ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рейс, которым он прилетел в Душанбе, закончился фантастической картиной. Полная луна освещала серебряным сиянием пески Каракумов, проносящиеся под самолетом, а затем песчаная пустыня внезапно кончилась, словно уперлась в стену, построенную богами. На расстоянии в три градуса долготы поверхность изменилась от плоской равнины, расположенной на высоте трехсот метров, до гигантских, уходящих в небо пятикилометровых горных вершин. С высоты, на которой находился объект «Яркая звезда», Бондаренко видел зарево от огней Душанбе, километрах в семидесяти к северо-западу. Две реки – Кафирниган и Сурхандарья – протекали рядом с полумиллионным городом, и полковник, подобно человеку прилетевшему в другой мир, с удивлением подумал, почему этот город возник именно здесь, какие силы древней истории заставили его расти между двумя реками, стекающими с гор. Место, несомненно, казалось не слишком гостеприимным, но, может быть, длинные караваны бактрийских верблюдов останавливались здесь на отдых, или тут пролегал перекресток караванных путей, или… Бондаренко выбросил эти мысли из головы. Он понимал, что просто затягивает начало утренних упражнений, достал и повязал на рот и нос хирургическую марлевую маску, чтобы не нахвататься холодного воздуха, затем начал глубокие приседания – следовало потянуть мышцы ног, прежде чем начать бег в спокойном неторопливом ритме.

И тут же Бондаренко заметил, что дышать труднее обычного. Высота, разумеется. Ничего не поделаешь, придется немного сократить дистанцию. Жилое здание уже осталось позади, и он взглянул налево, на строение, мимо которого пробегал. Судя по плану объекта, тут размешались мастерские по изготовлению и ремонту оптических и других приборов.

– Стой! – внезапно послышался резкий оклик часового.

Бондаренко остановился, раздраженно бормоча проклятья. Ему не нравилось, когда прерывали его утреннюю пробежку. Особенно если ее прерывал кто-то с зелеными погонами войск КГБ. Черт бы их побрал, подумал он, шпионы, бандиты – изображают из себя солдат.

– В чем дело сержант?

– Ваши документы, товарищ. Я не знаю, кто вы.

К счастью, жена Бондаренко предусмотрительно пришила несколько карманов на тренировочный костюм фирмы «Найк», который ей удалось купить на черном рынке в Москве, – подарок к дню его рождения. Бондаренко передал сержанту документы, продолжая бег на месте.

– Когда вы прибыли на объект, товарищ полковник? – спросил сержант. – И чем вы занимаетесь так рано утром?

– Где ваш офицер? – ответил Бондаренко вопросом на вопрос.

– В главном караульном помещении, у ворот, вон там, – сержант показал направление. – Четыреста метров отсюда.

– Тогда следуйте со мной, сержант, и мы поговорим с ним. Полковник Советской Армии не обязан отчитываться перед сержантом. Вперед, пробежка вам тоже не повредит. – И он побежал в сторону караульного помещения.

Сержанту было всего лет двадцать, но на нем была тяжелая шинель, он нес автомат и пояс с боеприпасами. Через двести метров Геннадий услышал позади тяжелое дыхание.

– Вот здесь, товарищ полковник, – с трудом выговорил юноша спустя минуту.

– Вы слишком много курите, сержант, – упрекнул его Бондаренко.

– Что здесь происходит, черт побери? – спросил лейтенант КГБ, который сидел за письменным столом в караульном помещении.

– Ваш сержант задержал меня. Я – полковник Бондаренко. совершаю утреннюю пробежку.

– В тренировочном костюме, сделанном на Западе?

– Какое вам дело, что на мне надето во время пробежки? – Ну и дурак, подумал полковник, неужели шпионы бегают по утрам?

– Полковник, я дежурный офицер безопасности на этом объекте. Я не знаю вас, и мое начальство не предупредило меня о вашем присутствии здесь.

Геннадий достал из другого кармана выданный ему специальный пропуск вместе со своим удостоверением личности.

– Я представитель Министерства обороны. Цель моего приезда вас не касается. Меня прислал сюда лично маршал Советского Союза Язов. Если у вас есть еще вопросы, позвоните ему вот по этому телефону.

Лейтенант КГБ скрупулезно изучил предъявленные ему документы, чтобы удостовериться, что полковник Бондаренко именно тот, за кого выдает себя.

– Извините меня, товарищ полковник, но у нас приказ относиться к вопросам безопасности очень серьезно. Кроме того, необычно видеть человека в западной одежде, совершающего пробежку на рассвете.

– Насколько я понимаю, для ваших солдат совершать пробежки вообще крайне необычно, – сухо заметил Бондаренко.

– Здесь, на горной вершине, недостаточно места для поддержания соответствующего режима физической подготовки, товарищ полковник.

– Вот как? – Бондаренко улыбнулся и достал из кармана записную книжку с карандашом. – Вы утверждаете, что весьма серьезно относитесь к вопросам безопасности, но не занимаетесь физической подготовкой своего личного состава. Благодарю вас за предоставленную информацию, товарищ лейтенант. Я подниму этот вопрос при встрече с командиром вашего подразделения. Мне можно идти?

– Вообще-то мне приказано сопровождать всех официальных гостей.

– Превосходно. Люблю совершать пробежки в компании. Прошу вас присоединиться ко мне, товарищ лейтенант.

Офицер КГБ попал в ловушку и отдавал себе отчет в этом. Пять минут спустя он задыхался как рыба, выброшенная на берег.

– Как, по-вашему, откуда исходит главная угроза безопасности объекта? – спросил Бондаренко со злорадством, потому что не снижал темпа бега.

– Граница с Афганистаном находится вон там, в ста одиннадцати километрах, – произнес лейтенант, хватая ртом воздух. – Время от времени они совершают бандитские рейды на советскую территорию, как вы, наверно, слышали.

– У них есть связь с местными жителями?

– Пока нам не удалось установить этого, но опасность существует. Местное население состоит главным образом из мусульман.

Лейтенант закашлялся, и Бондаренко остановился.

– Когда воздух такой холодный, как сейчас, я установил, что марлевая маска на лице помогает легче дышать, – сказал Геннадий. – При этом воздух, прежде чем попадает в легкие, несколько согревается. А сейчас распрямитесь и дышите глубже, товарищ лейтенант. Если вы действительно хотите серьезно заботиться о безопасности объекта, вам и вашим солдатам следует уделять больше внимания физической подготовке. Уверяю вас, что афганцы чертовски выносливы. Две зимы назад я провел некоторое время с подразделением спецназа, которое преследовало их по полудюжине крутых вершин. Мы так их и не поймали. – Зато афганцы поймали нас, вспомнил Бондаренко, но промолчал. Он никогда не забудет ту засаду…

– А вертолеты?

– Они не всегда могут летать при плохой погоде, мой юный друг, к тому же в моем случае мы пытались проверить, можем ли мы тоже воевать в этих горах,

– Ну что ж, мы, разумеется, каждый день высылаем патрули.

По манере говорить Бондаренко заподозрил что-то и пообещал себе проверить это.

– Сколько мы пробежали?

– Два километра.

– Действительно, из-за высоты здесь это труднее. Поворачиваем обратно.

Восход солнца был впечатляющим зрелищем. Пылающий шар поднялся из-за безымянной вершины на востоке, и его свет залил ближайшие склоны, прогоняя темноту в глубокие, вырытые ледниками, ущелья. Проникнуть на объект нелегко, подумал Бондаренко, даже для бесчеловечных варваров – моджахедов. Сторожевые вышки расположены правильно, со знанием дела, поля обстрела с них открываются на несколько километров. Охрана не пользуется прожекторами – приходится думать и об удобствах проживающих здесь гражданских лиц, – однако приборы ночного видения вообще отвечают требованиям безопасности намного лучше, и полковник не сомневался, что охрана КГБ оснащена ими, К тому же – он пожал плечами – его прислали сюда не для проверки безопасности объекта, хотя Бондаренко и воспользовался этим предлогом, чтобы подразнить службу охраны, составленную из войск КГБ.

– Вы не могли бы сказать мне, как вам удалось приобрести этот тренировочный костюм? – спросил лейтенант, как только отдышался.

19
{"b":"14486","o":1}