ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это правда?

— Да, правда.

Вдруг у Зайцева в голове что-то щелкнуло.

— Вы говорите, ваша фамилия Райан?

— Совершенно верно.

— Ваш отец работал в полиции?

— Откуда вам это известно? — удивленно спросил Райан.

— У нас есть на вас небольшое досье. Его составила вашингтонская резидентура. В прошлом году на ваш дом напали хулиганы, правильно?

— Совершенно верно, — ответил Джек, подумав: «Значит, КГБ мной интересовался, да?» — На самом деле это были террористы, они хотели убить меня и моих родных. В ту самую ночь у меня родился сын.

— И после этого вы поступили работать в ЦРУ?

— Да — по крайней мере, формально. На самом деле я к тому времени уже несколько лет выполнял для Управления определенную работу. — Он уже не мог сдержать любопытство. — Что еще говорится обо мне в досье?

— В нем говорится, что вы богатый дурак. Вы служили в морской пехоте, ваша жена богатая, и именно поэтому вы на ней женились. Для того, чтобы у вас стало еще больше денег.

«Итак, даже КГБ является заложником своих собственных политических предубеждений, — подумал Джек. — Очень любопытно.»

— Конечно, я человек небедный, — сказал он Кролику. — Но я женился по любви, а не ради денег. Жениться ради денег — так поступают только дураки.

— Среди капиталистов много дураков?

Райан искренне рассмеялся.

— Гораздо больше, чем вы могли бы подумать. В Америке для того, чтобы разбогатеть, вовсе необязательно быть очень умным. — Особенно много богатых идиотов в Нью-Йорке и Вашингтоне, однако Райан решил, что Кролику еще рано усваивать этот урок. — Кто составил досье на меня?

— Вашингтонский корреспондент «Известий» является младшим сотрудником КГБ. Это он в прошлом году составил на вас досье.

— А как вам стало об этом известно?

— Его донесение поступило ко мне, и я переправил его в Институт США и Канады — он напрямую подчинен КГБ, вам это известно, да?

— Да, — подтвердил Джек. — Это нам известно.

И тут у него заложило уши. Авиалайнер пошел на посадку. Поспешно допив третий бокал белого вина, Райан сказал себе, что через несколько минут все будет кончено. Одно из операции «Беатрикс» он усвоил точно: оперативная работа не для него.

Надпись «НЕ КУРИТЬ» вспыхнула снова. Райан перевел спинку кресла в вертикальное положение, и тут в иллюминаторах появились огни Манчестера, свет автомобильных фар, освещенная ограда аэродрома, и еще через несколько секунд… стук, шасси коснулись земли доброй старой Англии. Конечно, это не то же самое, что Америка, но пока что хватит и этого.

Райан увидел, что Олег прильнул лицом к иллюминатору и изучает раскраску стоящих на земле самолетов. Их было слишком много для аэродрома советских ВВС, замаскированного под иностранный аэропорт. Зайцев заметно расслабился.

— Мы рады приветствовать вас в Манчестере, — обратился к пассажирам командир корабля. — Местное время шесть часов сорок минут, температура воздуха за бортом пятьдесят четыре градуса по Фаренгейту. Мы еще раз благодарим вас за ваше терпение, проявленное сегодня утром, и надеемся снова встретиться с вами на борту самолетов авиакомпании «Бритиш мидлендс».

«Ну да, — подумал Джек. — Даже не мечтай, шкипер.»

Он сидел в кресле и ждал, пока самолет подкатит к залу прибытия международных рейсов. Наконец к лайнеру подкатил трап, установленный на машине, и старший стюард открыл носовую дверь. Райан и семейство Кроликов вышли первыми. Их встретили у трапа и повели к легковым машинам, а не к автобусу.

Алан Кингшот пожал Райану руку.

— Ну, как все прошло, Джек?

— Можно сказать, это была поездка в «Диснейуорлд», — ответил Райан без тени иронии в голосе.

— Отлично. А теперь рассаживайтесь по машинам, и едем в более уютное местечко.

— Я ничего не имею против. Сколько сейчас времени, без четверти семь?

Райан еще не успел перевести часы обратно. Великобритания отставала на час от остальной Европы.

— Совершенно верно, — подтвердил главный оперативник английской разведки.

— Проклятие! — выругался Джек.

Слишком рано, черт побери, чтобы звонить домой и сообщать Кэти о своем возвращении. Но, с другой стороны, на самом деле он еще не совсем вернулся. Теперь ему предстоит играть роль представителя ЦРУ на первом разговоре с «красным кроликом». Возможно, сэр Бейзил выбрал его потому, что он слишком неопытен, чтобы от него был какой-то толк. «Что ж, — мысленно проворчал Райан, — я покажу своим английским хозяевам, насколько я туп.» Однако первым делом надо выспаться. Джек уже давно успел усвоить, что стресс утомляет почище бега трусцой — но только при этом он еще сильнее бьет по сердцу.

А в будапештский городской морг доставили три трупа. Это заведение такое же мрачное и печальное за «железным занавесом», как и во всем остальном мире. Как только было подтверждено, что Зайцев является гражданином Советского Союза, из морга связались с советским посольством, где быстро установили, что человек, о котором идет речь, сотрудник КГБ. А это сразу же пробудило интерес резидентуры, расположенной в здании прямо напротив гостиницы, где Зайцев встретил свою трагическую кончину. После чего последовали новые телефонные звонки.

Не было еще и пяти часов утра, когда профессора Золтана Биро поднял из постели звонок из АВХ. Биро возглавлял кафедру патологоанатомии медицинского колледжа имени Игнаца Семмельвайса. Названное в честь одного из основателей микробиологии, преобразовавшего медицинскую науку в девятнадцатом столетии, учебное заведение держало высокую марку предоставляемого обучения и даже привлекало абитуриентов из Западной Германии. Разумеется, никто из иностранных студентов не должен будет присутствовать на вскрытиях, которые будут выполнены по заказу Министерства внутренних дел Венгрии и на которых будет присутствовать врач из советского посольства.

Первым на операционный стол было уложено тело взрослого мужчины. Предварительно лаборанты взяли пробы крови у всех трех погибших, чтобы произвести анализ в расположенной рядом лаборатории.

— Тело мужчины-европейца, возраст приблизительно тридцать пять лет, рост около ста семидесяти пяти сантиметров, вес около семидесяти шести килограммов. Цвет волос определить невозможно вследствие сильного обугливания во время пожара. Предварительное заключение — смерть наступила в результате пожара, скорее всего, от отравления окисью углерода, поскольку поза умершего не позволяет говорить о том, что он перед смертью корчился в муках.

После этого началось вскрытие — классическим Y-образным надрезом, открывшим брюшную полость для исследования внутренних органов.

Профессор изучал сердце — ничем не примечательное, — когда поступили данные из лаборатории.

— Профессор Биро, содержание окиси углерода в образцах крови всех троих погибших значительно превышает смертельный уровень, — сообщил голос в громкоговоритель, зачитав конкретные цифры.

Биро повернулся к своему советскому коллеге.

— Вам нужно что-нибудь еще? Конечно, я могу провести полный посмертный анализ всех трех жертв пожара, однако причина смерти установлена. Этого мужчину не убили выстрелом из пистолета. Разумеется, мы проведем более полный химический анализ крови, однако маловероятно, чтобы речь шла об отравлении, и на теле нет следов ни от огнестрельных ранений, ни от каких-либо иных травм. Вся эта несчастная семья погибла при пожаре. Сегодня после обеда я пришлю вам полный отчет. — Профессор тяжело вздохнул. — A kurvaeletbe! — закончил он излюбленным венгерским ругательством.

— Такая чудная была девочка, — грустно произнес советский врач.

Бумажник Зайцева каким-то чудом выжил в огне, и в нем сохранились семейные фотографии. Маленькая Светлана вышла на снимке просто очаровательной.

— Смерть никого не красит, друг мой, — сказал Биро.

Профессор патологоанатомии, он как никто другой знал это.

— Ну хорошо. Благодарю вас, товарищ профессор.

С этими словами советский врач покинул морг, по дороге в посольство мысленно составляя донесение в Москву.

157
{"b":"14485","o":1}