ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я… я хочу, чтобы ты спустилась к причалу, – заикаясь выговорил он. Затем, с ощущением, будто отрывает себе руку, выпустил из ладони ее сдавленные пальцы, и вышел.

– Мы помашем с «Ледяного Медведя», когда ты поплывешь мимо нас, – крикнула Свонлауга пересекавшему внутренний двор Лейву. – Пусть ветры Эгира помогают тебе, куда бы ты ни направлялся.

У нижних ворот Лейв наткнулся на Ульва, который поджидал его.

– Свонлауга предоставила решать девушке, – сообщил он, подталкивая Ульва к дому. – Входи без опаски и бери ее себе.

Словно олень весенней порой, побежал Ульв вверх по тропе.

***

Когда команды двух кораблей заняли свои места, не хватало только Эрика, Лейва и Ульва, и все было готово к отплытию, отец с сыном попрощались. Они расставались впервые. Волнение их было так глубоко, что они не могли найти нужных слов. Впрочем они и без слов знали, что их взаимная любовь всегда пребудет с ними. Вдруг Эрик схватился за пояс и начал снимать меч.

– Я хочу, чтобы у тебя был мой меч. Неизвестно, какие враги ожидают тебя в Новом Свете, и добрый меч тебе может понадобиться.

– С каким оружием останешься ты сам, если воины Олава нагрянут в Гренландию?

– Дай мне твой. Для христиан и он будет достаточно острым!

Обменявшись мечами, они вернулись на корабли.

– Я пойду первым и подожду тебя за мысом, – крикнул Эрик через плечо.

Лейв, смотревший в сторону берега, увидел Ульва, который спускался по склону. Рядом с ним шли Свонлауга и Норна с ребенком на руках. Но почему он такой понурый? И почему усаживает Норну со Свонлаугой в маленький ялик, в котором сидят двое матросов Скава, чтобы отвезти их на «Ледяной Медведь»? Неужели Норна отказала ему? Она наверняка предпочла выйти замуж за сына вождя, нежели прозябать в рабстве!

Но пока Ульв не попрощался с отцом, матерью и сестрой, не прыгнул на борт и не крикнул «отчаливай», Лейв не мог спросить у него о Норне. И только после последних прощальных слов с кормы «Оседлавшего Бурю» по дороге к кораблю Эрика, вставшего на якорь далеко за пределами гавани, Лейв услышал новость, от которой душа его возликовала.

На носу «Ледяного Медведя» сидел Скав, наблюдая за ними, возле мачты его жена кормила грудью Ингеборг, а на корме в одиночестве стояла Норна. Желая поддержать Ульва, Лейв высказал свое сокровенное чувство:

– Воистину печально оставлять любимую женщину.

Ульв опустил голову.

– Верно, но зачем мне было брать ее с нами? Она сказала, что не может стать моей женой; она любит другого.

Сердце Лейва забилось. Раз Норна отвергла Ульва, значит он сам теперь может попытаться завоевать ее любовь.

– А она… она не сказала, кто бы это мог быть?

Напряжение в голосе выдало Лейва. Ульв уставился на него.

– Нет, но меня не удивило бы, если она отдала свое сердце тебе.

Лейв пытался сохранить спокойствие.

– Ты считаешь, что она, возможно, имела в виду меня?

– Да, мне так показалось… теперь, когда я размышляю над этим.

Первым побуждением Лейва было повернуть обратно. Пусть это не так и у Норны другой возлюбленный, зато он мог подвергнуть осаде ее сердце и приложить все усилия, чтобы завоевать ее любовь. Сын Эрика вовремя спохватился, что отец дожидается их у выхода из гавани, и что он выставит себя на посмешище, отложив великое путешествие ради хорошенькой рабыни. Он должен идти своим путем и вернуться за ней после завоевания новой земли. Впрочем, раз Ульв ему больше не соперник, можно оказать Норне внимание… подарить что-нибудь на прощанье.

В неудержимом веселье стянул Лейв с правой руки витое обручье из золота и насадил его на наконечник легкого копья. Он развернул корабль и, приблизившись к «Ледяному Медведю» на расстояние полета копья, помахал оружием в воздухе, чтобы привлечь внимание Норны, а затем ловко запустил его по длинной дуге с таким расчетом, чтобы оно вонзилось в хвостовое украшение торгового корабля. Потом весело скомандовал налечь на весла и помчался к выходу из гавани.

Гордая Норна выдернула копье, одела обручье Лейва на левую руку и прижалась к нему щекой. Как переменился сын Эрика, подумала она. Какой красивый жест! Каким возлюбленным он мог бы быть! Да, пусть его отец убил брата, пусть он верит в своих языческих богов… пусть отец и король Олав ненавидят всех, кто поклоняется Тору… она любит Лейва всей душой. Норна прижала на секунду к губам носовой платок и стала махать им вслед безрассудно храброму мореплавателю, который украл у нее сердце и взял его с собой в бескрайние просторы неизвестности.

Сага о Лейве Счастливом, первооткрывателе Америки - any2fbimgloader11.jpeg

11. ПОДВИГИ ЛЮБВИ

Наконец, после стольких лет мечтаний, настойчивости и нетерпеливого ожидания, Лейв сын Эрика отправился в великое, полное опасностей путешествие. Раньше, когда он ждал и надеялся, этот день виделся ему самым счастливым в жизни, а оказался самым печальным. И с каждой лигой, промелькнувшей под килем «Оседлавшего Бурю», который уносил его от дочери шетлендского ярла, молодой викинг становился все несчастнее. Ему хотелось вернуться и объяснить прекрасной христианке то, в чем он боялся признаться даже самому себе. Любовь к ней была намного важней всех честолюбивых замыслов. Но как могло случиться, что та самая девушка, из-за которой сбилась с истинного пути его мать, отец совершил набег на Шетлендские острова, а он сам отложил путешествие на запад, околдовала его до такой степени? Решив больше не думать о ней, Лейв устремил взгляд и мысли на запад, пытаясь получить удовольствие от великолепного заката.

Справа по носу «Кусающий ветер» отважно разрезал валы открытого моря, окрашенные кроваво-красными лучами заходящего солнца. А на его корме, как и прежде, стоял у руля Эрик Рыжий. Отец никогда бы не позволил себе из-за женщины отказаться от намеченной цели. Так же поступит и Лейв. Или он не сын своего отца?

Всю ночь, наступивший день и следующую ночь вел Лейв мучительную борьбу с самим собой, стараясь выбросить из головы мысли о Норне. Но сколько ни старался, не мог он простить себе, что уходит, оставляя любимую в рабстве. Пусть любит кого хочет, все равно она для него дороже самой жизни. И тем не менее он уплыл, оставив ее у грубого Скава… оставил беззащитную в доме отвратительного скота, который, если захочет, может убить ее… или даже… силой принудить родить ему наследника!

Когда Лейв представил себе эту жуткую картину, у него перехватило дыхание. Все его тело горело, как в лихорадке, сменившейся ледяной оцепенелостью, и кровь стыла в жилах. Как теперь продолжать путешествие, ведь раньше конца зимы они не вернутся! И все это время он не будет знать, кого Норна любит и что с ней. Ведь ей может встретиться другой, и у сына Эрика не останется никакой надежды завоевать ее. За время путешествия постоянная тревога сведет его с ума, а без мира в душе чего будут стоить открытия?

Да, долой сомненья, ему должно вернуться и спасти девушку хотя бы от Скава. Неважно, любит она его или нет, надо просто выкупить ее и предоставить ей свободу. Вот тогда в спокойном состоянии можно начать путешествие на запад.

Поскольку пришло время разлучиться с отцом, Лейв просигналил на «Кусающий ветер» об изменении курса. Эрику Рыжему и брату Торвальду он махнул на прощанье рукой. И как только ночь опустила темную завесу между кораблями и зажгла путеводные звезды, Лейв, к большому удивлению команды, развернул корабль и направил его в сторону Исландии. Один Ульв понимал, что происходит с побратимом.

Из-за сильного ветра «Оседлавший Бурю» бросил якорь в Лаугабрекке только через три ночи.

– Воистину, боги хранят тебя и твоего отца, – воскликнул Торбьерн, когда Лейв с Ульвом ступили на причал и исландцы пришли в себя от внезапности их возвращения. – В тот самый день, сразу после вашего отплытия, сюда явились шетлендский ярл с Вульфриком Череподробителем и два корабля, битком набитые воинами. Они намеревались отбить дочь ярла и отомстить за смерть его сына.

21
{"b":"14482","o":1}