ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, — заметил Хардинг, взглянув на часы, — кажется, сегодня мы достаточно послужили ее величеству.

— Согласен.

Встав, Райан снял с вешалки пиджак. Сейчас на метро до вокзала Виктория, а затем пригородным поездом домой. Дорога уже начинала его утомлять. По нему гораздо лучше было бы поселиться где-нибудь в городе и сократить время, уходящее на путь до работы и обратно, но в таком случае Салли останется без просторной зеленой лужайки, а в этом вопросе Кэти была непоколебима. Вот и очередное подтверждение тому, что сам он действительно находится под каблуком, подумал Джек по дороге к лифту. Что ж, могло бы быть и хуже. В конце концов, у него хорошая жена, и находиться у нее под каблуком совсем неплохо.

По дороге из аэропорта домой полковник Бубовой заглянул в посольство. Там его ждало короткое сообщение, которое он быстро расшифровал: значит, ему предстоит поддерживать связь через полковника Рождественского. Илья Федорович не увидел в этом ничего удивительного. Алексей Николаевич Рождественский уже давно являлся ближайшим помощником Андропова. Наверное, работенка непыльная, подумал софийский резидент. Главное в ней — чтобы начальник всегда был доволен, а угодить Юрию Владимировичу, наверное, значительно проще, чем его капризному и разборчивому предшественнику Берии. Высокопоставленные партийные функционеры бывают очень требовательными, но каждый, кому довелось поработать в секретариате ЦК партии, умеет обращаться с людьми. Да, времена Сталина канули в прошлое.

Итак, судя по всему, ему придется заниматься подготовкой этого покушения, подумал Бубовой. Ему стало интересно, как к этому отнесется Борис Строков. Строков профессионал, эмоции и совесть ему чужды. Для него на первом месте стоит работа. Однако грандиозность предстоящей операции превосходит все то, с чем ему пришлось сталкиваться за время работы в «Държавне сигурности». Какие чувства он испытает — страх или азарт борьбы? Любопытно будет посмотреть. Бесстрастное хладнокровие болгарского коллеги одновременно пугало и восхищало резидента КГБ. Совсем не лишнее иметь в своем распоряжении человека с такими способностями. Так что если Политбюро понадобится устранить этого дерзкого поляка, тому придется умереть. Плохо, конечно, но если то, во что верит отец Кароль — правда, значит, он как святой мученик отправится прямиком в рай, разве не так? Определенно, о таком втайне мечтает каждый священник.

Бубового беспокоили только возможные политические последствия. Покушение будет иметь огромный резонанс, и Илья Федорович был рад тому, что является лишь маленьким винтиком. Если все кончится плохо, что ж, его вины в этом не будет. Строков — лучший исполнитель для такого задания, об этом говорит весь его послужной список, и не считаться с этим будет невозможно. Такое обстоятельство вынуждена будет учитывать любая следственная комиссия, если дело дойдет до этого. Он ведь предупредил председателя, что выстрел из пистолета, с какого бы близкого расстояния он не был сделан, необязательно станет смертельным. Надо будет упомянуть это в меморандуме. Пусть в бумажном хвосте операции 15-8-82-666, каким бы куцым он ни был, обязательно будет присутствовать эта оценка. Он составит ее сам, а затем перешлет в центральное управление дипломатической почтой, — причем на всякий случай одна копия останется в рабочем сейфе, прикрывая ему задницу.

Ну а пока что Бубовому оставалось только ждать санкции Политбюро. Интересно, хватит ли у этих старых пердунов решимости на такой шаг. Вот главный вопрос, и никто не рискнет предсказать ответ на него. Брежнев уже впал в старческий маразм. Сделало ли это его кровожадным, или, наоборот, он стал излишне осторожным? Простой полковник не мог решить этот вопрос. Говорят, наиболее вероятным преемником будет Юрий Владимирович. Если это так, вот отличная возможность получить генеральские лампасы.

— Итак, Михаил Евгеньевич, поддержите ли вы меня завтра? — спросил Андропов, угощая гостя «Старкой» у себя дома.

Александров подержал рюмку с янтарно-бурым напитком в руке.

— Суслов не примет участие в завтрашнем заседании. Говорят, у него отказали почки, и больше двух недель он не протянет, — медленно произнес первый заместитель главного идеолога страны, меняя тему разговора. — А вы поддержите меня в борьбе за его место?

— Разве у вас есть какие-нибудь сомнения, Миша? — ответил председатель Комитета государственной безопасности. — Разумеется, я вас поддержу.

— Очень хорошо. Итак, каковы шансы на успех в операции, которую вы предлагаете?

— Как объяснили мне мои люди, пятьдесят на пятьдесят. Подготовку операции мы поручим офицеру болгарской разведки, однако из соображений безопасности исполнителем должен стать турок…

— Чернозадый мусульманин? — резко спросил Александров.

— Миша, тот, кто это сделает, кем бы он ни был, практически наверняка будет схвачен — мертвым, согласно нашему плану. Обеспечить пути отхода в такой операции невозможно. Следовательно, мы не можем задействовать нашего человека. Характер операции налагает определенные ограничения. В идеале следовало бы привлечь подготовленного снайпера — например, из спецназа, — который бы поразил цель выстрелом с расстояния трехсот метров. Однако это однозначно указало бы на то, что за покушением стоят спецслужбы какого-то государства. Нет, мы должны представить все как акт одиночки-сумасшедшего, каких полно в Америке. Знаете, несмотря на все доказательства, собранные американцами, еще остаются дураки, которые винят в убийстве Кеннеди нас или Кастро. Нет, мы должны оставить улики, четко свидетельствующие о том, что мы тут ни при чем. Это ограничивает тактические приемы, которыми можно воспользоваться. Полагаю, предложенный вариант является лучшим из возможных.

— Насколько внимательно вы ознакомились с планом операции? — спросил Александров, отпив глоток «Старки».

— Очень внимательно. В таких ответственных ситуациях иначе нельзя. Меры безопасности должны быть воздухонепроницаемыми, Михаил Евгеньевич.

Партийный функционер уступил:

— Наверное, вы правы, Юрий, и все же риск неудачи…

— Миша, в жизни рисковать приходится всегда и везде. Самое главное то, что мы не будем иметь к операции никакого отношения. Это не вызывает сомнений. А даже серьезное ранение, по крайней мере, поумерит пыл Кароля, и он будет уже не так рваться делать нам гадости.

— Надеюсь…

— А пятидесятипроцентная вероятность неудачи означает пятидесятипроцентную вероятность успеха, — напомнил гостю Андропов.

— В таком случае, я поддержу вас. Леонид Ильич также даст свое согласие. Сколько времени потребуется на подготовку и проведение операции?

— Около месяца, максимум — шесть недель.

— Так мало?

Партийные вопросы редко удавалось решить с такой скоростью.

— Какой смысл предпринимать такую… такую… «ответственную акцию», как назвали бы ее американцы, если она затянется надолго? Если это делать, лучше делать это быстро, чтобы дерзкий поляк не успел выкинуть какой-нибудь новый политический фортель.

— Кто придет ему на смену?

— Полагаю, какой-нибудь итальянец. Выбор Войтылы явился для Ватикана совершенно неожиданным отступлением от устоявшихся правил. Возможно, его смерть подтолкнет руководство католической церкви вернуться к прежним обычаям, — предположил Андропов.

У его гостя вырвался смешок.

— Да, они очень предсказуемы, эти религиозные фанатики.

— Так что завтра я поставлю этот вопрос на обсуждение, и вы меня поддержите? — Андропов хотел быть уверенным наверняка.

— Да, Юрий Владимирович. Моя поддержка вам обеспечена. Но и вы поддержите меня, когда я буду претендовать на освободившееся место Суслова, дающее право голоса.

— До завтра, товарищ Александров, — ответил Андропов.

Глава двенадцатая

Передача

На этот раз будильник сработал вовремя, разбудив их обоих. Вскочив с кровати, Эд Фоули сходил в ванную, быстро освободил ее жене и направился в спальню Эдди будить малыша, а Мери Пат тем временем занялась приготовлением завтрака. Мальчишка тотчас же включил телевизор и попал на утреннюю гимнастику, которую, похоже, показывали во всех городах мира. Как и повсюду, передачу вела женщина с потрясающими физическими данными — вероятно, она смогла бы без особых усилий пройти курс обучения в школе армейских рейнджеров в Форт-Бегиннинге, штат Джорджия. Маленький Эдди, насмотревшись дома сериала с участием Линды Картер, называл ее «работящей женщин-н-н-н-ной». Мери Пат не сомневалась, что светлые волосы русской атлетки крашеные, а у Эда мышцы болели лишь от одного вида того, что она проделывала перед телекамерой. Однако, за отсутствием приличных газет и спортивных журналов, он не имел выбора и вынужден был торчать перед телевизором, пока Эдди хохотал, следя за тем, как ведущая выполняет упражнения. Московский резидент с удивлением отметил, что передача транслируется в прямом эфире. А значит, этой девице, кем бы она ни была, пришлось встать в четыре утра, так что для нее, вероятно, это тоже была разминка перед началом трудового дня. Что ж, в таком случае, по крайней мере, все честно. В ожидании утреннего выпуска новостей Эд Фоули размышлял, что муж атлетки с телевидения, скорее всего, служит в воздушно-десантных войсках Красной Армии, но она тем не менее все равно регулярно выколачивает из него душу.

63
{"b":"14485","o":1}