, как Обо, цепко обхватив руку Спока, стал поглаживать ею себя по голове. Спок тщетно пытался вырваться. Неоново-желтые глаза моргнули и закрылись, Обо превратился из синего в розового, а потом кожа его приобрела оттенок лаванды. Наконец, Спок с облегчением высвободил свою руку. Он смотрел на Обо, удивленно приподняв брови, а Харпер расстался с последней надеждой служить когда-либо на «Энтерпрайзе».

– Обо, сейчас же извинись! Ты не должен был…

– Лейтенант Харпер, – Спок выглядел строгим, – в 08-00 доложите на Землю. Главный медицинский офицер проверит, позволяет ли состояние вашего здоровья приступить к своим обязанностям. Вы, мистер Обо, будете выполнять на корабле ту работу, которую хорошо умеете делать. То, что вы слышали в этой комнате, сохраняйте в строгой секретности. Вы понимаете?

– Нниккому нне сскажжуу! – торжественно поклялся Обо.

Спок нахмурился.

– Это под вашу ответственность, мистер Харпер. Позаботьтесь о нем, – произнес он и вышел из комнаты.

Харпер ошарашенно смотрел вслед.

* * *

Лицо, возникшее на экране перед глазами Кирка, внушало доверие и выражало уверенность в себе.

Лишь те, кто близко знал Ногура, могли заметить появившиеся недавно тонкие морщинки и необычный для него, слегка потускневший взгляд. Но все-таки это было лицо командира, готового взять ответственность за судьбы вверенных ему людей. Сообщение прозвучало четко и коротко:

– С вами говорит адмирал Гейгачиро Ногура, командир Звездного Флота. В соответствии со статусом Федерации с 03-00 мирного времени начинает действовать внутрипланетный Код Непредвиденных Обстоятельств. Меры предосторожности вызваны трагической гибелью людей Живого Городка. До тех пор, пока не будут выяснены причины этого, на планете Земля вводится режим федеративного карантина. Сожалеем о неудобствах, с которыми будут вынуждены столкнуться сограждане…

–… Спок, слышимость хорошая? Помех нет? – Кирк перевел взгляд на другой экран, с которого на него смотрело спокойное лицо первого офицера. Мостик выглядел совершенно обычно, и создавалось впечатление, что это простой телефонный звонок дежурному из первой каюты.

– Хорошая слышимость, капитан. Сейчас отправляемся… Радио отключено, сэр. Сожалею, но дальнейшее общение невозможно.

Спок отдал приказ об отправлении.

– Спок, Скотти говорил, что с верповальным тросом что-то не в порядке. Он собирался проверить его прямо в полете. И функциональная кнопка панели управления временами барахлит. Но, надеюсь, ничего серьезного.

– Капитан, я намерен вернуть вам корабль в целости и сохранности. Все системы будут…

На дальнем плане внезапно послышался голос человека, выходящего из лифта:

–., что, черт побери, происходит вокруг?!

– Боунз, – Кирк попытался улыбнуться, когда на экране появилось встревоженное лицо Маккоя.

– Джим, я слышал, что ты покинул корабль? На Земле введен режим карантина, а мы вылетаем на выполнение какой-то дипломатической миссии – но где, покажите мне, хоть один дипломат на борту корабля?

– Спок тебе все объяснит.

– М-мм, вот это денек!

– Заботься о здоровье членов экипажа получше, Маккой.

– Одному богу известно, как я стараюсь. Скотти суетится вокруг двигателя, не желая ничего объяснять, а у меня еще группа новых парней, которые должны быть немедленно обследованы… Хорошее времечко ты выбрал для выходных, Джим!

– Извини, Боунз.

– Капитан, – обратился Спок, – мы заканчиваем взлет.

Вот и все. Кто-то должен прервать разговор, а Спок, очевидно не мог этого сделать. Маккой, посмотрев на них обоих, почувствовал себя неловко. Наконец молчание нарушил Кирк:

– Удачи вам. Связь окончена. – Он отключил свой канал. Его слова эхом отозвались в Вольте. Со своего экрана Ногура хмуро пробормотал:

– Ограничения и замены временны. Надеемся восстановить…

Кирк отсоединился и от него, оставшись абсолютно один. В груди разрасталась паника. Он старался подавить ее, зажмуривался и… снова возвращался на мостик «Энтерпрайза», где ему был знаком каждый звук, каждое движение. Чувствуя нарастающую мощность и увеличивающиеся обороты двигателя корабля, он понимал, что экипаж «Энтерпрайза» летит навстречу опасности. Без него.

И без твердой надежды когда-либо вернуться обратно.

Кирк резко открыл глаза. Вокруг неподвижно застыл полумрак Вольта: серый, ничего не обещающий, освещаемый лишь мелькающими огоньками компьютеров, огромный подземный город с населением в количестве одного человека… Здесь бьется только одно сердце – его собственное. А наверху хозяйничала весна, наполняя планету неповторимыми ароматами, красками, звуками. Несмотря ни на что, жизнь продолжалась…

Продолжалась ли? Мысль о том, что все могло быть уже по-другому, подбросила Кирка со своего места, и он схватился за наушники, как за спасительную соломинку. Впопыхах капитан нажал другую кнопку.

На экране появилось изображение застывшего во времени Ричардса с раскрытой книгой в руках. Кирк замер, внимательно вглядываясь в лицо юноши. Приблизив изображение, он отчетливо прочитал меж скрюченных пальцев погибшего строчки из книги:

" – И это все? – спросил я.

– Все, что ты слышал, сын мой, – ответил Сильвер.

– Что ж, – отозвался я. – Мне хорошо известно, за чем нужно смотреть. С тех пор, как я с тобой связался, я увидел слишком много смертей. Но есть пара вещей, о которых тебе следовало бы знать… Сейчас твое положение незавидное: потерян корабль, потеряны сокровища, потеряны люди, твое дело трещит по швам, и если тебя интересует, кто виноват в этом – так это я! Я был тогда в бочке с яблоками, в ночь, когда мы подписали…»

33
{"b":"14478","o":1}