ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Если пистолет у тебя в руке выстрелит, тебе всю оставшуюся жизнь придется мочиться в подгузники. А теперь медленно, кончиками пальцев, передай пистолет мне, иначе я пристрелю тебя на месте.

«Операция завершена, — торжествующе зафиксировал мозг Райана. — Этот ублюдок никого не убьет. Давай, валяй, попробуй оказать сопротивление. Ни у одного человека на свете не хватит на это быстроты реакции.» Его палец напряженно застыл на спусковом крючке, так что если Строков вздумает быстро обернуться, пистолет выстрелит сам по себе, навсегда изуродовав ему спинной мозг.

Мужчина колебался. Не вызывало сомнений, что он со скоростью света перебирает в голове все возможные варианты действий.

Разведчиков специально обучают, как поступать, когда в спину уперлось дуло пистолета, и Строков даже отрабатывал эти приемы во время обучения в Высшей школе КГБ, но здесь, сейчас, двадцать лет спустя, когда ему в позвоночник вжималось дуло настоящего пистолета, те занятия с муляжом показались ему чем-то бесконечно далеким. Успеет ли он отбить пистолет достаточно быстро, чтобы пуля не прострелила ему почку? Скорее всего, не успеет. Поэтому его правая рука медленно подалась назад, как и было приказано…

Райан подскочил, услышав частый треск пистолетных выстрелов, прозвучавших совсем рядом, меньше чем в пятнадцати футах. В такие мгновения земля прекращает вращаться, сердце и легкие останавливаются, и наступает миг полного обострения всех органов чувств. Джек перевел взгляд в ту сторону, откуда донеслись выстрелы. Он увидел святого отца, и на белоснежной рясе понтифика на груди расплывалось красное пятно, размером с серебряный доллар. Лицо папы было искажено от шока. Все произошло настолько стремительно, что он еще не ощущал физическую боль, но его тело уже обмякло, падая и разворачиваясь влево. Папа начал садиться, но не успел и, сложившись пополам, рухнул в машину.

Райану потребовалась вся его выдержка, чтобы не нажать на спусковой крючок. Левой рукой он выхватил пистолет у Строкова.

— Стой на месте, долбанный ублюдок! Не шевелись, не оборачивайся. Том! — громко окликнул Джек.

— Говорит Спарроу, стрелка взяли, стрелка взяли. Он лежит на земле, его придавили человек десять. Папа получил два, может быть, три ранения.

Реакция толпы оказалась двоякой. Те, кто стоял в непосредственной близости от покушавшегося, набросились на него словно кошки на одинокую мышь, и кем бы ни был стрелявший, сейчас он скрылся из виду, придавленный грудой туристов шагах в десяти от того места, где стояли Райан, Шарп и Строков. Но те, кто находился дальше, медленно пятились назад…

— Джек, думаю, нам нужно увести нашего друга отсюда, ты не согласен?

И все трое направились в переулок, как и предполагал Райан.

— Шарп вызывает всех. Мы задержали Строкова. Всем уходить по отдельности, встречаемся в посольстве.

Через минуту они подошли к посольскому «Бентли». Шарп сел за руль, а Райан с болгарином устроились сзади.

Строков, по-видимому, успел немного прийти в себя.

— В чем дело? Я являюсь сотрудником болгарского посольства и…

— Мы учтем все твои пожелания, старина. Но в настоящий момент ты гость правительства ее величества королевы Великобритании. А теперь веди себя хорошо и сиди спокойно, а то мой друг ненароком тебя пристрелит.

— Любопытный дипломатический инструмент, — заметил Райан, доставая пистолет, который отобрал у Строкова.

Это был стандартный армейский пистолет Восточного блока, но только с большим неуклюжим глушителем, навинченным на дуло. Определенно, болгарин собирался из него в кого-то стрелять.

Но в кого? И вдруг Райана охватили сомнения.

— Том!

— Да, Джек?

— Знаешь, кажется, мы ошибались, и все обстоит не совсем так, как мы предполагали.

— Сдается мне, ты прав, — согласился Шарп. — Но теперь у нас есть человек, который все прояснит.

Поездка обратно в посольство раскрыла Райану неожиданный талант английского резидента. «Бентли» был оснащен очень мощным двигателем, и Шарп умел им управлять. Прожорливо сжигая бензин, машина рванула прочь от Ватикана, словно задержавшийся на старте аутсайдер. Через считанные минуты она уже, визжа тормозами, остановилась на небольшой стоянке перед посольством. Трое мужчин вошли в здание через боковой вход и сразу спустились в подвальное помещение. Пока Райан держал болгарина под прицелом, Шарп надел на него наручники и усадил его на деревянный табурет.

— Полковник Строков, вам предстоит ответить за смерть Георгия Маркова, — сказал английский разведчик. — Мы уже несколько лет разыскиваем вас.

Глаза Строкова округлились до размеров дверных ручек. Каким быстрым ни был «Бентли», мысли Тома Шарпа оказались еще стремительнее.

— Что вы имеете в виду?

— А то, что у нас есть фотографии, на которых ты заснят в аэропорту «Хитроу», откуда ты покидал Великобританию после того, как убил нашего доброго друга на Вестминстерском мосту. Скотленд-Ярд вышел на твой след, старина, но ты успел смыться из страны за несколько минут до того, как был получен ордер на твой арест. Тогда тебе повезло. Однако сейчас наша задача состоит в том, чтобы арестовать тебя. К твоему несчастью, полковник, ты убедишься, что мы не такие воспитанные, как Скотленд-Ярд. Ты убил человека на английской земле. Ее величество королева Великобритании не прощает подобные преступления, полковник.

— Но…

— Том, к чему тратить время на разговоры с этим ублюдком? — вставил Райан, подыгрывая англичанину. — У нас ведь есть четкий приказ, так?

— Терпение, Джек, терпение. Он ведь от нас никуда не денется, правда?

— Я требую предоставить мне возможность позвонить в свое посольство, — произнес Строков — как показалось Райану, весьма неубедительным тоном.

— А затем он потребует для себя адвоката, — насмешливо заметил Шарп. — Что ж, в Лондоне у тебя был бы адвокат, но вот только мы ведь не в Лондоне, правда, старина?

— И не в Скотленд-Ярде, — добавил Джек, подхватывая игру Шарпа. — Надо было бы прикончить его прямо на площади, Том.

Шарп покачал головой.

— Слишком много шума. Лучше мы сделаем так, что он просто… исчезнет. Ты не согласен, Джек? Полагаю, Георгий Марков нас бы понял.

По выражению лица Строкова было очевидно, что он, так часто решавший судьбу других людей, не привык к тому, чтобы в его присутствии обсуждали его собственную судьбу. Болгарин быстро приходил к выводу, что гораздо проще быть храбрым, когда именно у тебя в руке пистолет.

— Том, да я вовсе не собирался его убивать — только перебить ему спинной мозг выше талии. Понимаешь, усадить его до конца жизни в инвалидное кресло, сделать его беспомощным, словно младенца. Как ты думаешь, будет ли он нужен таким своему правительству?

Шарп прыснул со смеху.

— Будет ли он нужен «Държавне сигурности»? Умоляю, Джек. Будь серьезным. Его запрут в какой-нибудь клинике, скорее всего, в психлечебнице, и он будет почитать за счастье, если ему дважды в день будут вытирать задницу.

Райан почувствовал, что тут английский разведчик попал в самую точку. Спецслужбы стран Восточного блока никогда не отличались особой преданностью в отношении своих сотрудников, даже в отношение тех, кто сам оставался преданным до конца. И Строкову это было хорошо известно. Нет, допустив осечку, человек оказывался по уши в дерьме, и все его друзья испарялись, будто утренний туман, — а Райану почему-то показалось, что у Строкова и так друзей было раз, два и обчелся. Даже в своем собственном ведомстве он считался чем-то вроде бойцовой собаки — которая, возможно, и нужна, но ее не любят и ей не доверяют играть с детьми.

— Так или иначе, пока мы с Борисом будем обсуждать его будущее, тебе надо поспешить, чтобы успеть на самолет, — сказал Шарп. Что было и к лучшему, поскольку у Райана уже иссяк дух импровизации. — Передашь от меня привет сэру Бейзилу, договорились?

— Хорошо, Томми.

Выйдя из помещения, Райан набрал полную грудь воздуха. За дверью его ждали Мик Кинг и остальные. Кто-то уже успел сходить в резиденцию Шарпа и собрать вещи Джека. Посольский микроавтобус доставил всех в аэропорт. Там уже ждал «Боинг-737» компании «Бритиш эруэйз». Разведчики успели на него вовремя; у всех были билеты в салон первого класса. Райан сел рядом с Кингом.

181
{"b":"14485","o":1}