ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И что в ней говорится?

Доктор Райан пожала плечами.

— Много чего интересного. В настоящее время считается, что психические расстройства являются следствием дисбаланса химических веществ в головном мозге, а вовсе не того, что человека в детстве много лупил отец или он видел свою мать в постели с козлом. Вот только провести химический анализ крови Сталина мы сейчас не можем, да?

Странное дело. Многие исторические личности поступали так или иначе вследствие каких-либо психических расстройств. Сегодня их можно было бы вылечить с помощью лития или каких-нибудь других средств, открытых недавно, в основном, в последние тридцать лет. Однако в те времена в распоряжении врачей были лишь алкоголь и йод. Ну и, быть может, заклинания, — добавила Кэти, гадая, есть ли в этом правда.

— А Распутин также страдал серьезным дисбалансом химических веществ? — задумчиво произнес Джек.

— Возможно. Я мало что знаю о нем, кроме того, что он был каким-то сумасшедшим священником, не так ли?

— Нет, не священником, а обычным мирянином, якобы обладавшим сверхъестественными способностями. Думаю, в наши дни из Распутина получился бы хороший телепроповедник, да? Но кем бы он ни был, на нем лежит вина за гибель династии Романовых — впрочем, и без него уже опасно пошатнувшейся.

— А следом за Распутиным пришел Сталин?

— Сначала Ленин, а уже после него Сталин. Владимир Ильич скончался от апоплексического удара.

— Вероятно, он стал жертвой гипертонии, а может быть, просто холестерин закупорил сосуды и произошло кровоизлияние в мозг, которое привело к летальному исходу. Но Сталин оказался еще хуже, так?

— Конечно, и Ленин был далеко не праздник, но Сталин стал просто Тамерланом, вернувшимся в двадцатый век. Или одним из римских императоров. Знаешь, когда римляне захватывали непокорный город, они перебивали в нем все живое, вплоть до собак.

— Неужели?

— Да, а вот англичане всегда щадили собак. Наверное, они слишком сентиментальны по отношению к ним, — добавил Джек.

— Салли очень скучает по Эрни, — напомнила Кэти, по-женски перескакивая на новую тему, не имеющую никакого — почти — отношения к тому, о чем шла речь до этого.

Эрни был пес, который остался дома.

— И я тоже, однако осенью у него будет море развлечений — скоро начинается сезон утиной охоты. Эрни предстоит доставать из воды всех подстреленных птиц.

Кэти поежилась. Сама она не охотилась ни на что более живое, чем гамбургеры в местном гастрономе. Однако ее ремесло заключалось в том, чтобы резать людям глаза. «Как будто в этом есть какой-то смысл,» — мысленно усмехнулся Райан. Однако наш мир не требует внешней логики — по крайней мере, так было в последний раз, когда он это проверял.

— Не беспокойся, малыш. Эрни это очень понравится. Поверь мне.

— Ну да, конечно.

— Он просто обожает купаться, — заметил Джек, спеша переменить тему разговора. — Ну, какие интересные операции на глазах намечены у вас в клинике на следующую неделю?

— Так, сплошная рутина — всю неделю мы будем лишь проверять зрение и выписывать очки.

— И никаких развлечений вроде того, чтобы разрезать какому-нибудь бедняге глаз пополам, а потом снова сшить части вместе?

— Такие операции мы не проводим, — сухо напомнила Кэти.

— Малыш, если бы мне предложили разрезать кому-нибудь глаз, я бы точно расстался с содержимым своего желудка, а то и вовсе свалился бы в обморок.

От одной мысли об этом Райана бросило в дрожь.

— Тряпка! — только и сказала Кэти в ответ на это признание.

Она никак не могла понять, что в школе подготовки офицеров морской пехоты в Квантико, штат Вирджиния, таким вещам не обучают.

Мери Пат чувствовала, что ее муж до сих пор не может заснуть, однако сейчас было не время говорить об этом, даже с помощью азбуки глухонемых. Вместо этого молодая женщина задумалась о деталях предстоящей операции — как вывезти «упаковку» из страны. Осуществить подобное в Москве будет очень трудно. В других частях Советского Союза — ничуть не проще, потому что московская резидентура не располагала достаточными ресурсами, которые можно было бы использовать в отдаленных районах этой необъятной страны. Разведка имеет склонность сосредоточивать свою деятельность в столицах государств, потому что именно здесь можно разместить так называемых «дипломатов», которые на самом деле являются волками в овечьих шкурах. Естественное противодействие этому заключалось в том, чтобы размещать в столице исключительно органы государственного управления, выводя военное ведомство и прочие структуры, потенциально интересные для иностранных разведок, куда-либо в другие места. Однако этим методом никто не пользовался, и по одной простой причине: все большие шишки хотят иметь своих подчиненных под рукой, чтобы они — большие шишки — могли наслаждаться своей властью. Именно это и составляло основной смысл их жизни, неважно где — в Москве, Берлине времен Третьего рейха или Вашингтоне, федеральный округ Колумбия.

Итак, если не из Москвы, то откуда? К сожалению, ехать «кролику» особо и некуда. Определенно, он не может попасть ни в какую точку к западу от «забора», как называла Мери Пат «железный занавес», разделивший Европу в 1945 году. И вообще существует крайне мало мест, куда мог бы поехать такой человек, как Олег Иванович, чтобы они притом устраивали бы и ЦРУ. Разве что пляжи в Сочи. Теоретически американский военно-морской флот мог бы подогнать к берегу подводную лодку и осуществить изъятие «упаковки». Однако нельзя просто так свистнуть, подзывая подводную лодку, да и ВМФ поднимет большой шум лишь по поводу того, что к нему обратились с подобной просьбой.

Таким образом, оставались только братские социалистические государства Восточной Европы, с точки зрения туристических достопримечательностей не более привлекательные, чем центральные районы штата Миссисипи в разгар лета: замечательное место для тех, кто обожает бескрайние поля хлопчатника и испепеляющий зной, но в остальном зачем туда тащиться? Польша исключается. После чересчур сурового подхода к обновлению старинных городов, в годы Второй мировой войны воплощенного в жизнь германским вермахтом, Варшава отстроилась заново, однако в настоящее время вследствие внутренних политических неприятностей выбраться из Польши очень нелегко. К тому же морской порт Гданьск, еще в недалеком прошлом самый легкий путь из страны, сейчас охраняется строже, чем советско-польская граница. Всему виной то, что англичане именно отсюда выкрали новый русский танк Т-72. Оставалось надеяться, что от украденного танка был какой-то толк, однако какой-то идиот из Лондона разболтал об этом газетчикам; история получила широкую огласку, и Гданьск по крайней мере на ближайшие несколько лет лишился статуса ворот на Запад. В таком случае, быть может, ГДР? Однако русские патологически не могут переваривать Германию в любом виде, да и смотреть там особенно не на что. Ну а Чехословакия? Прага — очень интересный город, сохранивший архитектуру времен Австро-Венгерской империи. И культурная жизнь там насыщенная; симфонические оркестры и балетные труппы почти не уступают советским, а из картинных галерей не хочется уходить. Однако чехословацко-австрийская граница также охраняется очень надежно.

Итого, остается… Венгрия.

Венгрия. Будапешт — тоже старинный город, которым когда-то железной рукой правила австрийская династия Габсбургов. В 1945 году его взяла Красная Армия после долгих кровопролитных боев с частями СС.

Вероятно, восстановленный город сейчас так же прекрасен, как и сто лет назад. Особых симпатий к коммунистам здесь никогда не питали, что показали события 1956 года, решительно раздавленные советскими танками по личному приказу Хрущева. Затем под бдительным оком Юрия Андропова, в то время посла Советского Союза в Венгрии, счастливое социалистическое братство было восстановлено, хотя — после непродолжительного, но кровавого восстания, — и более вольное. Вожди мятежников были повешены, расстреляны или выдворены из страны. Снисхождение к побежденным врагам никогда не входило в число добродетелей марксизма-ленинизма.

95
{"b":"14485","o":1}