ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И его взял ваш мальчик? — недоверчиво спросил директор ЦРУ.

— Положим, он находился там вместе с опытными английскими оперативниками, ну и, наверное, ему помогла подготовка морской пехоты, — уступил Риттер. — Что ж, Джеймс, ваш светловолосый мальчик еще раз заслужил, чтобы его погладили по головке.

«Роберт, подписывая приказ с благодарностью, не прикуси от злости язык,» — едва удержался от злорадного высказывания Грир.

— Где они сейчас? — спросил он вслух.

— Вероятно, на полпути домой. Летят на борту военно-транспортного самолета, — сказал Риттер. — Как мне сказали, ориентировочное время посадки на авиабазе Эндрюс — одиннадцать сорок.

Как оказалось, в носовом отсеке все же имелись иллюминаторы, и экипаж оказался достаточно дружелюбным. Райану даже удалось немного поговорить о бейсболе. «Ориолс» оставалось одержать последнюю победу, чтобы взять верх над «Филлис», с удивлением и радостью выяснил он. Экипаж даже не пытался спросить у него, почему он возвращается домой в Америку. Военным летчикам уже не раз приходилось проделывать подобное, и в любом случае правдивых ответов они все равно никогда не слышали. Семейство Кроликов крепко спало в хвостовом салоне — навык, которому Райану еще никак не удавалось научиться.

— Долго еще? — спросил он второго пилота.

— Вон там, внизу — Лабрадор, — указал ото. — Скажем, еще часа три, и лететь нам теперь предстоит почти все время над сушей. Сэр, а почему бы вам немного не соснуть?

— Я не могу спать в воздухе, — признался Райан.

— Не переживайте по этому поводу, сэр, — ответил пилот. — Мы тоже.

Что, подумал Райан, не так уж и плохо.

А в это самое время сэр Бейзил Чарльстон встречался с главой британского правительства. Ни в Соединенных Штатах, ни в Великобритании журналисты не пишут о том, когда и почему главы различных разведывательных ведомств встречаются со своими политическими хозяевами.

— Итак, расскажите мне про этого Строкова, — приказала премьер-министр.

— Весьма неприятный тип, — ответил директор Службы внешней разведки. — Мы предполагаем, что он находился на площади Святого Петра для того, чтобы расправиться с тем, кто стрелял собственно в папу. У него был пистолет с глушителем для бесшумной стрельбы. Таким образом, получается, что план операции заключался в том, чтобы убить его святейшество и оставить после себя мертвого убийцу. Видите ли, госпожа премьер-министр, мертвые молчат. Но, надо надеяться, этот «мертвый» в конце концов все же заговорит. Не сомневаюсь, как раз сейчас с ним беседует итальянская полиция. По национальности он турок, и я готов поспорить, что у него богатое криминальное прошлое и большой опыт контрабанды в соседнюю Болгарию.

— Значит, вы считаете, что за этим покушением стоят русские? — спросила Тэтчер.

— Да, мэм. Сомнений быть не может. Сейчас в Риме Том Шарп разговаривает со Строковым. Посмотрим, насколько этот человек предан своим хозяевам.

— Как мы с ним поступим? — спросила премьер-министр.

Ответом ей стал встречный вопрос. Тэтчер на него ответила.

Строкову не пришло в голову, что когда Шарп упомянул имена Алексея Николаевича Рождественского и Ильи Федоровича Бубового, тем самым была предрешена его собственная судьба. Болгарский разведчик был просто ошеломлен тем, что британской Службе внешней разведки удалось проникнуть в самые недра КГБ. Шарп не видел смысла его разубеждать. Не придя в себя от потрясения, потеряв способность трезво рассуждать, Строков начисто забыл всю свою подготовку и «запел». Его «пение» дуэтом с Шарпом продолжалось больше двух с половиной часов и было полностью записано на магнитофон.

Конец перелета Райан провел на полном автопилоте, как и «Боинг», в котором он летел. Наконец военно-транспортный самолет коснулся правой взлетно-посадочной полосы номер 10 авиабазы Эндрюс. Джек рассеянно постарался прикинуть, сколько времени он уже провел без сна. Двадцать два часа? Что-то около того. Второму лейтенанту морской пехоты (двадцатидвухлетнему) это давалось гораздо легче, чем женатому мужчине, отцу двоих детей (тридцатидвухлетнему), которому, к тому же, перед этим выдался очень напряженный день. Кроме того, начинал сказываться выпитый алкоголь.

У трапа ждали две машины — на авиабазе Эндрюс еще не был оборудован терминал прилета. Райан и Зайцев спустились первыми, следом за ними — миссис Крольчиха и Крольчонок. Две минуты спустя машины уже мчались по Сюитленд-Паркуэй, направляясь в Вашингтон. Райан, взяв на себя обязанности экскурсовода, рассказывал, мимо чего они проезжают. Теперь Зайцев уже больше не переживал, что перед ним разыгрывается грандиозный маскарад. Ну а последние сомнения, если они еще оставались, развеял объезд вокруг Капитолия. Подобный сценарий не смог бы воплотить в жизнь даже знаменитый режиссер Джордж Лукас, создатель «Звездных войн». Машины пересекли Потомак и, проехав на север по шоссе имени Джорджа Вашингтона, наконец свернули у указателя, на котором было написано «Лэнгли».

— Значит, это и есть оплот «главного врага», — заметил Кролик.

— Я просто смотрю на это, как на место, где я работал.

— Работали?

— А разве вы не знаете? — сказал Джек. — В настоящее время я командирован в Англию.

Под козырьком крыльца главного входа собралась целая команда тех, кому предстояло вести допросы русского перебежчика. Райану был знаком только один из этих людей, Марк Раднер, специалист по России из Дартмута, которого привлекали для каких-то особых задач. Этому человеку нравилось работать на ЦРУ, но только внештатно. Только теперь Райан начинал его понимать. Как только машина остановилась, он вышел и поспешил к Джеймсу Гриру.

— Что, мальчик мой, тебе выдалось несколько горячих деньков.

— Да уж, господин адмирал.

— Как все было в Риме?

— Сначала скажите мне, что с папой, — остановил его Джек.

— Операция прошла успешно. Состояние понтифика остается тяжелым, но мы разговаривали по этому поводу с Чарли Уэзерсом из Гарварда, и тот нас заверил, что причин для тревоги нет. Про людей в таком возрасте, перенесших операцию, всегда говорят, что их состояние тяжелое — вероятно, это делается для того, чтобы увеличить сумму в счете за лечение. Так что если не произойдет что-нибудь непредвиденное, с папой все будет в порядке. Чарли говорит, что «потрошители» в Риме хорошие. По его словам, через три — четыре недели его святейшество должны будут выписать домой. Возраст все же дает знать, так что торопиться врачи не станут.

— Хвала всемогущему. Сэр, понимаете, когда я взял этого ублюдка Строкова, у меня успела мелькнуть мысль, что дело сделано. А затем, когда я услышал выстрелы… господи, господин адмирал, что это были за мгновения!

Грир понимающе кивнул.

— Могу себе представить. И все же в этом раунде победу одержало добро. Да, кстати, твой «Ориолс» расправился в финальной серии с «Филлис». Последняя игра завершилась минут двадцать назад. Мне очень понравился этот ваш новый подающий, Рипкен — по-моему, его ждет большое будущее.

— Здравствуйте, Райан, — подошел к Джеку судья Мур. — Отличная работа, сынок.

Снова теплое рукопожатие.

— Благодарю вас, господин директор.

— Неплохо сработано, Райан, — сменил Мура Боб Риттер. — Вы точно не хотите пройти курс обучения на «Ферме»?

Рукопожатие получилось на удивление сердечным. Джек предположил, что Риттер успел пропустить у себя в кабинете пару стаканчиков.

— Сэр, в настоящий момент я бы с огромной радостью вернулся к преподаванию истории.

— Мальчик мой, гораздо интереснее ее творить самому. Запомните это.

Войдя в здание, они прошли мимо оставшейся справа мемориальной стены, посвященной памяти сотрудников, погибшим при исполнении своих обязанностей, фамилии многих из которых до сих пор оставались засекреченными, и повернули налево к лифту. Семейство Кроликов увели в другую сторону. В штаб-квартире ЦРУ на шестом этаже имелось что-то вроде собственной гостиницы для размещения особо важных гостей, а также оперативных работников, вернувшихся из-за рубежа, и, судя по всему, Зайцевых решили устроить именно там. А Райан вместе с директором ЦРУ и двумя его заместителями прошел в кабинет судьи Мура.

184
{"b":"14485","o":1}