ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Твою мать! — выдохнула та, быстро пробежав листок взглядом. — Папа римский? Неужели эти долбанные ублюдки собираются убить папу?

Мери Пат не всегда выражалась слащаво-приторным языком блондинок с калифорнийских пляжей.

— Ну, прямых указаний на это нет, но если русские действительно замыслят что-либо подобное, нам предстоит узнать об этом.

— Похоже, это работа для Дровосека, — заметила Мери Пат, имея в виду агента из аппарата Центрального комитета партии.

— А может быть, даже и для Кардинала? — задумчиво произнес Эд.

— Пока что мы не выходили на контакт с ним, — напомнила Мери Пат.

Однако скоро придет пора сделать это. Супруги Фоули каждый вечер смотрели на окна квартиры агента, проверяя, не будет ли подан условный знак посредством сочетания зашторенных и расшторенных окон и зажженных ламп. К счастью, квартира находилась неподалеку от их собственного дома, и связь была установлена с помощью клочка бумаги, прилепленного к фонарному столбу. Установка этого флажка была задачей Мери Пат. Она уже раз пять проходила мимо столба с маленьким Эдди.

— Это работа для Кардинала? — переспросила она.

— Нашего президента очень волнует этот вопрос, — напомнил ей муж.

— Да.

Однако Кардинал был самым ценным из завербованных агентов, использовать которого разрешалось только в самых крайних случаях. К тому же, если Кардиналу станет известно что-либо важное, он выйдет на связь сам.

— Я бы воздержалась беспокоить Кардинала, если только Риттер прямо не попросит этого.

— Согласен, — уступил Эд Фоули.

Уж если Мери Пат советует действовать осмотрительно, значит, осмотрительность полностью оправдана. В конце концов, именно она всегда предпочитает идти на риск, полагаясь на свои мастерство и опыт. Конечно, из этого вовсе не следует, что Мери Пат является безрассудным игроком.

— Пока что я немного выжду.

— Интересно будет узнать, как будет вести себя дальше твой русский.

— Сам жду с нетерпением, крошка. Хочешь познакомиться с послом?

— Думаю, уже пора, — согласилась Мери Пат.

— Ну как, все еще не отошел после вчерашнего? — спросил Хардинга Райан.

Впервые он пришел на рабочее место раньше своего коллеги.

— Да, должен признать, мне пришлось несладко.

— Если тебе от этого станет лучше, знай, что я до сих пор еще не встречался с нашим президентом. И, сказать по правде, не очень-то этого и хочу. Как сказал однажды один герой Марка Твена, которого вымазали дегтем и вываляли в перьях: «Если бы не оказанная мне честь, я бы предпочел от этого воздержаться.»

Хардинг устало улыбнулся.

— Совершенно точно, Джек. От одной мысли об этом начинают дрожать колени.

— Тэтчер действительно такая крутая, как о ней говорят?

— В регби я бы с ней точно не стал играть. И еще она очень-очень умна. Ничего не упускает, задает чертовски грамотные вопросы.

— Ну, Саймон, нам с тобой платят как раз за то, чтобы на них отвечать, — заметил Райан. — Нет смысла бояться тех, кто лишь эффективно выполняет свою работу и кому для этого требуется достоверная информация.

— Как и Мэгги, Джек. Ей приходится отвечать на запросы парламента.

— В том числе, и по нашим делам? — удивленно спросил Райан.

— Нет, не по нашим, — успокоил его Хардинг. — Изредка премьер-министру приходится обсуждать их с оппозицией, но все происходит в строгих рамках.

— Беспокоитесь насчет утечек? — спросил Джек.

Ему было известно, что в Америке членов некоторых комиссий Конгресса тщательно инструктируют относительно того, что можно говорить, а что нельзя. Центральное разведывательное управление действительно беспокоилось насчет утечек — в конце концов, это ведь политики, — однако Райану не приходилось слышать о каких-либо серьезных нарушениях режима секретности на Капитолийском холме. Подобные утечки гораздо чаще происходили из самого Управления, причем в основном с седьмого этажа… а также из Западного крыла Белого дома49. Это ни в коей мере не означало, что ЦРУ относилось спокойно к любым утечкам, но, по крайней мере, утечки эти были по большей части несанкционированные, причем нередко такими путями распространялась дезинформация, имеющая политические цели. Вероятно, то же самое происходило и здесь, в Великобритании, особенно если учитывать то, что местные средства массовой информации действовали под строгим контролем, от которого с журналистами «Нью-Йорк таймс» случился бы сильный припадок бешенства.

— Как о них не беспокоиться, Джек? Ну да ладно. Вчера вечером ничего новенького не было?

— Относительно папы римского — ничего, — доложил Райан. — Наши источники, все, какие у нас только есть, наткнулись на глухую стену. А вы собираетесь спустить с поводка своих агентов?

— Да, премьер-министр ясно дала понять сэру Бейзилу, что ей нужна информация. Если с его святейшеством что-либо случится, она…

— …она сорвет главный клапан, так?

— Вы, американцы очень своеобразно используете английский язык, Джек. Ну а ваш президент?

— Он будет очень расстроен, причем выразится это не в лишнем стаканчике виски на ночь. Отец Рейгана был католиком, и хотя мать воспитала его в протестантской вере, президенту вряд ли понравится, если папа римский подхватит осеннюю простуду.

— Знаешь, даже если мы сможем добыть какую-то информацию, еще неизвестно, удастся ли нам ее как-то применить.

— Я и сам дошел до этого, но, по крайней мере, можно будет хотя бы предупредить службу безопасности Ватикана. Это мы всегда сможем сделать, и, вероятно, понтифику придется изменить свой распорядок… хотя нет, на это он не пойдет. Кароль Войтыла скорее получит пулю в грудь, как настоящий мужчина. Но, возможно, нам удастся каким-либо образом помешать плохим ребятам осуществить задуманное. И все же для начала надо бы получить в руки какие-нибудь конкретные факты. Впрочем, это ведь не наша задача, так?

Хардинг покачал головой, помешивая чай.

— Да, оперативные работники поставляют нам информацию, а мы уже пытаемся определить, что она означает.

— Отчаяние никогда не охватывает? — спросил Райан.

Хардинг проработал в аналитической разведке значительно дольше, чем он.

— Бывает, и часто. Мне известно, что оперативникам на задании порой приходится проливать не только пот, но и кровь. Для тех, кто не имеет легальной «крыши», это бывает сопряжено со смертельным риском. Но мы, конечные потребители информации, не всегда можем взглянуть на нее с этой точки зрения. Как следствие, оперативные работники ценят нас гораздо ниже, чем мы их. Мне приходилось встречаться кое с кем из них, и не раз, и они отличные ребята, однако, должен тебе сказать, Джек, общение с ними — это настоящее противостояние культур.

«Если хорошенько разобраться, оперативники тоже весьма неплохо умеют анализировать информацию, — подумал Райан. — Интересно, а часто ли подобные мысли приходят в голову профессиональным аналитикам?»

Это надо взять на заметку. В конце концов, Управление должно представлять из себя одну дружную команду. Разумеется, этого не было даже в пределах седьмого этажа…

— Кстати, вот что мы получили из Восточной Германии, — сказал Джек, протягивая папку. — На прошлой неделе в политическом руководстве страны произошли кое-какие дрязги.

— Ох уж эти проклятые пруссаки, — проворчал Хардинг, раскрывая папку и углубляясь в чтение.

— Улыбнись. Русские их тоже терпеть не могут.

— Не могу их в этом винить.

Зайцеву приходилось напряженно трудиться, но его мозг работал на полном автопилоте. Ему предстоит встретиться со своим новым американским другом. Это очень опасно, если только ему не удастся придумать другое, более спокойное место. Хорошим было то, что в Москве таких мест предостаточно. Плохим было то, что Второму главному управлению КГБ, скорее всего, известны они все. Однако если народу будет много, можно ни о чем не беспокоиться.

вернуться

49

На седьмом, последнем этаже штаб-квартиры в Лэнгли размещается руководство ЦРУ. В Западном крыле Белого дома расположены рабочие помещения: Овальный кабинет и комнаты Исполнительного управления президента.

78
{"b":"14485","o":1}