ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да. Не понимаю, почему они просто не отключат их… Как бы то ни было, температура на борту составляет… примерно пятнадцать градусов Цельсия. На таком холодном фоне это нетрудно определить. При солнечном свете в результате повышения температуры от солнечных лучей нам бы не удалось различить нагрев от внутреннего теплового источника.

***

Зеркала излучающей лазерной антенны вели спутник медленно, однако их движение было заметно на всех шести экранах, следящих за ними. Лазерный луч низкой мощности отразился от одного зеркала и прыгнул к цели… Помимо проверки наведения он передал изображение с очень высокой разрешающей способностью на монитор старшего инженера, руководящего операцией. Цель была опознана. Старший инженер повернул ключ, разблокировав таким образом всю систему. С этого момента «Яркая звезда» вышла из-под контроля людей, теперь она повиновалась лишь командам, поступающим с главного компьютера объекта.

– Замкнулись на цели, – заметил Морозов, обращаясь к своему начальнику.

Старший инженер согласно кивнул. Показания на его панели управления свидетельствовали, что расстояние до спутника быстро уменьшалось – спутник двигался к объекту, мчался по орбите к своей гибели со скоростью 18 тысяч миль в час. На экране виднелось изображение вытянутой капли, она светилась от внутреннего света на фоне неба, лишенного термальной энергии. Вот капля оказалась в самом центре прицельной сетки, подобно белому овалу на мушке винтовки.

Они, разумеется, ничего не услышали. Здание, в котором размещались лазеры, было превосходно изолировано, и оттуда не донеслось ни единого жука и не последовало изменения температуры. Да и на уровне земной поверхности ничего не было видно. Однако в центре управления сотня людей, наблюдая за телевизионными экранами, одновременно сжали кулаки.

***

– Какого черта! – воскликнул капитан. Изображение «Космоса-1810» внезапно стало невероятно ярким, подобно Солнцу, Компьютер мгновенно отреагировал на вспышку и уменьшил свою чувствительность, но на протяжении нескольких мгновений не сумел проследить за изменением температуры цели.

– Что могло случиться… Сэр, это не внутренний источник энергии. – Капитан ввел команду, и на экране появилась цифровая считка температуры спутника. Инфракрасное излучение представляет собой функцию в четвертой степени, таким образом тепло, излучаемое предметом, является квадратом квадрата его температуры. – Сэр, температура спутника прыгнула с пятнадцати градусов Цельсия до… похоже, до тысячи восьмисот градусов меньше чем за две секунды. И продолжает расти… нет, падает… снова растет. Скорость увеличения неравномерна, почти как… вот теперь падает. Что за чертовщина?

Сидящий слева от капитана полковник принялся нажимать клавиши на панели связи, приводя в действие спутниковый связной канал, соединяющий «Кобру-Белл» со штабом НОРАД в горе Шайенн и надежно защищенный от прослушивания. Когда он заговорил, это был бесстрастный голос кадрового военного, который не меняется даже в самых крайних ситуациях. Полковник ничуть не сомневался в том, что только что видел.

– «Хрустальный дворец», говорит «Кобра-Белл». Приготовьтесь к получению экстренного сообщения.

– Готовы, передавайте.

– Только что наблюдали вспышку исключительной яркости. Повторяю, ведем слежение за вспышкой исключительной яркости. «Кобра-Белл» объявляет ситуацию «Дропшот». Подтвердите получение. – Он повернулся к капитану – лицо его было бледным как бумага.

***

Старший дежурный офицер в штабе НОРАД был вынужден потратить несколько мгновений, пытаясь вспомнить, что такое «Дропшот». Через пару секунд он выдохнул в микрофон на груди:

– Господи! – а затем уже заговорил:

– «Кобра-Белл», подтверждаем получение кода «Дропшот». Оставайтесь на связи, пока мы здесь начнем действовать. Господи! – снова произнес он и повернулся к своему помощнику:

– Передайте состояние тревоги по коду «Дропшот» в Национальный военный командный центр и предупредите, чтобы готовились к получению конкретной информации. Найдите полковника Уэлча и немедленно вызовите его сюда. – После этого дежурный офицер снял трубку и нажал кнопку телефона, соединяющего его с высшим начальством – главнокомандующим Объединенными силами противовоздушной обороны американского континента – НОРАД.

– Да, – послышался хриплый голос.

– Генерал, докладывает полковник Хенриксен. «Кобра-Белл» объявила состояние тревоги «Дропшот». Передали, что только что наблюдали вспышку исключительной силы.

– Вы сообщили в НВКЦ?

– Да, сэр, и вызвали Дуга Уэлча.

– Получили конкретные данные?

– Они будут получены, когда вы прибудете сюда.

– Хорошо, полковник. Выезжаю. Пошлите самолет на Шемьго, чтобы доставить к вам этого армейского офицера.

***

Полковник на борту «Кобры-Белл» только что приказал своему офицеру связи передать все полученные данные по цифровому каналу в НОРАД и в Саннивейл. Это было осуществлено меньше чем за пять минут. Затем руководитель операции распорядился, чтобы летный экипаж повернул самолет на аэродром в Шемье. На борту оставалось достаточно горючего еще на пару часов патрулирования, однако полковник пришел к выводу, что сегодня ничего больше не произойдет. Вполне достаточно и того, что уже случилось. Полковнику удивительно повезло: он только что увидел зрелище, которое удавалось наблюдать всего нескольким людям за всю историю человечества. Он присутствовал при изменении мира и в отличие от большинства людей понял значение этого. Какую честь оказала ему судьба, подумал полковник, но лучше бы этого не видеть.

– Капитан, это удалось им раньше нас.

Боже милосердный!

***

Джек Райан как раз готовился выехать с транспортной развязки на шоссе 1-495, когда услышал жужжание телефона.

– Слушаю.

– Вы нам срочно нужны.

– Еду.

Раздался щелчок, и связь прервалась. Джек выехал с «.клеверного листа», остался у правого края шоссе и снова пересек транспортную развязку, оказавшись теперь на Вашингтонской кольцевой дороге, ведущей обратно в Лэнгли. Вот так всегда. Он решил уехать сразу после обеда, чтобы встретиться с представителями Комиссии по ценным бумагам и биржевым операциям. Оказалось, директора компании сумели доказать свою невиновность, что снимало, таким образом, всякое подозрение и с него – или должно было снять, если бы следователи комиссии приняли решение навсегда закрыть это дело. Райан надеялся после этой встречи поехать домой и больше не возвращаться сегодня в ЦРУ. Теперь, развернувшись на шоссе, он ехал обратно в Лэнгли, недовольный и раздраженный, пытаясь догадаться, какая неприятность ждет его там.

***

Майор Грегори и трое операторов стояли у доски, обсуждая программу регулировки зеркал, когда в комнату вошел сержант.

– Майор, вас просят к телефону.

– Я занят; передайте, чтобы позвонили позже.

– Это генерал Паркс, сэр.

– Голос моего хозяина, – проворчал Эл Грегори, Он бросил мел ближайшему из своих помощников и вышел из комнаты. Через минуту майор поднял телефонную трубку.

– За вами вылетел вертолет. – произнес генерал, не теряя времени на любезности.

– Сэр, мы пытаемся найти…

– На базе ВВС в Кертланде вас ждет «Лиэрджет». У нас слишком мало времени, чтобы ждать пассажирского рейса. Багаж вам не понадобится. Отправляйтесь немедленно, майор!

– Слушаюсь, сэр.

***

– Так что же случилось? – спросил Морозов. Старший инженер сидел перед панелью управления, расстроенно глядя на экран монитора.

– Термальное рассеивание. Черт побери! Мне казалось, что мы справились с этой проблемой.

Маломощный лазер, находящийся на другом конце зала, вел фотографирование цели. Моноцветное изображение походило на черно-белую фотографию, сделанную с близкого расстояния, однако то, что должно было казаться черным, стало вместо этого темно-бордовым. Техник, ведающий телевизионной аппаратурой, переключил изображение на полиэкранное, чтобы сравнить внешний вид спутника до начала операции и после ее завершения.

31
{"b":"14486","o":1}