ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неразлучные
Безнадежные войны. Директор самой секретной спецслужбы Израиля рассказывает
Коммуналка
Сияние Черной звезды
Дом правительства. Сага о русской революции
Мозгоеды. Что в головах у тех, кто сводит нас с ума. Волшебный пинок к нормальной жизни
Пушки царя Иоганна
Зачем мы бегаем? Теория, мотивация, тренировки
Осколки снов
A
A

– Никаких отверстий, – мрачно заметил Покрышкин.

– Ну и что? – изумленно возразил Бондаренко. – Боже мой, но ведь вы расплавили спутник! Он выглядит так, словно его окунули в жидкую сталь! – И действительно, спутник выглядел именно так. То, что раньше было плоскими поверхностями, искорежилось от огромной тепловой энергии, все еще выделяемой спутником в окружающее пространство. Солнечные батареи, отходящие от корпуса спутника и предназначенные для поглощения световой энергии, сгорели, казалось, полностью. При более внимательном рассмотрении стало очевидно, что весь корпус спутника перекосился от сокрушительного теплового удара.

Покрышкин кивнул, но мрачное выражение не исчезло с его лица.

– Мы рассчитывали пробить отверстие через его корпус. Вели бы это нам удалось, создалось бы впечатление, что спутник столкнулся с обломком космического мусора, находящегося на орбите. Мы стремились именно к такой концентрации тепловой энергии.

– Но ведь теперь вы можете уничтожить любой американский спутник – какой пожелаете!

– Объект «Яркая звезда» создан не для уничтожения спутников, полковник. Мы уже давно способны осуществить эту задачу.

И тут Бондаренко понял, что имел в виду генерал. Вообще-то «Яркая звезда» предназначалась именно для уничтожения спутников, однако прорыв в мощности энергетического импульса, оправдавший финансирование строительства объекта, превысил ожидания на четыре порядка, и Покрышкину захотелось одним махом перешагнуть через два этапа: продемонстрировать способность уничтожать спутники и одновременно показать, что возможно создание системы, на основе которой следует развернуть противоракетную оборону. Он оказался честолюбивым человеком, хотя и не в обычном смысле слова.

Бондаренко отбросил эту мысль и задумался о другом. В чем причина неудачи? По-видимому, действительно в термальном рассеивании. Лазерные лучи, прорываясь через воздух, передают в виде тепла какую-то часть своей энергии окружающей атмосфере. Это будоражит воздух, искажает оптическую ось луча, заставляет его передвигаться по цели и даже сходить с нее и одновременно делает луч шире его намеченного диаметра.

И несмотря на все это, лазерный луч оказался достаточно мощным, чтобы расплавить металл на расстоянии ста восьмидесяти километров! – напомнил себе полковник. Это нельзя назвать неудачей. Это гигантский прыжок вперед, в направлении совершенно новой технологии.

– Система не пострадала? – спросил генерал у руководителя проекта.

– Нет, в противном случае мы не получили бы последующего изображения. По-видимому, предпринятые нами меры, направленные на компенсацию за счет атмосферного искажения, достаточны для маломощного луча, передающего нам изображение цели, но не для высокоэнергетического лазерного импульса. Мы добились лишь половины успеха, товарищ генерал.

– Да. – Покрышкин потер глаза и заговорил более твердо. – Товарищи, сегодня мы показали, что добились громадного прогресса, но необходимо сделать еще очень многое.

– А это моя область, – произнес сосед Морозова. – Но мы заставим эту сволочь покориться!

– Вам не понадобится еще один специалист для работы в вашей группе?

– Здесь нужно разбираться и в оптической физике – физике регулируемых зеркал, – и в компьютерах. Вы действительно в этом разбираетесь?

– Это вы уж сами решайте. Когда начинаем?

– Завтра. Телеметристам понадобится не меньше двенадцати часов, чтобы обработать полученную информацию. А сейчас я следующим же автобусом отправляюсь к себе домой и пропущу пару стаканчиков. Семья вернется только через неделю. Не хотите присоединиться?

***

– Что это, по-вашему? – спросил Абдул.

Они едва успели подняться на вершину хребта, когда пронесся метеор. По крайней мере на первый взгляд это походило на яркий огненный след промчавшегося метеора. Однако в небе повисла тонкая золотая нить, двигающаяся вверх, – она поднималась очень быстро, но все-таки ее можно было различить.

Тонкая золотая нить, подумал Лучник. Казалось, светился сам воздух. Что может заставить воздух светиться? На мгновение он забыл, где находится и чем занят, и вспомнил о физике, которую учил в университете. Тепло. Лишь тепло может заставить воздух светиться. Когда метеор падает вниз, его трение о воздух… но эта линия не могла быть следом упавшего метеора. Даже если поднимающаяся вверх нить была оптическим обманом, просто иллюзией – с глазами такое случается, – – золотая нить висела в небе почти пять секунд, может быть, лаже дольше. Трудно измерить умом отрезок времени. Гм… Внезапно он сел и достал записную книжку. Ее вручил ему сотрудник ЦРУ и попросил вести запись происходящих событий. Действительно, полезная вещь; раньше это как-то не приходило ему в голову. Лучник записал день, время, место и приблизительное направление. Через несколько дней он вернется в Пакистан, и, может быть, это покажется интересным для сотрудника ЦРУ.

6. Один – если по земле

Когда он приехал, уже стемнело. Водитель Грегори свернул с Джордж Вашингтон-паркуэй ко входу в Пентагон со стороны Молла. Охранник поднял шлагбаум, пропуская ничем не выделяющийся «форд» – в этом году Пентагон покупал «форды», – который въехал на пандус, обогнул горстку припаркованных автомобилей и высадил майора у ступенек прямо позади стоящего здесь автобуса. Грегори был достаточно хорошо знаком с дальнейшей процедурой: он показал охраннику пропуск, прошел через металлодетектор, затем по коридору, увешанному флагами штатов, мимо кафе и, миновав наклонный спуск, оказался в пассаже со множеством магазинчиков, освещенном и украшенном под темницу двенадцатого века. Говоря по правде, во время учебы в школе Грегори увлекался играми в замки, темницы и населявших их драконов и еще при первом приезде в этот мрачный пятигранник убедился, что его строители черпали свое вдохновение из подобных игр.

Управление стратегической оборонной инициативы размещалось под торговым помещением Пентагона (вход в управление находился прямо под кондитерским магазином) и занимало пространство длиной в тысячу футов. Раньше здесь была стоянка для автобусов и такси, но затем появление террористов и популярных среди них автомобилей, снаряженных взрывчаткой, убедило Министерство обороны, что размещать автомобили под самым кольцом "Е" не очень разумно. Таким образом, эта часть огромного здания представляла собой самое новое и надежно защищенное помещение Пентагона, где размещалось самое новое и наименее защищенное его управление. Оказавшись у входа, Грегори достал свой второй пропуск, показал его четырем охранникам из службы безопасности, затем приложил к настенной панели. Электронное устройство сняло с пропуска электромагнитный код, проверило его правильность и пришло к заключению, что майор может войти. Он прошел через вестибюль к двойным.стеклянным дверям и улыбнулся секретарше генерала Паркса. Она кивнула в ответ, но ей не нравилось задерживаться так поздно и было не до улыбок.

В плохом настроении пребывал и генерал-лейтенант Билл Паркс. В его просторном кабинете находились письменный стол, низкий столик для кофе и дружеских бесед и длинный стол для совещаний. Стены украшали фотографии в рамках, на которых были запечатлены различные виды деятельности в космосе вместе с многочисленными реальными и воображаемыми космическими аппаратами и… видами вооружений. Вообще-то Парке был добродушным человеком. Бывший летчик-испытатель, он достиг таких высот, что на его месте ожидали видеть притворно улыбающегося карьериста, тогда как Парке вел монашенский образ жизни, а его застенчивая улыбка внушала полное доверие. На рубашке с короткими рукавами не было никаких планок его многочисленных наград, а виднелся только знак летчика. Генералу не требовалось производить впечатление – его заслуги и без того были известны. Парке был одним из самых умных людей на правительственной службе и уж точно входил в первую десятку, а может быть, был даже самым умным. Грегори обратил внимание, что в кабинете присутствуют и другие посетители.

32
{"b":"14486","o":1}