ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы встречаемся снова, майор, – повернулся Райан к Грегори. В руках он держал папку страниц в двести толщиной – половину из них Райан уже просмотрел.

Грегори вытянулся – для генерала Паркса – и доложил, что прибыл, как приказано.

– Как перелет?

– Превосходный. Сэр, автомат с прохладительными напитками на прежнем месте? У меня пересохло во рту.

Паркс усмехнулся.

– Бегите, майор, спешка не так и велика.

– Этот парень просто не может не нравиться, – произнес генерал, когда дверь за Грегори закрылась.

– Интересно, знает ли его мамочка, чем он занимается после школьных занятий? – засмеялся Райан и тут же снова стал серьезным. – Он еще ничего не видел из этого?

– Нет, у нас не было времени, да и полковник с «Кобры-Белл» появится здесь только часов через пять.

Джек кивнул. Именно поэтому единственными представителями ЦРУ в кабинете генерала Паркса были Арт Грэхем из группы слежения за спутниками и он сам. Все остальные хорошенько выспятся, пока они двое будут готовить материалы для полного брифинга, проводимого завтра утром. Парке тоже мог бы уехать и поручить работу своим ученым, но не таков он был – Чем больше Райан узнавал его, тем больше генерал нравился ему. Парке обладал главным качеством руководителя – он владел даром предвидения, и Райан был согласен с его предвидением. Это был кадровый военный, ненавидящий ядерное оружие. Вообще-то ничего необычного в этом не было – кадровые военные любят порядок, а ядерное оружие делает мир очень неаккуратным местом. Немало армейских офицеров, моряков и летчиков, поступились чувством собственного достоинства и построили свою карьеру, приняв оружие, которое, как они надеялись, никогда не будет использовано в бою. А вот Парке потратил последние десять лет жизни, стараясь уничтожить ядерную угрозу. Джеку нравились люди, готовые плыть против течения. Моральная храбрость была куда более редким товаром, чем физическая, и среди военных это соответствовало истине ничуть не в меньшей степени, чем среди других профессий.

Грегори вернулся в кабинет с банкой «кока-колы», которую он взял из автомата, стоящего в коридоре. Ему не нравился кофе, особенно когда предстояла серьезная работа.

– Итак, сэр, в чем дело?

– Мы получили видеопленку с «Кобры-Белл». Им предстояло следить за пробным запуском советской межконтинентальной баллистической ракеты. Советская птичка, СС-25, взорвалась вскоре после старта, однако руководитель операции, находившийся на борту «Кобры-Белл», решил остаться на позиции и поиграть со своими игрушками. И вот что он увидел.

Генерал Паркс нажал на кнопку дистанционного управления.

– Это «Космос-1810», – сказал Арт Грэхем, передавая фотографию. – Советский разведывательный спутник, который вышел из строя.

– На экране инфракрасное изображение, верно? – спросил Грегори и сделал глоток «кока-колы». – Господи!

То, что было только что крошечной белой точкой, разрослось во взорвавшуюся звезду, как в научно-фантастическом фильме. Но здесь не было никакой фантастики. Изображение изменилось, потому что его воспроизведение, находящееся под контролем компьютера, старалось успеть за энергетической вспышкой. В нижней части экрана появились цифры – зарегистрированная температура раскаленного спутника. Через несколько секунд изображение начало затухать, и компьютеру снова пришлось перестроиться, чтобы продолжать слежение за «Космосом».

На мгновение по экрану побежали помехи, затем сформировалось новое изображение.

– Это уже спустя девяносто минут. Одна из последующих орбит спутника проходила над Гавайскими островами, – пояснил Грэхем. – Там у нас находятся камеры для наблюдения за русскими спутниками. Посмотрите на переданный вам снимок.

– Это снимки «до» и «после», верно? – взгляд Грегори метнулся с одного изображения на другое. – Солнечные панели исчезли… Боже! Из какого материала сделан корпус спутника?

– Главным образом из алюминия, – ответил Грэхем. – Русские стремятся к более прочным конструкциям, чем мы. Внутренний каркас может быть изготовлен из стали, но скорее из титана или магния.

– Значит, спутник состоит из материала, наиболее благоприятного для передачи термальной энергии, – заметил Грегори. – Они уничтожили свою птичку. Нагрев оказался настолько высоким, что сгорели солнечные панели и, возможно, выведены из строя электрические системы внутри. На какой высоте пролетал спутник?

– Сто восемьдесят километров.

– Сары-Шаган или это новое место, о котором говорил мне мистер Райан?

– Душанбе, – кивнул Джек. – Новый объект.

– Но ведь дополнительные линии электропередач еще не протянуты.

– Верно, – согласился Грэхем. – Тогда они смогут увеличить мощность энергетического импульса по крайней мере вдвое по сравнению с тем, что мы сейчас наблюдали. Или на это рассчитывают. – Он говорил тоном человека, узнавшего, что его близкий родственник неизлечимо болен.

– Покажите еще раз первую запись, пожалуйста, – произнес Грегори. Несмотря на вежливый тон, это звучало почти как приказ. Джек заметил, что генерал Парке тут же исполнил просьбу молодого офицера.

Просмотр продолжался еще пятнадцать минут. Все это время Грегори стоял всего в трех футах от монитора и не отрываясь смотрел на экран. Последние три минуты видеозапись прокручивали кадр за кадром, и после каждого майор делал пометки. Наконец он удовлетворенно кивнул.

– Через полчаса я могу сообщить мощность выходного сигнала, но уже сейчас ясно, что у них возникло немало трудностей.

– Рассеивание, – сказал генерал Парке.

– Да, и проблемы с точностью наведения на цель, сэр. По крайней мере мне так кажется. Мне понадобится время для работы и хороший калькулятор. Боюсь, я оставил свой на работе, – смущенно признался он. Рядом с сигнальным устройством на его поясе виднелся пустой футляр. Грэхем передал майору свой калькулятор, очень дорогой «Хьюлетт-Паккард».

– Как относительно мощности? – спросил Райан.

– Мне понадобится некоторое время, чтобы рассчитать это с достаточной степенью уверенности, – произнес Грегори, словно разговаривая с умственно отсталым ребенком. – Пока могу предположить, что мощность их лазера превосходит нашу по меньшей мере в восемь раз. Где бы я мог расположиться, чтобы мне не мешали? – повернулся он к Парксу. – Можно занять буфетную? – Генерал кивнул, и молодой офицер вышел из кабинета.

– В восемь раз… – пробормотал Арт Грэхем. – Боже мой, они смогут сжечь все наши спутники Программы оборонного обеспечения. И уж можно не сомневаться, что им не составит труда вывести из строя спутники связи. Ну что ж, у нас есть способы защитить их…

Райан чувствовал, что не может понять суть разговора. Он специализировался по истории и экономике и еще не овладел языком.физических наук.

– Три года, – вздохнул генерал Парке, наливая кофе. – Опережают нас по крайней мере на три года…

– Но только по мощности выходного сигнала, – заметил Грэхем.

Джек смотрел то на одного, то на другого, понимая их обеспокоенность, хотя причина ее ускользала от него. Грегори вернулся через двадцать минут.

– По моим расчетам, пиковая мощность их выходного сигнала от двадцати пяти до тридцати миллионов ватт, – сообщил он. – Если предположить, что луч сконцентрирован излучением шести лазеров, значит, этого достаточно, правда? От русских требуется всего лишь разместить их поблизости друг от друга и направить на одну цель.

– Это плохие новости. Хорошо лишь то, что у них, несомненно, возникли серьезные трудности с проблемой термального рассеивания. Им удалось сконцентрировать пиковую мощность на цели в течение всего лишь нескольких первых тысячных долей секунды. Затем лазерный пучок начал рассеиваться. Средняя мощность их выходного сигнала составила от семи до девяти мегаватт. К тому же, вдобавок к рассеиванию у них, похоже, возникла проблема наведения на цель. Или основания зеркал недостаточно хорошо защищены от сотрясений, или они не могут ввести поправки на отклонение земной оси при вращении. А может быть, и то и другое. Какой бы ни была причина, они испытывают затруднения с наведением на цель с точностью, превышающей три дуговых секунды. Это означает, что для геоцентрического спутника точность будет составлять плюс или минус двести сорок метров – разумеется, такая цель стационарная и фактор перемещения может и помогать и мешать.

33
{"b":"14486","o":1}