ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тот открыл массивную дверь, и главный старшина вошел внутрь. Сейф, в котором хранился блокнот, не был заперт, предположительно потому, что человек, преодолевший семь уровней контроля, должен был быть вне всяких подозрений, как супруга президента.

Шифровальный блокнот представлял собой тонкую тетрадку на пружинных кольцах. Расписавшись в формуляре, главный старшина вышел из хранилища и вернулся за свой стол. К нему на помощь пришел сержант ВВС, и вдвоем они начали мучительно долгий процесс ручного расшифрования.

— Черт побери, — заметил сержант, когда работа была уже выполнена на две трети, — нам надо будет кому-то сообщить об этом?

— Это не наше дело, сынок. Не сомневаюсь, что директор ЦРУ обо всем скажет кому следует. А ты должен забыть о том, что видел вот это, — добавил старшина.

Однако в последнем предостережении не было необходимости, и оба прекрасно это понимали. После всех тех препон, через которые им пришлось пройти, чтобы попасть сюда, сама мысль о том, что система связи может быть скомпрометирована, казалась такой же кощунственной, как мысль о том, что родная мать может торговать своим телом на Шестнадцатой улице.

— Так точно, старшина, можете не сомневаться, — заверил моряка молодой сержант с «птичками» в петлицах. — Как доставить это сообщение?

— Полагаю, только нарочным. Ты его не свистнешь?

— Слушаюсь, сэр.

Улыбнувшись, сержант ВВС ушел.

Курьером оказался армейский штаб-сержант, приехавший на зеленом «Плимуте». Взяв запечатанный конверт, сержант убрал его в чемоданчик, положил чемоданчик на переднее сиденье рядом с собой и поехал по шоссе Балтимор-Вашингтон в столицу. Затем Кольцевая дорога, шоссе имени Джорджа Вашингтона, и первый поворот направо к штаб-квартире ЦРУ. И с этого момента это проклятое сообщение — курьер не знал, что в нем, и не желал знать, — перестало быть его головной болью.

Адрес на конверте гласил, что сообщение надо доставить на седьмой этаж. Подобно многим правительственным учреждениям, штаб-квартира ЦРУ никогда полностью не погружалась в сон. На последнем этаже дежурил Том Ридли, тот самый офицер связи, который утром докладывал последние известия судье Муру. Ридли потребовалось три секунды на то, чтобы понять, что это сообщение нужно доставить директору ЦРУ немедленно. Сняв трубку аппарата закрытой связи, он нажал клавишу "1".

— Артур Мур слушает, — через некоторое время ответил голос.

— Судья Мур, говорит Том Ридли. Тут нам пришло кое-что.

Выражение «кое-что» означало, что это было действительно кое-что.

— Это срочно?

— Да, сэр.

— Вы можете подъехать ко мне?

— Да, сэр.

— Джим Грир будет нужен?

— Да, сэр, и, вероятно, также мистер Босток.

Дело становилось интересным.

— Ну хорошо, обзвоните их и скажите, чтобы приезжали ко мне.

Перед тем, как соединение разомкнулось, Ридли буквально услышал: «Черт побери, неужели мне никогда не выдастся хотя бы один спокойный день!»

У него ушло еще несколько минут на то, чтобы позвонить двум высокопоставленным руководителям Управления. Затем Ридли сел в машину и тронулся в путь, задержавшись только для того, чтобы снять с пришедшего сообщения три ксерокопии.

В Грейт-Фолз как раз подошло время обедать. Миссис Мур, неизменно радушная хозяйка, приготовив нежданым гостям закуски и безалкогольные напитки, удалилась к себе наверх.

— В чем дело, Томми? — спросил судья Мур.

Ему нравился молодой офицер связи. Выпускник Маркуэтского университета, Ридли специализировался по России. Перед тем, как занять свою нынешнюю должность, он некоторое время проработал в аналитическом отделе Грира, и адмирал был о нем также очень высокого мнения. Никто не сомневался, что вскоре Ридли станет одним из тех, кто сопровождает президента на борту номер один.

— Это сообщение поступило сегодня утром из Форт-Мида, — сказал Ридли, раздавая копии.

Из всех троих быстрее всех читал Майк Босток:

— О господи…

— То-то Чип Беннет порадуется, — мрачным тоном предсказал Джеймс Грир.

— Да, так же, как визиту к зубному врачу, — заметил Мур, закончивший читать последним. — Итак, джентльмены, о чем это нам говорит?

И опять первым ответил Босток:

— Это означает, джентльмены, что нам нужно как можно скорее заключить этого «кролика» в свои объятия.

— Через Будапешт? — спросил директор ЦРУ, вспоминая утреннее известие.

— Угу, — подтвердил Босток.

— Хорошо. — Мур подался вперед. — Давайте упорядочим наши мысли. Во-первых, насколько важна эта информация?

На этот вопрос ответил адмирал Грир:

— По словам «кролика», КГБ собирается убить человека, который не заслуживает смерти. Можно предположить, что речь идет о папе римском, не так ли?

— Что гораздо важнее, он говорит, что наши системы шифрования могут быть скомпрометированы, — указал Босток. — А это самое страшное, что я только могу себе представить, Джеймс.

— Хорошо, в любом случае нам нужно, чтобы этот человек как можно скорее оказался по нашу сторону «забора», правильно?

— Судья, можете смело ставить на это свою скамью, — согласился помощник зама по опер-работе. — Причем вытащить «кролика» из Красной страны надо так быстро, как только можно это устроить.

— Сможем ли мы осуществить это своими силами? — продолжал Мур.

— Сделать это будет непросто. Будапештская резидентура выведена из игры.

— Влияет ли это как-нибудь на то, что надо переправить нашего пушистого длинноухого зверька из страны Советов? — спросил директор ЦРУ.

— Никак, — покачал головой Босток.

— Хорошо, раз мы не можем справиться с этим сами, должны ли мы звать кого-нибудь на помощь?

— Вы имеете в виду англичан? — уточнил Грир.

— В прошлом мы уже пользовались их услугами. У нас хорошие отношения с британской разведкой, а Бейзилу нравится копить наши долги, — напомнил Мур. — Майк, вы сможете это пережить? — спросил он, обращаясь к Бостоку.

Решительный кивок.

— Смогу, сэр. Однако будет очень неплохо иметь на месте кого-нибудь из наших людей, чтобы он приглядел за всем. На это Бейзил ничего не сможет возразить.

— Хорошо, надо будет решить, кого из наших мы пошлем. Далее, — продолжал Мур, — как быстро это можно будет осуществить?

— Артур, что вы скажете насчет сегодняшнего вечера? — спросил Грир, вызвав общее веселье. — Как это видится мне, Фоули хочет провернуть это через свое отделение, и он очень торопится. Полагаю, надо дать ему полную свободу. Вероятно, Будапешт — лучшая дверь на Запад для нашего «кролика».

— Согласен, — кивнул Майк Босток. — Это город, куда офицер КГБ может отправиться в отпуск, а потом просто исчезнуть.

— Русские достаточно быстро это просекут, — задумчиво произнес Мур.

— Они быстро поняли и то, что Аркадий Шевченко71 смылся к нам, разве не так? И что с того? Он все равно передал нам ценную информацию, — напомнил Босток.

Он лично координировал эту операцию, которая была осуществлена в Нью-Йорке силами ФБР.

— Хорошо. Что мы ответим Фоули? — спросил Мур.

— Одно слово: «одобряем».

Босток всегда поддерживал своих резидентов.

Мур обвел взглядом присутствующих.

— У кого-нибудь есть возражения?

Все покачали головами.

— Хорошо, Томми. Возвращайся в Лэнгли. Передай ответ Фоули.

— Слушаюсь, сэр.

Офицер разведки встал и вышел. Одно хорошо в судье Муре: если требуется получить от него решение, его обязательно получишь — понравится оно или нет.

Глава девятнадцатая

Сигнал подтверждения

Эд Фоули понимал, что одной из самых главных проблем руководства московским отделением является большая разница во времени между Москвой и Вашингтоном. Если оставаться ждать ответа в посольстве, возможно, ему придется задержаться на несколько часов, а в этом не было никакого смысла. Поэтому, отослав сообщение, Фоули сразу же собрал свое семейство и поехал домой. По дороге к машине маленький Эдди подозрительно жевал еще одну сосиску в тесте. Сам Фоули держал в руке полученный по факсу свежий экземпляр «Нью-Йорк дейли ньюс». Он давно пришел к выводу, что из всех нью-йоркских газет именно в «Дейли ньюс» лучшая спортивная страничка, хотя и страдающая излишней мрачностью заголовков. Обозреватель Майк Люпика разбирался в бейсболе лучше всех остальных, кто мнит себя великими знатоками, и Эд Фоули с уважением относился к его аналитическим статьям. Если бы Люпике вздумалось связать свою жизнь с разведкой, из него получился бы неплохой шпион. Одним словом, сейчас Фоули наконец понял, почему «Янкиз» в этом сезоне оказались в полной заднице. Похоже, кубок достанется проклятому «Ориолс», а это для истинного ньюйоркца было таким же страшным ударом, как и неудачи «Рейнджерс» в прошедшем чемпионате НХЛ.

вернуться

71

Шевченко, Аркадий Николаевич — заместитель генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета безопасности, чрезвычайный и полномочный посол СССР, с 1975 года начал сотрудничать с ЦРУ, в апреле 1978 года исчез из своей квартиры в Нью-Йорке, после чего объявил о своем невозвращении на родину.

101
{"b":"14485","o":1}