ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Майк, вы еще на проводе?

– Господи, Боб, вы что не слышали, как я вам кричал?

– Нет, Господи, теперь по мне сходят с ума уже два континента!

– Боб, что там…

Остального Херберт не расслышал. Бросив трубку на колени, он выругался – впереди на улицу вывернул трамвай. Прибавив скорость, Боб обогнул его, тем самым отсекая микроавтобус. Оставалось надеяться, что автоматчик не станет стрелять по трамваю из растерянности или пустой злобы.

Херберт снова подхватил трубку.

– Простите, генерал, но я не расслышал.

– Я спросил, что там у вас происходит?

– Майк, у меня тут отмороженные лунатики с автоматами, которые решили разыграть со мной этап гонок “Гран-при” на улицах Ганновера!

– Вам известно, где вы находитесь? – уточнил Роджерс. Херберт бросил взгляд в зеркало заднего обзора и увидел, как микроавтобус выскочил из-за трамвая.

– Подождите… – попросил он Роджерса.

Херберт пристроил свою трубку на пассажирском сиденье и обеими руками ухватился за руль. Микроавтобус закончил обгон и снова продолжил преследование. Херберт вгляделся вперед. Из-за бешеной скорости Ганновер превратился в размытое мельтешенье. Боб пронесся по улице Ланге-Лаубе, сделал несколько резких поворотов и оказался на Гете-штрассе. Он сообразил, что движение здесь, к счастью, менее интенсивное, чем должно было быть в этот час. Во время “дней хаоса” люди старались держаться подальше от города или не выходить из домов.

Херберт слышал едва доносившийся голос Роджерса.

– Черт! – выругался он, опять подхватив телефон и прибавив скорость. – Извините, Майк, я на проводе.

– Где вы в точности находитесь?

– Не имею понятия, я…

– Вы не видите каких-нибудь указателей? – оборвал его Роджерс.

– Нет…, хотя подождите, да! – Его взгляд уловил табличку с названием улицы, промелькнувшую мимо. – Георг-штрассе. Я на Георг-штрассе!

– Погодите, – попросил генерал, – мы выведем карту на экран компьютера.

– Да уж погожу, – пообещал ему Херберт. – Иначе ехать-то мне некуда.

Микроавтобус вылетел на Гете-штрассе, задел проезжавший автомобиль и увеличил скорость. Херберт не знал, что думать: то ли у этих головорезов есть легальное прикрытие, то ли у них отсутствуют мозги, то ли бандиты просто спятили, но они явно не собирались прекращать преследование. Он решил, что скорее всего они взбеленились из-за того, что американец да еще инвалид сумел им достойно ответить. Спускать подобное с рук для них было просто немыслимо.

Ну конечно, подумал Боб, хоть бы один полицейский был где-то поблизости. Но, как сказал ему офицер возле пивного бара, большая часть личного состава “ландесполицай” была занята патрулированием в районах, где проходили сборища и другие мероприятия, связанные с “днями хаоса”. Кроме того, никто не предполагал, что в самом городе кто-то устроит автомобильные гонки с преследованием и стрельбой.

– Боб… – снова прорезался голос Роджерса. – Все нормально. Поверните на Георг-штрассе и двигайтесь по возможности на восток. Вы доедете прямиком до Ратенау-штрассе, которая уходит на юг. Мы постараемся, чтобы там вам оказали помощь…

– Черт! – опять громко выругался Херберт, роняя трубку.

Как только микроавтобус приблизился, стрелок снова высунулся из окна и открыл огонь теперь уже по колесам “мерседеса”. Херберту ничего не оставалось, как проскочить дальше на бульвар, который вел к центру города, стараясь побыстрее уйти из-под обстрела.

Машины шарахались в стороны от несущегося “мерседеса”. Неожиданно бег его нарушился сильным ударом о выступавший над мостовой люк, и Херберт на какие-то мгновения потерял ориентацию. “Мерседес” развернуло на пол-оборота в сторону наезжавшего микроавтобуса. Боб ударил по тормозам и справился с заносом. Микроавтобус пронесся мимо остановившейся машины, а перед Хербертом была дорога, откуда он только что приехал.

С визгом покрышек преследователи затормозили ярдах в пятидесяти за его спиной.

Херберт снова оказался в пределах досягаемости прицельного огня. Он схватил телефон и выжал газ.

– Майк, теперь мы едем в обратную сторону, – сообщил он. – Обратно по Георг-штрассе в сторону Ланге-Лаубе.

– Понял, – ответил Роджерс. – Даррелл тоже на связи. Сохраняйте хладнокровие, мы постараемся вам чем-то помочь.

– Я и так хладнокровен, – заверил Херберт, поглядывая на ревущий сзади микроавтобус. – Только уж постарайтесь, чтоб под конец мне вовсе не охладеть.

Боб еще раз посмотрел в зеркало и увидел, что стрелок перезаряжает оружие. Отпускать его они не собирались, и рано или поздно, но удаче придет-таки конец. При взгляде в зеркало ему на глаза попало свое инвалидное кресло. Херберт решил пристроиться перед микроавтобусом, выдвинуть поддон и сбросить кресло под колеса преследователей. Вероятно, их это не остановит, но наверняка причинит какие-то повреждения автобусу. Ну, а если он останется в живых, то какое удовольствие он получит, когда станет заполнять заявку на новое кресло!

"Причина утраты”, вспомнил он один из пунктов формы номер L-5. “Сброшена на ходу из автомобиля, чтобы задержать неонацистских убийц”.

Херберт снизил скорость, подпустил микроавтобус поближе и нажал кнопку на приборном щитке.

Задняя дверца и не подумала открыться, а мелодичный женский голос сообщил:

– Простите. Во время движения автомобиля устройство не работает.

Херберт вдавил ладонью педаль газа и стал набирать скорость. Он внимательно следил, глядя в зеркало заднего обзора, за маневрами микроавтобуса и старался по возможности держаться в мертвой зоне, впереди и левее преследователей, так что прицельная стрельба по нему из бокового окна была практически невозможна.

И тут Боб увидел, как стрелок, подняв ногу, выбил лобовое стекло. Оно вспорхнуло гигантской бабочкой во встречном потоке машин и, ударившись об асфальт, разлетелось на мириады блестящих осколков.

Стрелок выставил автомат в окно и повел им в сторону “мерседеса”. Он с трудом удерживал оружие в нужном положении из-за нещадно хлеставшего встречного ветра. Картина выглядела как в кошмарном сне: бандит с автоматом в амбразуре лобового окна микроавтобуса.

У Херберта оставалось лишь мгновение на какие-то действия. Он наотмашь ударил рукой по тормозу. “Мерседес” резко затормозил, и микроавтобус на полной скорости налетел на него сзади. Крышка багажника машины смялась в гармошку, но Херберт увидел, как стрелка швырнуло вперед поверх нее. Он так и свесился по пояс из лобового окна. Автомат вылетел у него из рук и, ударившись о крышу, отскочил в сторону. Водителя тоже резко кинуло вперед, и он, со всего маху ударившись грудью о рулевое колесо, потерял сознание, хотя, когда его нога соскользнула с педали газа, автобус остановился.

Единственной травмой, которую получил Херберт, стала еще одна болезненная ссадина на груди от впившегося ремня безопасности.

На мгновение наступила отчетливая тишина, нарушаемая лишь отдаленными звуками автомобильных моторов да возгласами с опаской приближавшихся людей, призывавших кого-то еще на помощь.

Не будучи уверенным, что ему удалось вывести из строя микроавтобус или его пассажиров, Херберт нажал на газ, чтобы все-таки уехать. Машина не двинулась с места. Он почувствовал, что колеса исправно крутятся, но в то же время ощутил мертвую хватку двух сцепившихся бамперов.

Какие– то мгновения Боб сидел не двигаясь. Впервые осознав, как бешено колотится сердце, он пытался сообразить, а нельзя ли выбраться из машины вместе со своим креслом.

Неожиданно микроавтобус снова ожил. Херберт почувствовал сильный рывок и посмотрел в зеркало заднего обзора. Место прежнего водителя занял другой, и теперь он дал задний ход. Затем он сдал свою машину вперед и снова дернул назад.

Пытается освободиться, с некоторым опозданием подумал Херберт, в то время как машины уже расцепились.

Микроавтобус, не останавливаясь, продолжил движение назад и, прибавив скорость, свернул за угол и исчез из виду.

51
{"b":"14483","o":1}