ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ха-ха, – расхохотался Эрик, получавший удовольствие от этой словесной битвы. – Так значит, мы уже достигли края земли?

– Именно так. Это ледяное поле не имеет края, который можно обогнуть. Нам остается только повернуть назад.

Фрейдис, по обыкновению, не замедлила поделиться собственными мыслями.

– Да, давайте сейчас же повернем назад и поищем какую-нибудь теплую страну. Лучше быть убитой… или стать трусливой христианкой… чем заживо замерзать на самом краю света!

– Да, да! – подхватил хор голосов. – Давайте немедленно возвращаться.

Совпадение окружавшей их действительности – море, забитое льдом, и мертвящий холод – с «видением» рулевого заставило дрогнуть сердце Лейва.

– Что ты скажешь, мой сын? – снова обратился к нему Эрик. На какой-то момент Лейв растерялся. Но вдруг он повернулся к людям на корабле и обратился к ним:

– Вы думаете, что Всемудрый Один вел нас на запад шесть дней и ночей только для того, чтобы отправить назад, в какую-нибудь страну, населенную христианами? Нет, этот лед не может до бесконечности опоясывать землю. Он обязательно должен растаять в теплых южных морях. Чтобы найти прекрасную западную землю, нам остается только доплыть до его южной оконечности и обогнуть ее.

Решительные крики одобрения раздались в ответ на этот призыв к разуму. Молчали лишь те, кого больше привлекала предосторожная мудрость Торголла. Эрик уладил дело, сказав, что корабль пойдет к югу вдоль ледяного поля в течение еще двух дней и двух ночей. И если они не найдут ни прохода, ни земли, повернут на восток и поплывут в Ирландию.

Наконец занялась заря судьбоносного третьего дня. Холод усилился настолько, что мало кто вообще спал. Как только начало светать, Лейв обшарил нетерпеливым взглядом ледяное поле, но ни конца, ни просвета в нем разглядеть было невозможно. Ледяной массив казался все таким же прочным и зловещим, как и в предыдущие дни. Затаив дыхание, Лейв обратил свой взор на запад. Ну, вот сейчас, обязательно, он чувствовал это, должен появиться зеленый склон! Но нет, только длинный ряд низко плывущих серых облаков. С болью в сердце посмотрел он на страдающих в трюме животных. Лишь твердая убежденность в том, что его вера в мечту восторжествует сегодня утром, позволяла Лейву высоко держать голову. А теперь он спрашивал себя, имеет ли право просить отца плыть дальше вдоль ледяной глыбы… просить людей дальше страдать от таких тяжелых испытаний? Не было ли его видение всего лишь насмешкой?

– Ну, мой надменный мальчик, что теперь ты думаешь о своем упрямстве?

Это был ненавистный громила Торголл, который подошел поиздеваться над ним. Подняв голову, Лейв увидел, что все взгляды обращены на него и что Эрик стоит у руля, готовый в любую минуту повернуть корабль на восток. И все же Лейв чувствовал, что не имеет права отступать, когда он, может быть, на самом пороге… Да, а что там за гряда покрытых снегом вершин, которые так ярко отражают лучи восходящего солнца? Или глаза тоже издеваются над ним? Всего секунда назад они казались плывущими по небу серыми облаками, а теперь!..

– Клянусь молотом Тора, ты просто чурбан! – обрушился Лейв на великана и резким движением руки показал ему на запад. – Ты что, не можешь разглядеть вон там землю?!

Торголл застыл с открытым ртом. Все взоры обратились к западу. Теперь перед ними на много миль к северу и югу протянулась сверкающая на солнце страна гор, укрытых снежными шапками.

Безумный крик радости поднялся до небес. Торголл оказался не прав – не было бесконечной ледяной стены. Боги вняли их молитвам. Скаллаглюм Скальд посадил Лейва себе на плечи и возглавил веселое шествие от кормы до кормы – вокруг мачты и назад.

– Откройте новый бочонок, – закричал Эрик, – дайте каждому кубок! Мы пьем за Лейва Открывателя Новой Земли!

– Слава Лейву сыну Эрика! Слава!

Подросток запротестовал:

– Приберегите эту здравицу до нашего прибытия в теплую страну солнечного заката. Эта суровая земля всего лишь ее щит… ее заслон ото льда и холода.

– Клянусь Тором! – воскликнул Эрик. – Если ты не претендуешь на эту могучую страну, она будет моей!

В низком поклоне склонился Лейв перед Эриком.

– Пусть будет она твоей и добро пожаловать! – провозгласил он. – Но зачем радоваться шелухе, если любознательность дана для поиска сути?

Эрик стал серьезным:

– Раз боги в своей мудрости одарили нас этой большой мирной землей, я был бы неблагодарным, если отправился бы на поиски лучшей.

– Именно так, – сказал Торголл, кивая с важным видом.

Настроение у Лейва опять испортилось, но ненадолго. Эта страна не была страной его снов, но теперь отсюда плыть до нее уже не так далеко.

– Ладно, – согласился он. – За здоровье Эрика Рыжего Открывателя… э-э, отец, а как ты назовешь свою новую землю?

Эрик посмотрел на суровые и величественные горы вдали за ледяным полем. Ни леса, ни обычных полей, ни намека на зелень в обозримом пространстве. Правда, несколько фьордов вели вглубь страны, и он сразу понял, что там можно будет прокормить большую колонию поселенцев. Ближе к западу возвышалась одинокая гора в темной мантии с белыми складками.

– Того гиганта, что в середине, я назову Мид-Йокул. – Он снова задумался. – А землю? – От неожиданной мысли он сам засмеялся. – Она будет называться Гренландией, Зеленой Землей.

– Зеленой Землей? – удивились вокруг.

– Да, – подтвердил Эрик. – Таким красивым названием нам удастся заманить сюда поселенцев, когда мы вернемся в Исландию!

– Речь, достойная вождя! – объявил Скаллаглюм и высоко поднял свой кубок. – Многократная здравица Эрику Рыжему Открывателю Гренландии!

Все залпом осушили кубки. Один Торголл пить не торопился.

– Клянусь Одином, рано веселиться, – зудел он в ухо Эрику. – Мало увидеть новую землю, до нее надо добраться. Вон какой многомильный лед отделяет корабль от берега!

Эрик серьезно кивал. Но коли довелось им увидеть Новый Свет по воле богов, то их с Лейвом теперь ничем не запугаешь – боги не оставят их своим покровительством.

Прошла целая неделя прежде, чем «Кусающий ветер», преодолев трудности, приблизился к берегу. Обходя паковый лед день за днем, в поисках прохода к земле, они обнаружили, что ледяная глыба закруглялась на южной оконечности материка и тянулась дальше вдоль его западного побережья. Там наконец, после двухдневного плавания к северо-западу, где паковый лед истончился и потерял монолитность, Эрик пробился через него и вошел в широкий фьорд. На внутренних изгибах фьорда по обе стороны спускались к берегу пригодные для усадеб и пастбищ земли, многочисленные водопады обещали им хорошее орошение, а в водах фьорда было полным-полно рыбы. Только это была не та теплая страна, которая являлась Лейву во сне, и мальчик снова стал упрашивать отца плыть дальше на запад на ее поиски. Но Эрик был переполнен благодарности богам, которые привели их в обширную спокойную Гренландию, и принял решение осесть тут.

– Думается, богам не угодно мое дальнейшее путешествие на запад, – сказал он. – Стране твоих грез придется подождать, когда ты станешь взрослым и обзаведешься собственным кораблем.

Решение отца удручило Лейва, он даже подумал, что хорошо бы сейчас заснуть, и проснуться уже взрослым. Эрик же только радовался.

– Здесь у нас земли хватит еще не на одно поселение, – восторгался он. – Когда закончится срок нашего изгнания, мы вернемся в Исландию и попытаемся уговорить тех, кто верит в Тора, перебраться сюда, где есть возможность поднять добротное хозяйство.

Тайркер не скрывал, что гордится своим вождем:

– Тогда мы станем основателями нового народа?

– Да! Да! – закричали Скаллаглюм и дружинники.

Торголл заметил с кривой ухмылкой:

– Держу пари, что Торгесту не удастся приобрести здесь ни одной из твоих усадеб.

Услышав ненавистное имя, Эрик побагровел:

– Ни один трусливый христианин не получит и фута этой земли… даже если он предложит мне золото – унцию за унцию. А если хоть один из этих обманщиков монахов когда-нибудь попытается распространять свою проклятую веру в Гренландии или хотя бы высадиться на ее побережье, он будет убит. Гренландия навеки останется прибежищем последователей Тора!

6
{"b":"14482","o":1}