ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кэнди это очень понравится – как ты считаешь? – спросила Беа, и баллончик оказался у его лица.

– Что? – успел спросить он, и в это мгновение прямо ему в лицо брызнула струя нервно-паралитического газа.

Энн идеально рассчитала момент и направила на него струю в то самое мгновение, когда он начал вдох, и затем тут же направила газ под очки в глаза. Грегори показалось, что у него вспыхнуло лицо, и легкие пронизала ужасная боль. В следующее мгновение он упал на колени, прижимая руки к лицу. Он не мог дышать, не мог издать ни звука и не заметил, что рядом остановилась машина. Открылась дверца, и водителю понадобилось всего лишь наклониться, чтобы ребром ладони нанести ему удар по шее.

Беа увидела, как он опустился на асфальт, будто тряпочная кукла. Открылась задняя дверца, его схватили за плечи. Беа и Энн помогли затолкать в машину ноги. В то самое мгновение, когда задняя дверца захлопнулась, через открытое окно вылетела связка ключей, и «плимут» рванулся вперед, таким образом, он даже толком не остановился.

Энн тут же огляделась вокруг. Никто не заметил случившегося. Она была уверена в этом. Вместе с Беа они направились от магазинов туда, где стояли автомобили.

– Что с ним будет? – спросила Беа.

– А тебе разве не все равно? – быстро ответила Биэарина.

– Но вы не собираетесь…

– Нет, мы не убьем его. – Энн тут же подумала, что это может оказаться ложью. Она не знала, но полагала, что убийство не входит в планы оперативной группы. Они и без того нарушили до сего времени нерушимое правило. Этого было достаточно,

22. Активные меры

Леонид, выступающий сейчас под именем «Боб», направил автомобиль к дальнему выезду со стоянки. Если принять во внимание, что операция была спланирована и подготовлена так поспешно. ее самая опасная часть прошла весьма удачно. Ленни, сидевший на заднем сиденье, удерживал похищенного ими американского офицера. Очень сильный физически, Ленни служил раньше в советских войсках специального назначения, в так называемом «спецназе». Билл, находившийся рядом, был включен в состав группы как причастный к научной разведке; то, что он являлся специалистом в области химического машиностроения, для Московского центра не имело значения. Для проведения операции требовался научный эксперт, и Билл оказался ближе всех.

Майор Грегори шевельнулся и застонал. Удар из арсенала карате был предназначен лишь для того, чтобы временно оглушить его, не причинив серьезных повреждений. Они потратили столько усилий вовсе не для того, чтобы убить человека, которого им поручили захватить, хотя в прошлом такое случалось не раз. По той же самой причине было решено обойтись без наркотиков. Их применение с целью временно усыпить человека гораздо более опасно, чем считают многие. Однажды от введенной дозы наркотика случайно погиб советский гражданин, пытавшийся найти на Западе политическое убежище, и в результате сотрудники Второго главного управления так и не сумели допросить его. Ленни казалось, что Грегори ничем не отличается от ребенка, приходящего в себя после продолжительного сна. Запах газа внутри машины был настольно сильным, что пришлось опустить все стекла в окнах, чтобы сами оперативники КГБ не пострадали от него. Им хотелось связать своего пленника, но если кто-то, заглянув внутрь машины, обнаружил бы такие узы, объяснить это было бы непросто. Ленни, разумеется, без труда удерживал американца. Желание связать его было вызвано всего лишь осторожностью, рожденной профессиональным опытом, учившим их ни к чему не относиться кик к само собой разумеющемуся. А вдруг хобби Грегори – одно из боевых восточных единоборств? В конце концов, случались и более странные вещи. Когда американец начал приходить в себя, первое, что он увидел, – это глушитель автоматического пистолета, прижатый к его щеке.

– Майор Григорий, – произнес Ленни, намеренно по-русски произнося американскую фамилию, – мы знаем, что вы – умный молодой человек и, по-видимому, вовсе не трус. Если вы будете сопротивляться, вас убьют, – солгал он. – У меня в этом деле большой опыт. Не двигайтесь и сохраняйте полное молчание. Если вы будете вести себя так, как от вас требуется, с вами ничего не случится. Вы понимаете меня? Если понимаете – кивните головой.

Грегори полностью пришел в сознание. Впрочем, он и не терял его – сильный удар всего лишь оглушил майора, и в результате голова казалась ему надутым воздушным шаром. Слезы из глаз текли, как из неисправного водопроводного крана, и при каждом вдохе в груди словно вспыхивал огонь. Он попытался сопротивляться, когда его заталкивали в машину, но непослушное тело отказалось повиноваться отчаянным приказам сознания, хотя мозг отдавал яростные команды. И в это мгновение у него в голове мелькнула мысль: так вот почему я ненавижу Беа! Совсем не из-за ее высокомерного поведения и странной манеры одеваться. Но Грегори тут же прогнал эту мысль – сейчас нужно беспокоиться о более важных вещах, и его мозг работал с такой лихорадочной быстротой, с какой ему прежде работать не приходилось. Он кивнул.

– Отлично, – произнес голос, сильные руки подняли его с пола и посадили на заднее сиденье. Дуло пистолета упиралось теперь ему в грудь, а сам пистолет скрывался под левой рукой мужчины.

– Действие раздражающего газа пройдет примерно через час, – оказал ему Билл. – Без всяких последствий.

– Кто вы? – спросил Эл. Его голос звучал как едва слышный шепот, а голосовые связки он ощущал, словно наждачную бумагу.

– Ленин сказал, чтобы вы молчали, – ответил водитель. – К тому же такому умному человеку, как вы, совсем нетрудно догадаться. Разве я не прав? – Боб посмотрел в зеркало заднего обзора и увидел, как Грегори снова кивнул.

Русские! – подумал Эл, изумленный и уверенный одновременно. Русские здесь, в Америке, совершают такое преступление… Что им от меня нужно? Может быть, они собираются меня убить? Он wan, что не должен верить ни единому их слову. Они будут говорить что угодно, чтобы заставить его подчиниться их воле. Он чувствовал себя последним дураком. От него ожидают мужского поведения, ведь он – офицер, а сейчас он беспомощнее четырехлетней девочки, и к тому же плачет как ребенок, понял Эл, ненавидя себя за каждую слезу, что катилась из глаз. Еще никогда в жизни его не охватывала такая ослепляющая ярость. Грегори посмотрел направо и увидел, что у него нет никаких шансов на спасение. Мужчина с пистолетом в руке почти вдвое больше его, и к тому же дуло пистолета упирается прямо в грудь. Глаза Эла мигали сейчас почти с такой же быстротой, как двигаются дворники на ветровом стекле автомобиля. Слезы мешали ему смотреть, но он видел, что мужчина с пистолетом наблюдает за ним с чисто клиническим интересом, без всяких эмоций. Это действительно профессионал во всем, что требует применения силы, наверно, прошел «спецназ», сразу подумал Грегори, Он глубоко вздохнул – вернее, попытался вздохнуть – и тут же зашелся в приступе кашля.

– Не дышите глубоко, – предостерег мужчина, сидящий на переднем сиденье. – Делайте неглубокие вдохи. Со временем последствия исчезнут. – Удивительная штука этот нервно-паралитический газ, подумал Билл. И в Америке его может купить кто угодно. Поразительно.

Боб уже вывел машину с огромной стоянки и направился теперь к месту, где находилось их укрытие. Разумеется, он хорошо запомнил дорогу, хотя его не покидали кое-какие сомнения. Ему не довелось ездить по этому пути прежде, не было времени и попрактиковаться на этом отрезке, чтобы рассчитать время и познакомиться с другими маршрутами. Но он достаточно пробыл в Америке, чтобы знать, что нужно соблюдать правила дорожного движения и все время быть настороже. Ездить Здесь было легче, чем на Северо-Западе, – за исключением автострад, проходящих через несколько штатов, где каждый житель полагал, что обладает правом ездить как сумасшедший и это право дано ему свыше. Но сейчас Боб ехал по местному шоссе, и по его четырем полосам транспорт двигался спокойно и размеренно от одного светофора к другому. Только теперь он понял, что проявил излишний оптимизм, когда рассчитывал, сколько времени понадобится ему на обратный путь. Впрочем, это не имело значения. Ленни без труда справится с захваченным американцем. Уже стемнело, шоссе освещали редкие фонари, и их автомобиль терялся среди множества машин, принадлежащих людям, которые возвращались домой с работы.

122
{"b":"14486","o":1}