ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Легче лёгкого, парень, — улыбнулся Доббенс, наслаждаясь возможностью продемонстрировать этому позёру высший класс. — Все, что вам надо будет сделать, это…

— И ты в самом деле думаешь, что мы можем так вот запросто пройти мимо них? — спросил Миллер, выслушав Алекса.

— Запросто. Не забывай, что я сам выписываю себе рабочие разнарядки.

Миллер с трудом подавил раздражение, сказав себе, что ради пользы дела надо объективно отнестись к идее Алекса. А она, как ни неприятно ему было признать это, имела смысл. Этот чернокожий дилетант учил его, профессионала, и тот факт, что идея его была толковой, вызывал ещё большее чувство неприязни.

— Эй, парень, это ведь не только лучше, но и легче осуществить, — сказал Алекс, стараясь звучать подобродушней. Белым при всей их заносчивости надо тоже порой отдавать должное. Этот парень привык все делать по-своему. Толковый парень, сообразительный, признался самому себе Доббенс, но ему не хватает гибкости. Если уж уцепится за какую-нибудь идею, в сторону его не свернёшь.Хорошего инженера из него бы не вышло. — Помнишь последнее дело, что мы провернули для вас? Поверь мне. Я ведь оказался прав тогда, не так ли?

При всех своих прочих достоинствах, Алекс, что касается умения обращаться с людьми, особым искусством не отличался. При этих словах Миллер опять едва не взорвался. Ему стоило огромного усилия воли сохранить хотя бы видимость спокойствия. «Теперь я понимаю, — подумал он, — почему янки так сильно любят этих нигеров».

— Дай мне обдумать это, — сказал он, уткнувшись в карту.

— Конечно. Вот что — я малость посплю, а ты можешь сидеть тут над картой сколько влезет.

— Кто ещё там будет, кроме охраны и… этих?

Алекс потянулся.

— Может, они собираются потчевать их обедом. Черт их знает… Думаю, там будет прислуга. Я хочу сказать: ведь не собирают же такую компанию и чтобы при этом не было прислуги? Её тоже надо какого обойти. Она наша сестра, и при этом — привлекательная женщина. И помни, что я сказал насчёт дамы и ребёнка. Если без этого никак, я переживу, но если твои люди, Син, шлёпнут их просто так, ты мне ответишь за это. Давайте вести себя в этом вопросе как профессионалы. У нас три фигуры политического значения, и этого достаточно. Прочие… Мы можем использовать их, чтобы продемонстрировать наше человеколюбие. Для тебя, парень, это, может, и неважно, а для меня — очень. Усёк?

— Хорошо, Алекс, — согласился Миллер, уже твёрдо решив, что этот нигер до конца операции не доживёт. Это будет несложно устроить. С этой своей абсурдной сентиментальностью из него ревоюционера не выйдет. «Ты падёшь смертью храбрых. И мы, по крайней мере, сделаем из тебя мученика».

* * *

Их было трое, во главе с Чаком Эвери из службы безопасности.

— Прошу прощения — мы запоздали, — сказал Чак, протягивая Райану руку. Это Берт Лонгли и Майк Китон, наши британские коллеги.

— Приветствую вас, мистер Лонгли, — сказала, появившись в дверях, Кэти.

Лонгли, увидев её, вытаращил глаза.

— Боже мой, уж не понадобится ли нам врач? Я и понятия не имел, что у вас дело зашло так далеко.

— Этот будет наполовину англичанином, — сказал Джек.

— Мистер Лонгли побеспокоился о том, чтобы у меня была охрана, когда ты был в больнице, — объяснила Кэти мужу. — Рада снова встретиться с вами.

— Как вы себя чувствуете? — спросил Лонгли.

— Немного устала, но вообще-то все в порядке, — ответила Кэти.

— Насчёт Робби вы выяснили? — спросил Джек.

— Да, выяснили. Пожалуйста, извините мистера Беннета. Боюсь, он отнёсся к данным ему инструкциям слишком буквально. У нас нет никаких возражений против вашего друга. Более того. Его высочество с удовольствием повидается с ним. Итак, можем мы осмотреть ваши владения?

— Если не возражаете, я хотел бы глянуть на этот ваш утёс, — сказал Эвери.

— Тогда за мной, джентльмены, — сказал Джек и провёл гостей на террасу, выходившую на Чесапикский залив.

— Великолепно! — заметил Лонгли.

— Одно мы плохо рассчитали — то, что гостиная не отделена от столовой. Зато из всех этих окон открывается прекрасный вид, не так ли?

— Действительно. И для наших ребят видимость тоже отличная, — заметил, озираясь вокруг, Китон.

«Не говоря уже о хорошем секторе обстрела», — подумал Райан.

— Сколько ваших людей будет тут? — спросил Джек.

— Об этом, боюсь, нам не положено говорить, — ответил Лонгли.

— Больше двадцати? — на сдавался Джек. — Мне же надо организовать кофе и бутерброды для ваших людей. Не беспокойтесь. Я даже Робби ничего не сказал.

— Если сделаете для двадцати, это будет более чем достаточно, — сказал Эвери. — Да и вообще, хватит одного кофе.

— О'кей, давайте посмотрим, что там с утёсом, — Джек спустился с террасы на газон. — Но будьте тут осторожны. Эррозия. Утёс из какой-то мягкой породы, песчаник, я полагаю. Чтобы как-то укрепить почву, я посадил тут чёртову кудзу.

Китон переступил через низенький заборчик.

— Дальше не ходите, — посоветовал Джек. — Года два назад я видел, как тут обвалился кусок величиной с грузовик. Поэтому я и посадил тут вьюн. Думаете, тут может кто-нибудь вскарабкаться по утёсу?

— Не исключено, — сказал Лонгли.

— Но это не так-то просто. Сколько-нибудь серьёзного веса он не выдержит. Разве что белка может тут взобраться, но не человек.

— Какая тут высота? — спросил Эвери.

— Там метров тринадцать, а. тут почти пятнадцать. А из-за кудзу тут и вовсе трудно продраться. Эту чёртову лозу ничем не изничтожить, но если вы ухватитесь за неё, вас ждёт большой сюрприз. Как я уже сказал, если хотите проверить, то попробуйте подняться сюда снизу, — предложил Райан.

— Непременно попробуем, — сказал Эвери.

— Подъездная дорога к дому что-то порядка трехсот метров? — спросил Китон.

— Около четырехсот, считая с поворотами.

— А что это за рабочие у бассейна? — поинтересовался Китон.

— Они должны закончить работу в следующую среду.

Эвери с Китоном зашли с северной стороны дома. Там, метрах в двадцати, была небольшая рощица. Вдоль границы участка тянулся длинный ряд кустов.

— Выглядит вполне надёжно, — сказал Эвери. — Около двухсот метров открытого пространства от дороги до деревьев, и потом ещё открытое пространство от бассейна до дома.

— Верно, — усмехнулся Райан. — Вы можете поставить пулемёты возле деревьев, а миномёты — около бассейна.

— Доктор Райан, мы к этому относимся вполне серьёзно, — осадил его Лонгли.

— Я ничуть в этом не сомневаюсь. Но ведь о том, что они приедут сюда, публично не сообщали, не так ли? Они не могут… — сказал Джек и запнулся, увидев выражение лиц англичан.

— Мы, — сказал Эвери, — всегда исходим из предположения, что другая сторона знает о наших намерениях.

— Вот оно что.

«И это все? Или есть и что-то другое?» Спрашивать — он это знал — не имело смысла.

— Как бывший морской пехотинец скажу, что я бы отказался от мысли что-то устраивать тут. Я малость знаком с тем, какую подготовку проходят ваши парни, и связываться с ними не стал бы.

— Стараемся, — сказал Эвери, все ещё изучая местность Он прикинул, что на подъездной дороге можно поставить машину связи, и она блокирует дорогу. Он вновь перебрал в уме наличный состав: десять человек из его службы, шесть британцев офицер связи из ФБР, а на шоссе — два-три полицейских из транспортного контроля. Каждый будет вооружён револьвером и автоматом. В стрельбе они практикуются по меньшей мере раз в неделю.

«Нет, — думал Эвери, — вряд ли следует ожидать нападения какой-то террористической группы. Так или иначе во всех аэропортах был усилен состав филёров, все местные полицейские формирования предупреждены. Тут всего-навсего одна дорога. Подходы к дому трудные. Здесь и взводу солдат не справиться. А уж внимание они наверняка к себе привлекут. Да и террористы не та публика, чтобы идти на настоящий бой. Это им не Лондон, тут те, за кем они охотятся, не разъезжают беспечно в сопровождении всего лишь одного охранника.»

112
{"b":"14484","o":1}