ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эрику и Торхильд не терпелось услышать о своей невестке.

– Тебе удалось в конце концов жениться на дочери ярла? – крикнул Эрик. – Где твоя новобрачная?

– Она здесь, можешь не сомневаться. – Глаза Лейва лучились счастьем. – Она не хотела мешать нашей встрече. Подождите, я схожу за ней.

Лейв прыгнул на борт корабля и быстро вернулся. Он нес над головой щит, на котором сидела его улыбающаяся жена. В сопровождении Ульва с Эфной он поднес Норну к родителям и поставил на ноги. В переделанных для торжественной встречи свадебных платьях и изящных головных уборах обе молодые женщины были ослепительно красивы, и родители мужей остались ими довольны. Сердечно пригласили они каждую новобрачную войти в семью ее мужа.

Лейв не мог вслед за Эриком подняться вверх по склону к родному дому из красного песчаника, ему нужно было прежде порадовать мужчин, женщин и детей, которые пришли его встречать. С помощью дружинников он перенес с кормы баркас и выставил на скамейки для гребцов корзины с изюмом и орехами. Затем пригласил всех гренландцев угощаться дарами Страны Виноградной Лозы и есть их досыта. И когда каждый разделил с ним его богатство, он обнял одной рукой мать, а другой – жену и весело зашагал к дому.

Сага о Лейве Счастливом, первооткрывателе Америки - any2fbimgloader23.jpeg

22. СЫН ВОССТАЕТ ПРОТИВ ОТЦА

В честь великого события – открытия Западного Мира – Эрик Рыжий закатил пир с невиданным в Гренландии размахом. В свою гридницу он пригласил не только соседей из Восточного поселения, но даже ярлов и хевдингов, которые прибыли из Северного поселения на предстоящий весной в Гардаре Альтинг. А поскольку Лейв заменил привычное пиво бочонками вина из Страны Виноградной Лозы, все предвкушали, что этот день будет самым веселым в Братталиде за все время его существования.

На резном троне восседал светившийся от радости Эрик Рыжий. На нем была шелковая красная накидка, украшенная золотой вышивкой, и светло-серая туника. Рядом с ним села, впервые за время их размолвки, мать Лейва, одетая в праздничный наряд из зеленого бархата с золотой отделкой.

По правую руку вождя сидел старый Торбьерн, отец Ульва, который перевез свое семейство в Гренландию, поближе к Эрику Рыжему. Приезжие вожди расположились слева от него. У ног Эрика сидели его сыновья Торстейн и Торвальд с дочерью Торбьерна, милой Гудрид, посередине. Лейв с Норной возвышались на месте для почетных гостей по другую сторону гридницы, а пониже сидели Ульв с Эфной, Тайркер и старик Хеллбор. Дружинники и слуги заняли нижние скамьи.

Щедрость, с которой Лейв одарил всех вкусным изюмом и орехами, только добавила ему популярности среди жителей, и уже накануне он почитался у них героем. Поэтому вечером за праздничным столом, когда гренландцы пили его вино, он подумал, что самое время сообщить о своей новой вере и предложить им последовать его примеру. Не хотелось ему причинять боль отцу так быстро, но он понимал, что страну надо освобождать от языческого невежества. Священники все еще прятались на корабле, однако, он доверил свою тайну Торхильд; обрадованная, она рассказала ему, что многие жители уже стали в душе христианами и только страх перед гневом Эрика Рыжего удерживает их от вознесения молитв в маленькой часовне, которую она построила на холме.

Во время пира тост следовал за тостом, пили за Лейва Первооткрывателя, за Норну Светлую, за Ульва и его жену-ирландку, даже за Тайркера Открывателя Винограда. Но первым поднялся и сказал слово отец Ульва.

– Гренландцы, исландцы и винландцы, – с улыбкой обратился он по очереди к Эрику Рыжему, своим домочадцам и Лейву с Норной. – Почти двадцать зим назад, когда наш хозяин был неправедно изгнан за пределы Исландии, он устроил на прощанье своим друзьям прекрасное застолье. То был печальный вечер расставания. Я хотел бы обратить ваше внимание, что сегодняшний пир, замыкая круг, посвящен радости и воссоединению. Сегодня вечером Судьба вновь свела вместе друзей, которые тогда были разлучены.

Взрыв громких криков одобрил сказанные им слова.

– И сейчас вы услышите от меня новость, такой счастливой новости еще не приходилось произносить моим губам. Сегодня мы отметим событие, которого я ждал долгие годы. Родственные узы свяжут теперь семью Эрика Рыжего и мою. Друзья мои, сегодня Торстейн сын Эрика обручился с моей дочерью Гудрид!

Под веселые возгласы и поздравления Лейв заставил молодых подняться на возвышение и показаться всем. Крепкий и высокий, с рыжими, как у отца волосами и бородой, Торстейн широко расставил ноги и гордо вскинул голову. Бледная Гудрид, прекрасная в наряде из жакета коричневого бархата и длинного белого платья, улыбнулась и поклонилась присутствующим.

– Здравица в честь счастливой пары! – весело крикнул Лейв.

– Пусть мой брат будет так же счастлив в браке, как я!

Не успели осушить кубки за молодых, как поднялся Эрик. Лейв подумал, что никогда раньше не видел отца таким веселым.

– Друзья мои, вспомнив о днях моего изгнания, сосед Торбьерн напомнил мне, что не бывает худа без добра. Не осудили бы меня на изгнание за пределы Исландии, возможно, и Гренландия была бы до сих пор не открыта. А не открыли бы Гренландию, и о благодатной Стране Виноградной Лозы… да, что там, о существовании обширного Нового Света до сих пор могли бы не знать.

– Верно, – сердечно поддержал его Гериульв. – События мировой важности часто происходят благодаря какому-нибудь случаю.

– Воистину, мои друзья, – продолжал Эрик, постепенно становясь серьезным, – если человек крепко держится за веру своих предков, все, что случается с ним, в конце концов, идет ему на пользу. Когда христианские лицемеры в Исландии осудили меня и приговорили к изгнанию за убийство двух людей при самозащите, Один и Тор помогли мне найти эту большую землю и создать здесь обитель, в которой все люди могут спокойно поклоняться им. Как наказал Тор христианского короля Норвегии и его Стагбранда Ярла за попытку захватить нашу страну для Белого Христа? Он отнял у них жизни в сражении, зато преданного сына Тора повел на поиски нового великого материка!

Громкие здравицы в честь Одина и Тора последовали за словами Эрика, но многие из сидевших рядом с Лейвом хранили молчание. От Эрика скрыли, что старый Торбьерн, его жена, их дочь Гудрид и брат Лейва, Торстейн, приняли христианство еще в Исландии. А в Братталиде Торхильд тайно окрестила сына Торвальда и несколько дружинников Эрика.

– Да, – воскликнул Эрик, осушив свой кубок, – чтобы увенчать его триумф, Тор помог Лейву завоевать дочь христианского ярла. – Он громко засмеялся и посмотрел через проход. – Ха, Лейв, теперь, когда мне удалось разглядеть достоинства твоей жены, я думаю, это был твой самый великий подвиг… и грандиозная победа Тора!

От такой несправедливости губы Лейва крепко сжались, но за радостными криками никто не заметил его недовольства.

– Подумайте над этим, дети Тора, – продолжал Эрик. – Лейв отправился прямо в логово христианского короля и удрал оттуда с дочерью христианского ярла… увел ее прямо из-под носа жениха, христианского Череподробителя. – Вождь хлопнул себя по бедру. – Ха-ха-ха! Вот это поступок «безрассудной храбрости», как сказали бы шотландцы. У Одина и Тора никогда не было более верных последователей, чем Эрик Рыжий и его сын. Мы хорошо служили нашим богам, и они воздают нам за нашу веру! – Переполненный радостным торжеством, он поднял кубок и обратился к сыну. – Лейв, давай выпьем за здоровье наших всемогущих богов.

Увидев, что отец стоит с протянутым кубком, ожидая, что он выпьет с ним, Лейв побледнел. Виночерпий поспешил наполнить его кубок.

– Здравица Лейву Счастливому, великому поборнику Тора! – гудел одурманенный старый Хеллбор, перебравший от усердия.

Медленно поднимался Лейв со своего высокого сиденья. Глаза его были опущены, а мозг лихорадочно работал. Что же делать? Он собирался воздать все почести за совершенное им открытие единому истинному Богу и сказать, как славно молиться ему. А тут неудачное выступление Эрика и его еще более неудачное приглашение выпить за Одина и Тора усложнило его положение раньше, чем он успел подготовить людей! Все равно он не может принять славу поборника Тора и пить за его здоровье.

40
{"b":"14482","o":1}