ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джексон был пониже Джека и куда темней и цветом волос, и цветом кожи. Он был четвёртым сыном баптистского проповедника из южной части Алабамы. Когда они только познакомились, Джексон ещё ходил в гипсе, тем не менее он предложил Джеку попробовать силы в кендо. Это японский вид спорта, где вместо; самурайских мечей пользуются бамбуковыми палками. В морской пехоте Райана обучали как орудовать палкой, и он решил, что кендо вряд ли чем-нибудь его удивит. Он принял приглашение, рассчитывая, что рука у него подлиннее, чем у Джексона, да к тому же у того ограничена подвижность, так что… Ему и в голову не пришло, что Джексон уже взял-несколько уроков кендо. А кроме того, у Джексона оказалась молниеносная реакция и способность делать убийственные выпады, как у гремучей змеи.

Райан, со своей стороны, научил Джексона любить настоящее ирландское виски, и у них появилась традиция пропускать после обеда стаканчик-другой в уединении райановского кабинета.

— Что тут нового? — спросил Джек.

— Ничего особенного. Учим молодёжь.

— И тебе, я вижу, начинает это нравиться?

— Не совсем. Нога моя уже в норме, так что уикенды я провожу в Пакс-ривер, чтобы доказать, что ещё не разучился летать. Знаешь, ты тут произвёл фурор.

— Когда меня подстрелили?

— Ага. Я как раз был у начальника, когда позвонили из ФБР и спросили, нет ли у нас чокнутого преподавателя, который отправился в Лондон, чтобы поиграть в полицейских и воров? Я сказал, что да, я знаю этого чудака, но им нужен был кто-нибудь из исторического отдела, чтобы подтвердить мои слова. Но, полагаю, больше всего их интересовало имя агента, у которого ты заказывал билет. Ну, в общем, все были на ленче, и мне пришлось разыскивать профессора Биллингса, да и сам наш начальник побегал изрядно… Всё было, как писали в газетах?

— Более или менее. Британцы все расписали довольно точно.

Джексон щёлкнул сигарой по краю пепельницы.

— Тебе повезло, что тебя не прислали домой по почте.

— Не надо, Робби. Только тебе ещё не хватало называть меня героем. Только попробуй, и я размажу тебя по стенке…

— Герой? Ну, нет! — он энергично замотал головой. — Тебе никто не говорил, что рукопашная — опасная штука?

— Будь ты там, я уверен, что ты тоже влез бы в это.

— Ничего подобного! Святой Боже, есть ли кто-нибудь тупее морского пехотинца? Рукопашная? Боже, это же кровь на кителе, ботинки все в пыли!.. Нет, парень, никогда! Когда я сражаюсь, я делаю это при помощи шрапнельного снаряда или ракеты — культурненько, — усмехнулся Джексон. — И не так опасно.

— Пока не оказываешься в самолёте, который катапультирует тебя без предупреждения, — съязвил Райан.

— Я немного повредил ногу, это верно, но когда я на своём истребителе, я звеню со скоростью свыше шестисот узлов. Тот, кто захочет всадить в меня пулю, он это сможет, конечно, но для этого ему придётся попотеть.

Райан покачал головой. Ему читал наставления о необходимости быть осторожным человек, занятый самым опасным на свете делом, — лётчик-испытатель.

— А как Кэти с Салли? — спросил Робби уже более серьёзно. — Мы хотели заскочить к вам в воскресенье, но пришлось срочно ехать в Филадельфию.

— Всё это было нелегко для них, но они справились.

— У тебя семья, ответственность, — заметил Джексон. — Оставь такого рода риск на долю профессионалов.

Джек знал об этой осторожности Робби. Будучи лётчиком-испытателем, он никогда не рисковал без необходимости. Джек знал пилотов, которые рисковали без особой нужды. Многих из них уже не было в живых. Среди тех, кто носил золотые крылышки, не было ни одного, кто не потерял бы близкого друга, и Джек подумал о том, как, должно быть, сильно все это с годами сказалось на Робби. В одном он, однако, был уверен: как все удачливые игроки, Робби тщательно обдумывал каждый свой ход.

— С этим все, Роб. Все это позади, и другого такого случая не предвидится.

— Будем надеяться. А то с кем мне тогда пить? Ну и как тебе вообще там понравилось?

— Я там мало что видел. Но Кэти повеселилась будь здоров. Она побывала, по-моему, во всех замках… Не говоря уже о том, что мы обзавелась новыми друзьями, как ты знаешь.

— Это, наверное, весьма интересно, — хмыкнул Робби и потушил сигару.

Сигары были дешёвые, вонючие, тоненькие. Джеку казалось, что для Джексона они были всего лишь составной частью образа лихого пилота. — Немудрёно, что ты им понравился.

— Салли тоже пришлась им по душе. Они даже начали обучать её верховой езде.

— Ого! Так каковы они на самом деле?

— Они бы тебе понравились, — заверил его Райан.

Джексон улыбнулся.

— Не исключено. Принц летал на «фантомах», так что он должен быть парень что надо, да и его отец знает, что такое штурвал самолёта. Я слышал, ты вернулся домой на «конкорде». Понравилось?

— Я как раз хотел спросить тебя об одной штуке. Почему там такой шум? Если ты идёшь быстрее скорости звука, разве шум не остаётся позади?

Джексон укоризненно покачал головой.

— Из чего сделан самолёт?

— Из алюминия, полагаю.

— Ты, может, думаешь, что скорость звука в металле быстрее таковой в воздухе? — спросил Джексон.

— Ах, вот оно что. Звук идёт через корпус самолёта.

— Именно. Шум мотора, топливных насосов и так далее.

— Ясно, — сказал Райан.

— Так тебе не понравилось? — Робби забавляло отношение Джека к полётам.

— Почему все меня за это подначивают? — спросил Райан, обращаясь к потолку.

— Потому что это так смешно, Джек. Уж кому-кому, а тебе-то бояться этого не к лицу.

— Ладно, Роб, я ведь летаю всё-таки. Вхожу в самолёт, пристёгиваюсь и лечу.

— Я знаю. Извини, — отступил Джексон. — Просто это такая тема, трудно удержаться, чтобы не поддеть тебя. По-дружески, конечно. Ты молодец, Джек. Мы все гордимся тобой. Но, ради Христа, будь осторожней, ладно? Весь этот дерьмовый героизм кончается смертью.

— Я тебя понял.

— Так Кэти, говоришь, ожидает?

— Ага. Врачи подтвердили.

— Молодцы, ребята! Надо это отметить. Налей-ка ещё. — Роб протянул свой стакан, и Джек налил ему.

— Похоже, что бутылка-то того, — сказал Роб.

— Теперь мой черёд купить новую, не так ли?

— Решительно не помню, это так давно уже было. Но, — милостиво согласился Роб, — я тебе верю.

— Так тебя вернули на самолёты?

— В следующее воскресенье я уже снова на «томкет». А летом я опять вернусь к работе, за которою мне платят.

— Уже получил приказ?

— Да, перед тобой будущий зам-ко-эс-и-6-41.

— Заместитель командира сорок первой эскадрильи истребителей-бомбардировщиков, — перевёл Джек. — Отлично, Роб!

— Да, неплохо, особенно если учесть, что семь месяцев я был не у дел.

— На авианосцах?

— Нет. Какое-то время мы пробудем на берегу, в Ошеане, Вирджиния. Эскадрон размещён сейчас на «Нимитце». Когда он вернётся на ремонт, истребители останутся на берегу на предмет тренажа. Потом нас, вероятно, прикомандируют к «Кеннеди». Они всё время тасуют эскадроны — то туда, то сюда… Да, Джек, вот бы здорово мне снова получить свой истребитель! Мне здесь надоело.

— Нам будет недоставать тебя и Сисси.

— Ну, мы тут все равно проторчим до лета — они требуют, чтобы я тут был до конца учебного года. А кроме того, Вирджиния-Оич не так уж и далеко отсюда.

Приезжай навестить. Тем более что туда можно и машиной добраться — не обязательно лететь.

— А что у вас на Рождество?

— Пока не знаю.

— Ну, тогда приходите к нам на обед.

— А семья Кэти…

— Нет, — сказал Джек.

— Некоторые люди просто не подходят друг другу, — заключил Роб.

— Ну, ты знаешь… Я уже не прихожанин храма всемогущего доллара.

— Но ты ведь неплохо зарабатывал на бирже.

Джек усмехнулся.

— Ну, в каком-то смысле…

— Кстати… Одно маленькое предприятие, около Бостона, скоро соберёт хороший урожай.

— Да? — навострил Джек уши.

— Оно, кажется, зовётся «Холловер». Они разработали новую программу для компьютеров на истребителях. Действительно стоящая штука — экономит треть времени на обработку данных, выдаёт, как волшебник, все варианты перехвата. На тренажёре в Пакс-ривер они у нас уже есть, а скоро последуют и серьёзные закупки.

41
{"b":"14484","o":1}