ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он увидел, как мины, пушенные из минометов, падают на новый большой инструментальный цех, расположенный позади казарм. Из распахнутых дверей казарм выскакивали люди, и ему пришлось остановиться и поднять вверх руки, чтобы избежать выстрелов.

– Я – полковник Бондаренко! Где ваш офицер?

– Здесь! – Вперед вышел лейтенант. – Что… – Минометчики исправили свою. ошибку: следующая мина упала на крышу задней казармы. Взрыв потряс воздух.

– Следуйте за мной! – выкрикнул Бондаренко, уводя солдат от самой уязвимой цели. Вокруг раздавался треск автоматов – советских автоматов. Полковник тут же понял, что не сможет по звукам их очередей определить, где свои, а где враги. Только этого не. хватало! – Соберите своих людей! – приказал он.

– Что здесь…

– На нас напали, лейтенант! Сколько солдат в вашем распоряжении?

Молодой офицер повернулся и начал считать. Бондаренко сделал это гораздо быстрее. Сорок один солдат, все вооружены автоматами, но без тяжелого вооружения и без раций. Без крупнокалиберных пулеметов можно было обойтись, но не без радиосвязи.

Собаки, пронеслась у него в голове глупая теперь мысль, как понадобились бы собаки…

Их тактическое положение было безнадежным, и Бондаренко знал, что оно может только ухудшиться. Взрывы сотрясали воздух.

– Лазеры, мы должны… – пробормотал лейтенант, но полковник схватил его за плечо.

– Мы сможем заново создать аппаратуру, – редко бросил молодому офицеру Бондаренко, – но не сумеем воскресить ученых. Нужно пробиться к жилому дому и удерживать его до тех пор, пока не прибудет подкрепление. Пошлите надежного сержанта в общежитие для холостяков, и пусть они немедленно перебираются в многоквартирное здание.

– Нет, товарищ полковник! Мне приказано защищать лазерную установку, и я должен…

– Я приказываю вам собрать людей…

– Нет! – пронзительно закричал лейтенант.

Бондаренко сильным ударом опрокинул его на снег, выхватил автомат, снял его с предохранителя и выпустил в грудь лейтенанта короткую очередь. И тут же повернулся.

– Кто из вас лучший сержант?

– Я, товарищ полковник, – дрожащим голосом произнес молодой солдат.

– Я – полковник Бондаренко и принимаю на себя командование обороной! – голос Бондаренко прозвучал словно приказ Всевышнего. – Возьмите четырех человек, бегом – к общежитию холостяков и переведите всех в жилое здание на вершине холма. И быстрее! – Сержант тут же указал на четырех солдат и вместе с ними бросился бежать. – Остальные – за мной! – Он повернулся и направился в пелену падающего снега. Ни у Бондаренко, ни у солдат, последовавших за ним, не было времени раздумывать над тем, что их ожидает. Не успели они пробежать и десяти метров, как на всем объекте погасло освещение.

У ворот лазерной установки стоял «газик» с тяжелым крупнокалиберным пулеметом. Генерал Покрышкин выбежал из центра управления, как только услышал взрывы, и был потрясен, увидев, как пылает то, что осталось от сторожевых вышек. Командир охранной роты КГБ подъехал к нему на своей машине.

– На нас напали, – без всякой надобности сообщил офицер.

– Соберите своих солдат – вот здесь. – Покрышкин оглянулся и увидел бегущих людей. Они были одеты в советское армейское обмундирование, но генерал сразу понял, что это не русские солдаты. Он вскарабкался в кузов «газика» и над головой изумленного офицера КГБ направил на них ствол пулемета. Он нажал на спусковой крючок, но выстрела не последовало, и ему пришлось передернуть затвор. Покрышкин нажал на спусковой крючок во второй раз и теперь с удовлетворением увидел, как трое афганцев рухнули будто подкошенные. Командиру охранной роты не требовалось дальнейших указаний. Он достал рацию и начал отдавать приказы. И тут же бой превратился в свалку, как это неминуемо должно было произойти, – и атакующие и обороняющиеся были одеты в одинаковое обмундирование и вооружены одинаковыми автоматами. Но афганцев было больше, чем русских.

***

Морозов и еще несколько холостяков выскочили из общежития, как только услышали грохот взрывов и выстрелы. Большинство из них прошли службу в армии, хотя сам он был освобожден от нее. Впрочем, это не играло роли – никто не имел ни малейшего представления о происходящем. И тут из темноты выбежали пятеро солдат. На них было армейское обмундирование, и в руках они сжимали автоматы.

– Быстрее, бегите за нами! – Рядом послышались звуки автоматных очередей, и двое солдат упали – один замертво, второй – раненый, он успел обернуться и выпустить в темноту длинную очередь. Из-за снежной завесы донесся пронзительный стон и затем крики. Морозов кинулся в общежитие и позвал всех, кто был там, бежать к выходу. Молодым инженерам не нужно было повторять дважды.

– Вверх, к вершине холма, – скомандовал сержант. – К жилому дому! И скорее, скорее! – Четверо солдат КГБ, оставшиеся в живых, подгоняли инженеров, оглядываясь по сторонам в поисках противника, но видели только вспышки выстрелов. Теперь пули летели со всех сторон. Еще один солдат упал с предсмертным стоном, но сержанту удалось застрелить афганца, убившего его. Когда из общежития выбежал последний инженер, сержант и единственный оставшийся в живых солдат подняли автоматы убитых и повели раненого товарища вверх по горному склону.

***

Это слишком крупная операция для восьмидесяти человек, с опозданием понял Лучник. Слишком велика территория объекта, слишком много зданий, но вокруг было множество неверных, а он привел своих воинов сюда именно по этой причине. На его глазах один из боевиков взорвал противотанковой гранатой РПГ-7 автобус. Он загорелся, съехал с дороги и покатился вниз по склону. Изнутри доносились крики гибнущих русских. Моджахеды со взрывчаткой врывались в здания. Увидев станки, блестящие от смазки, они закладывали заряды и успевали выскочить наружу еще до того, как гремели взрывы и начинался пожар. Лучник поздно понял, в каком здании размещаются казармы охранников, теперь это здание пылало, и он повел туда свою группу, чтобы уничтожить солдат, выбегавших оттуда. Но опоздал. Случайная мина, выпущенная из миномета, перебила электрический кабель, по которому поступала электроэнергия, освещающая территорию объекта, и теперь его люди почти ничего не видели, ослепленные вспышками из своих собственных автоматов.

***

– Молодец, сержант! – похвалил юношу полковник Бондаренко. Он уже распорядился, чтобы все инженеры поднялись на второй этаж. – Мы окружим это здание и будем оборонять его. Если придется отступать, отойдем и займем круговую оборону на первом этаже. Стены и перекрытия здесь из бетона. Пули они выдержат, а вот противотанковые гранаты – другое дело. Пошлите одного человека внутрь – пусть соберет людей, прошедших военную подготовку. Дайте им эти два автомата – Всякий раз, когда один из наших будет выбывать – раненый или убитый, – передавайте его оружие тому, кто умеет им пользоваться. Я сейчас зайду в здание – может быть, там есть еще действующий телефон…

– В служебном помещении на первом этаже есть радиотелефон, – сообщил сержант. – Радиотелефоны тут во всех зданиях.

– Отлично! Держите оборону, сержант. Через пару минут я вернусь. – Бондаренко вбежал внутрь здания. Радиотелефон висел на стене, и полковник с облегчением увидел, что это аппарат военного образца, работающий на батарейном питании. Бондаренко снял его с крючка и выбежал наружу.

Нападающие – кто они? – подумал он – плохо организовали штурм объекта. Начать с того, что им не удалось уничтожить казармы охранной роты КГБ до начала штурма; во-вторых, они не сумели быстро атаковать жилой район объекта. Теперь нападающие пытались исправить эту ошибку, но натолкнулись на цепь пограничников, залегших в снегу. Бондаренко знал, что это всего лишь солдаты КГБ, но они прошли должную подготовку и понимали, что здесь, на вершине горы, им некуда отступать. Он уже обратил внимание на молодого сержанта, оказавшегося превосходным командиром. Юноша двигался вокруг здания, сам не стрелял, но подбадривал остальных и говорил, что им следует делать. Полковник включил рацию.

153
{"b":"14486","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шестой сон
Татуировка (сборник)
Месть нуба
После Карлоса Кастанеды. Дальнейшие исследования
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Бешеный прапорщик: Вперед на запад
Уличный кот по имени Боб. Как человек и кот обрели надежду на улицах Лондона
Танцующая для дракона
Сильней любить невозможно